Я Люблю // Покори меня

Эпилог первый

-Можно? – Георгия осторожно просунула голову в кабинет мужа в ожидании разрешения войти.

Абаев кивнул, даже не посмотрев в ее сторону. Да уж, дело – дрянь.

-Родной, я принесла ужин. –Гера поставила поднос с аппетитно пахнущими блюдами на журнальный столик и попыталась отобрать у Алима бутылку спиртного, которое он методично поглощал, едва успев вернуться с работы.

-Что сказал юрист? – Она присела на колени возле его кресла, чтобы оказаться с ним на одном уровне.

-Мы проиграли. Они заберут всё. – От его голоса по спине побежали мурашки. Он не выражал ни единой эмоции, но при этом прекрасно передавал настроение говорившего.

-Алим, мы обязательно справимся, слышишь? Вместе. Во что бы то ни стало. Главное, что мы есть друг у друга. – Абаева взяла непривычно холодные ладони мужа в свои, пытаясь согреть теплом дыхания.

-Гера, ты не понимаешь. Банк заберет наш дом.

На этом месте женщина поняла, что наступило пресловутое «и в горе», которое предстояло мужественно пережить. Желательно без значительных потерь.

С того момента, как Абаев сделал Геру честной женщиной, прошло чуть больше семи лет. Семь лет абсолютного счастья, стабильности и защищенности. Когда родился Замир, Георгия решила не выходить из декретного отпуска на предыдущее место работы, боясь надоесть мужу нахождением в непосредственной близости двадцать четыре на семь. Да и сыну хотелось уделять больше свободного времени. Но Гера не была бы собой, если бы согласилась безвылазно сидеть дома. Поэтому вскоре, когда Замирчику исполнилось два года, Абаева открыла свою первую школу изучения китайского языка, в это же время успешно получая второе высшее в сфере педагогического образования. Дело неожиданным образом обрело у целевой аудитории успех, и Гера, со свойственным ей размахом и энтузиазмом, расширила свое детище в целую сеть не только по городу, но и по всей области.

Еще через несколько лет ей и этого стало мало. Конечно, они с мужем были бы счастливы завести еще одного, а то и нескольких малышей, но почему-то судьба им в этом смысле не благоволила. Поэтому весь пыл, успевший скопиться со времен рождения сына, требовал выхода. И она его нашла. Однажды на пороге ее школы появился грязный мальчик-попрошайка, чья внешность заставляла задуматься о том, что в его роду были цыгане. Мальчик не был выходцем из детского дома или приюта, у него имелись не только родители, но и другие близкие родственники, отчего его судьба вызывала еще большую жалость. Гера, как и другие преподаватели школы, подкармливали четырехлетнего Янко, а также разрешали греться внутри здания в холод и дождь. Маленький цыган очень подружился с Замиром Алимовичем, благодаря тому, что Гера часто брала его с собой на работу. Сыграл на руку и факт того, что мальчики были практически погодками.

В один зимний вечер, когда Гера лично проводила занятие для средней группы, а ее мужчины по-царски восседали за последней партой, играя в солдатиков, Янко внезапно прервал девочку, которая в данный момент силилась правильно перевести заданное ей предложение. Мальчик, со свойственной детству непосредственностью, уведомил присутствующих о неправильности суждений девочки и быстрой, но четкой скороговоркой проговорил правильный ответ.

Сказать, что Гера была в шоке, - ничего не сказал. Мало того, что предложение было верно выстроено с точки зрения грамматики, так еще и интонационно ни в чем не уступало носителям языка.

 

Устроив Янко небольшой тест и подтвердив свои догадки, Гера загорелась идеей «апгрейдить» мальчика, чтобы не дать ему зарыть такой талант в землю. Она позволила ему бесплатно посещать занятия, если он пообещает ей отнестись к этому со всей серьезностью.

Случай с ребенком не выходил из ее головы довольно долгое время. Гера впервые задумалась о том, что таких, как Янко, миллионы. И только одному из сотни подобных уникумов предоставляются необходимые для роста и развития условия. Гера крутила эту идею то так, то эдак, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из сложившейся ситуации. Спустя неделю терзаний, отправилась к мужу. Тот в очередной раз доказал ей свою любовь, полностью поддержав в ее начинании. С бумажной волокитой они управились за полгода. Теперь же, совместно с другими попечителями фонда, они ездили по «городам и весям» в поисках тех самых бриллиантов, которым требовалась соответствующая огранка. За время существования фонда они подарили счастливую путевку в жизнь свыше тысячи одаренных детей и подростков.

В общем, Гере не на что было жаловаться. Счастливая семья, реализация в работе, путешествия… О том, что не всё так радужно, она стала догадываться около трех месяцев назад. Муж, и до этого отдававший бизнесу много времени, практически поселился в офисе. Это легко объяснялось грядущими расширениями. Абаев, как и она сама, не любил стоять на месте. Для того, чтобы чувствовать себя живыми, им обоим требовалось решать трудные задачи и искать новые непролазные тропы.

Желая увеличить производительность и открыть еще одну площадку для подращивания птицы, он обратился в банк, с которым давно сотрудничал, с просьбой открыть ему дополнительную кредитную линию. Деньги не успели поступить на счет, как ушли на оплату материалов и расчеты с подрядчиками.

На следующий день началась полнейшая несуразица. Израильская инвестиционная компания, которой принадлежало тридцать пять процентов от основного пакета акций, обратилась к руководству банка с требованием закрыть кредитную линию. Евреи бравировали тем, что ничего не знали о намерении «номинального» руководителя взять заем. Также они обратились ко всем учредителям с предложением сместить Абаева с должности генерального, а в дальнейшем и вовсе вывести из состава акционеров.



X E N I A

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться