Я найду тебя во все времена

Тернистый путь

«Ты, змееголовая, Эриния кинула смуту в душу мне, — кричал Титан Экронос с глубин Тартара. – Я думал, что ты влюблена в меня! Но ты осталась той же самой богиней раздора, и сущность твою не изменить».

В глубине Геи, где жив на веке Кронос и ее отец Хаос, жили богини - Эринии. Назойливыми мухами, крылатые витали вокруг Титанов и Бриарий и раз за разом наносили смуту средь гигантов, чтоб бились они в остервенении – Гефесту в горн нагнетая жар. Крылатым богиням нравилось делать жизнь пленников невыносимым.

Эриния - Микродива, заметила, что один из Титанов умиротворенно смотрит вверх.

- Что ты там разглядел? – кровожадно улыбнулась Микродива, желая навеять скорби, но чувства переполняли великана.

Шарахнулся Титан с гигантского валуна, да прижался голой спиной к скале.

- Не бойся меня, старую Эринию. Я столько Титанов свела с ума, что это забава стала для меня скучна. Поговори со мной! Я жажду познать твой мир. Кем был? За что сослали - я знаю!


- Я много тысяч лет назад, видел, как Гелиос заглянул к нам в Тартар. С тех пор, он не приходил, а только дочери Селены тьму облюбовали. А я, помню, как Зевс призвал меня встать с ним воедино. Я помню, как мы воевали против братьев и отца. Я стоял у плеча Гелиоса, и мы с ним вместе бились. Я был его соратником. Я был другом светозарного. Он говорил мне, что отступников обратно в Тартар сбросят, а я останусь с ним на века. И буду блюсти за его повозкой, в тот момент, когда Селена будет в небе править – до утра. – Титан стер слезу, — а Зевс, громовержец, не разобрался и скинул братьев и меня сюда… Я видел, много тысяч лет назад, как Гелиос сюда заглядывал. Наверно он искал меня! С тех пор, я тут сижу и наблюдаю, чтоб крикнуть, — Экронос здесь.

Микродива была ошеломлена рассказом и возмущена предательством Гелиоса. Она уселась с Титаном рядом и поведала: где она была и с кем видалась, кого мучила и изводила с ума. Они смеялись, хоть это было дико для этих мест. Они плакали и пели. Конечно, в Тартаре царили ужас и отчаянья, но Экроносу и Микродиве было не до них.
В один момент, они встретились глазами. И Эрос, блуждая в кромешной тьме, увидел блеск в глазах и томное молчание, в миг он сердца их покорил стрелой. Титан с Богиней слились в объятиях, причуда была в этом мире их союз. Они хотели быть друг с другом до рассвета, но Гелиос сюда больше не прейдет. – Тогда останемся мы с тобой до скончания века? – взмолилась у ног Титана Эрида.

- Да будет так, коль он предал меня - оставил тут скорбеть и ожидать. Я, Титан, Экронус, не буду ж я его молить, чтоб он забрал меня... Хочу с тобой я остаться.

- Да будет так! Нам суждено быть вместе. – Микродива прислушалась в ужасный хрип, — ты слышишь? Сестра взывает меня к себе! Милый, я буду скоро – не уходи и смотри ты высь и так найду я тебя в этом Темном мире.

Эриды собрались в зале, где тысячи столбов возвысились ввысь на год полета к началу Тартара. Они слушали Аида, призывавший судить сатира Ятсо за обман земной Эриды и придумать для него эксклюзивное наказанье, за обман и побег от влюбленных див.

Бедный сатир смотрел на крылатых фурий и понять не мог, за что же все с ним так происходит – не помнил козлоногий, кого обидел. И билась в нем искорка надежды, что обойдется все. Микродива заметила искринку и вспомнила, как о блеске мечтает ее Экронос. Она решила обрадовать Титана на миг, в мире скорби и уныния.

Выкрав из сердца искорку надежды, она помчалась над скалами к Экроносу. Летела со скоростью урагана - от порыва ветра иска разожглась в огонь. И словно горящая комета, она неслась, озаряя светом прокажённых. Бриарии, Титаны, Боги – взмолились, увидев диво светлое на небесах. Когда уж Микродива к Экроносу спускалась в низ, она услышала крики возлюбленного.

- О, Гелиос, ты все-таки пришел. Заберешь меня – как ты и обещал. Я ждал тебя. Я так ждал твоего блеска. Прости, что Эрида соблазнила глупца – это было помутнение, на миг, ведь я всегда любил тебя.

От слов Титана, Эрида была, нет, не возмущена – она пылала яростью, как горн Гефеста. И изрыгнула гнева из себя, как сын Геры.

- Ты, — не могла подобрать она слов – эмоции бушевали в жерле, — предатель! Предатель! Сковать тебя в реке Коцид. Предатель! А я в тебя влюбилась. Я думала, что сущность я свою все-таки смогла победить. Я думала, что ты тоже изменился, а ты предатель, кем был всегда. Вы предали своего отца, а потом и брата. Так сгинуть вам во Тьме. Промерзнуть в реках и скорбеть. Молите вы Богов, чтоб они дали вам амнистию. А до тех пор, лично, буду изводить. И мстить буду за все ваши деянья. Да будет так и во все века!

           

 

         После перерождения, у меня было много времени, чтобы рассказать о том мире, где я прибывал. И где-то в конце девятнадцатого века из пера вышел эпос о «Экроносе и потерянной надежды».  Конечно, в этих строках вы могли бы увидеть гротеск на меня и Елену, которую я нашел в те века. Но я бы хотел рассказать вам линейную историю, так что не буду отступать от истории и с вашего позволения продолжу рассказ.

Я свыкся с тьмой. Оглядываясь по сторонам с вершины, увидел мир скорби иначе: вдалеке шла бесконечная вереница из душ, в реку, раз за разом, кто-то намеривался зайти и в тот же момент превращался в ледяную глыбу, которую уносит по течению в расщелины Тартара. На отвесных скалах, словно ласточки, сидели Эринии, наблюдая за порядком. Ну а  кто-то трапезничал душой, а остатки скидывал в расщелины, где их обгладывали титаны. Я бы еще долго стоял и наблюдал, только пролетающие над мной Эринии все намеривались, в пике, схватить и утащить мою плоть.

Окольными путями я пробивался к колонам. Сердце чаще билось, когда из расщелины вылизали гигантские дочери Арахны и в тот же миг исчезали, в следующей расщелины. Изредка по ногам проползали  отростки Горгоны. Проползая, наблюдал и остерегался Гарпий, сидевшие на величественном дереве, словно вороны у поля столкновения армий.



Константин GaaP Козин

Отредактировано: 08.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться