Я мисс, и мне плевать

Размер шрифта: - +

Глава третья

Когда я открыла глаза, за окном солнце уже приблизилось к зениту. Я пошевелилась и поняла, что все мышцы ноют. «Видимо это тоже последствия снятия печати» - подумала я. Все-таки поменяв положение тела, я повернула голову и в поле моего зрения попала соседняя кровать и спящая на ней Лисса. События вчерашнего дня навалились одновременно, смешавшись в одну большую кучу. Я никак не могла вычленить оттуда информацию об участи моей лучшей подруги.

- Лисса, дорогая, проснись!

Я нависла над подругой, потрясая ее за плечо. Мелисандра лениво разлепила один глаз и уставилась им на меня.

- Чего тебе, Янэт? – раздраженно буркнула она.

Я лишь улыбнулась, настолько мне пришлось по душе это привычное ворчание.

- Сколько женихов тебя вчера выбрали?

Она погрозила мне пальцем.

- Один? Кто?

- Старичок, - она зарылась лицом в подушке, отчего ее стало хуже слышно. Его сопровождал мсье Лягушонок. Как его там? Алигер, кажется.

Остатки сна слетели с меня окончательно.

- И ты теперь станешь его женой?

- Нет, я выбрала «путь валькирии», а теперь отстань, – мне в голову прилетела подушка, и я, побежденная, поползла обратно. Вернувшись в царство одеяла, я погрузилась в сон.

Через несколько часов мы с подругой все же соскребли свои тела с кроватей и спустились к завтраку, который для всех остальных был обедом. За столом мы сидели одни, других выпускниц мы, сколько ни старались, высмотреть не смогли.

- Возможно, они все еще спят, - предположила я, отправляя в рот ложку овощного рагу.

- Или их очень быстро поженили и отправили жить к мужьям, - хмыкнула Лисса, разрывая пресную лепешку на десяток маленьких кусочков, чтобы потом смешать их с рагу.

- Но почему так быстро? И откуда взялась эта необходимость в обязательном замужестве? – в тот день в столовой подавали горячий облепиховый чай, которому я просто не могла не выказать почтение.

- Думаю, об этом не сказали даже нашей многоуважаемой мадам Жижинде. Нам и подавно никто ничего объяснять не будет, - она закончила терзать хлеб и стала помешивать его, чтобы тот пропитался соком тушеных овощей.

- Но ты ведь знаешь, все знают, как сложно пройти путь валькирии до конца. Можно ведь даже не пройти отбор. А в таком случае тебя просватают за этого мсье Лягушонка.

Подруга засмеялась.

- Посмотрим, как ты будешь веселиться, когда он тебе сделает ребенка, которого ты будешь вынуждена выдавать за настоящего наследника, чтобы тебя не изгнали с позором.

- Мама мне еще лет в пятнадцать рассказала о существовании лунного чая, принимая который можно избежать беременности, - Лисса посмотрела на меня с усмешкой. – Но ты, полагаю, сказала это не для того, чтобы я устранила пробелы в твоих знаниях.

- Я предлагаю бежать. Даже если у нас ничего не получится, мы хотя бы будем уверенны, что сделали все, что смогли.

Она в задумчивости покрутила серебряную ложку.

- Вряд ли нас за это повесят, поэтому я согласна.

Занятий больше не было, поэтому мы с чистой совестью закрылись у себя в комнате и устроили мозговой штурм. Едва начав, мы пришли к выводу, что легче всего будет сбежать сразу из пансиона. Но прежде, чем строить план, необходимо было проверить, все ли обстоит также же, как и прежде. Начать решили с осмотра выходов, которых в пансионе было всего два: парадный и хозяйственный. Для этой цели мы разделились, мне достался парадный  вход. 

Я выпорхнула на свежий воздух, словно из клетки.

- Куда Вы направляетесь, мисс? – послышался сзади неприветливый голос.

Я обернулась. У дверей стояли двое мужчин в форме княжеской гвардии. Они оба были в металлических масках, изображавших гротескные маски радости и печали, сквозь прорези которых трудно было различить даже глаза. Привыкнув различать людей по их лицам, я немного замешкалась. Но судя по тому, что «радостный» был, в отличие от «грустного», широким и полнотелым, я предположила, что он старше и голос принадлежал именно ему.

- Я хотела погулять по саду, - ответила я первое, что пришло на ум, обращаясь к радостной маске.

Голос предательски дрогнул, создавая ощущение, будто я вот-вот расплачусь.

- Сожалею, мисс. Велено не выпускать никого без письменного разрешения мадам Жижинды.

Я бросила взгляд на ворота. Там тоже стояли двое стражей, один из которых был «испуганным», а другой – «удивленным». Пришлось понуро войти внутрь, бормоча извинения. Разглядывая пол под своими ногами, я насчитала пять ступенек, ведшие в холл. Обратный путь я проделала без свидетелей, отчего казалось, будто я добралась обратно в комнату в мгновение ока. Подруга уже ждала меня, и по тому, как нахмурились ее брови и обиженно надулись губы, было видно, что на хозяйственном выходе дела обстоят также, как и на парадном.

- Два княжеских гвардейца? – угрюмый кивок. – У меня еще двое на воротах.

- Как думаешь, можно ли подделать разрешение? – спросила подруга без особой надежды.

- Допустим, что разрешение не защищено магическим отпечатком. При этом на нем наверняка стоит обычная печать, - я стала загибать пальцы. -  Предположим, что мы раздобудем ее, подделаем почерк директрисы и пойдем на выход. Придется распрощаться с большей частью вещей и собрать весь скарб в маленькую сумку и разделиться по времени, а лучше по ходам. Но это не страшно, проблема в другом. Как ты считаешь, гвардейцы, которые наверняка знают нас в лицо, отпустят нас в город без сопровождения? – все шесть пальцев по итогу оказались собранными в шиш.

Мелисандра разочарованно вздохнула и присела у окна, вперив печальный взгляд кроваво-красных глаз в доступный из наших окон кусочек сада.

- У меня есть еще одна идея, - подруга заинтересованно обернулась.



Мария Секирина

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться