Я мисс, и мне плевать

Размер шрифта: - +

Глава первая

Мой отец был младшим магистром в ордене Желтого света. Он мог позволить себе отдать меня в пансион мадам Жижинды, где девочек обучали по их склонностям и способностям. Десять лет, проведенные в пансионе, пролетели, словно миг. Перебирая то, что осталась от такого долгого срока, я могла бы отыскать многое. Но обретенная дружба и сгладившееся отношение к себе и своей самости - пожалуй, самые ценные мои приобретения. Кроме того, я обзавелась умением шить, вышивать и создавать уникальные наряды. Они, постепенно накапливаясь, заполнили мой шкаф почти битком. Все это помогало отвлечься от потери близкого человека, и рана, оставшаяся после смерти отца, понемногу затягивалась.

После выпуска я планировала устроиться в небольшую мастерскую по пошиву одежды, неподалеку от пансиона. Гарантией мне служило приглашение. Хозяйка мастерской прислала его, сразу после моего участия в конкурсе дорожных костюмов. Эта милая улыбчивая женщина обещала выделить мне комнату.

Были и мечты, которые я опасалась лишний раз бередить. Например, своя швейная мастерская, задающая столичную моду. Каждый раз прокручивая эту идею в голове, я чувствовала, как верю в ее исполнение все больше и больше. Складывалось ложное ощущение неизбежности счастливого будущего. Поэтому я предпочитала думать о том, что точно случится лишь Вирипурия - ночь снятия печати.

В нашем мире все рождаются с печатью, которая перекрывает связь с магическими потоками. После ее снятия резерв мага начинал постепенно наполняться, черпая энергию извне. Каждый «распечатанный» мог пойти обучаться в высшие учебные заведения столицы. Обязательным такое обучение являлось лишь для тех, кто имел повышенный магический резерв, следовательно и высокие способности к магии. Но такое всегда передавалось по наследству, и я могла не переживать. Мой отец за всю жизнь так и не смог подняться в ордене выше ступени младшего магистраиз-за недостатка способностей. А мать по его рассказам имела совсем уж бедный резерв, как и все народы за Большим морем, из-за которого он ее когда-то привез.

До выпускного оставалось три месяца, когда мадам Жижинда собрала будущих выпускниц в Малой гостиной. Столы, обычно пустые, скрылись под толщей папок. Директриса, как всегда выглядевшая безупречно, отбивала туфелькой такт, нетерпеливо дожидаясь, когда мы зайдем.

- Девочки, организатор нашего пансиона при содействии Великой княжны, - она, по своему обыкновению, говорила очень быстро, - выделили средства, дабы вы смогли купить готовые платья или выбрать ткань и оплатить услуги портного. При рачительном расходовании денег Вам хватит также на обувь и украшения. В красных папках, - она изящным жестом указала на них рукой, - представлены эскизы готовых платьев. Их можно примерить по нажатию.

На этих словах мадам Жижинда распахнула папку нужного цвета и ткнула пальчиком наугад, облачившись в элегантное платье болотного цвета, практически лишенное украшений.

- Еще одно нажатие снимет платье, - наряд мгновенно исчез, подтверждая ее слова. - В синих папках представлены отрезы различных тканей и рекомендации к ним. На выбор ткани у вас месяц, - она строго сверкнула очами, - если по истечении этого срока, я не получу от заявку в письменном виде, то буду считать, что вы остановились на одном из готовых вариантов. В остальных папках представлены аксессуары, которые примеряются так же, как платья. Вопросы есть?

Моя подруга Лисса спросила:

- На какую сумму мы можем рассчитывать?

- Четыре тысячи серебряных драконов.

Все присутствующие раскрыли рты от удивления и, после того как директриса, цокая каблучками по деревянному настилу, вышла, кинулись обниматься.

Вскоре количество занятий заметно сократилось, но свободного времени у меня не стало вовсе. Ведь возникла необходимость сшить наряды себе и подруге. Мелисандра попросила наряд, который, появись такая нужда, можно надеть и в обычный день. Для нее я выбрала мягкую серую ткань с вышитыми на ней большими и маленькими красными маками. Платье прямого кроя без рукавов с воротником стоечкой и объемным капюшоном опускалось немного ниже колен. Чтобы сделать платье праздничным я выбрала серебряный пояс с инкрустацией полудрагоценных камней всех оттенков от синего до красного. Стоило заменить пояс на более простой, и наряд сразу превращался в повседневный.

Я работала не покладая рук, радуясь тому, что получаю опыт, который пригодится мне за стенами пансиона. Каждое утро, позавтракав (или лишь умывшись), я сверялась с выкройками и проверяла проделанную работу. Каждый вечер - моделировала и сшивала детали платьев, пытаясь держать уставшие веки,.  Время пролетело незаметно, и я едва успела уделить время собственному наряду.

Для своего костюма я выбрала шелк разных оттенков желтого цвета. Ткань темнее пошла на расширяющиеся от колена брюки, а ткань светлее - на блузку с запахом и широкими рукавами. Талию перехватывал изумрудный, в цвет вышивки кушак. Последние стежки я делала уже утром праздничного дня, периодически откусывая от тоста с клубничным вареньем. Закончив работу, я облегченно выдохнула. Оставалось лишь привести себя в порядок, сделать прическу и макияж.

Когда наступил вечер, мы закончили наряжаться и стали крутиться перед зеркалом. Я в кои-то веки казалась себе красивой. Желтый цвет сочетался с глазами, оттенял мою смуглую кожу и служил некой данью верованиям отца. Достаточно было опустить руки вниз, чтобы ладони терялись в рукавах, скрывая от мира мою шестипалость. А рассыпанные по плечам завивающиеся темные волосы скрывали длинные ушные мочки. Лисса с завитыми и убранными вверх каштановыми волосами сияла рядом. В дополнение к поясу она отыскала серебряные сережки с фиолетовыми камнями.

- Выглядишь изумительно, - сказала я подруге.

- А ты просто с ног сшибаешь, красотка.

Мы, смеясь и шутя, спустились в просторный холл. Когда все собрались, мадам Жижинда повела нас из пансиона в сад, где укрытая дубовыми ветвями стояла маленькая часовня. Луна спряталась за тучами, и весь свет исходил только от разноцветных магических фонариков. Багряный, золотой и изумрудный, они раскрашивали белые каменные стены часовни в яркие цвета. А витраж окна розы приобрател собственное сияние.



Мария Секирина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться