Я найду тебя во все времена

Когда боги отдыхали

В Великий Лес пришла Весна – Персефона вышла от мужа и наконец-то встретила свою мать. В честь этого Дионис закатил великий шабаш и созвал к истоку своих муз и иных жителей царства. Сатиры забили в инструменты, а нимфы заплясали в унисон со всем белым светом.

Терапсихора испив из источника заплясала, что в ногах была сила. А ее сестра – Талия, заливистым смехом одарила улыбкой всех на белом свете. Эросы услышали гармоничную музыку и на маленьких крылышках прилетели на празднование. Даже злобные Грайи – сестры с одним глазом на троих, пришли повеселиться и внести каплю безумия в торжество. А Аглая – одна из трех Харит, решилась посетить все это изобилия и внести каплю красоты в вакханалию.

Пляски и песни звучали пару дней. Нектара испито океан. Все неутомимо веселились и балагурили.

Одна из старых сестер Грайи решила посмотреть, как идут дела и кто ее там окружает. Говорит Энто:

- Сестрица моя, Дейно, дай мне глаз. Дай полюбоваться Эросами. Страсть зажглась в моей душе и мне охота, хоть одним глазком, посмотреть на С. Я слышу его голос, но страсть охота его увидеть.

- Да зачем тебе это надо, сестра моя, — говорит Дейно, — не ложи ты на него глаз. Посиди. Лучше с Э или О пообщайся… Слушай какой Э большой и мудрый. А О может рассказать много историй, он же ровесник твой.

- Да что ты говоришь?! Разница у нас с тобой мала, а сама ты не молода... – ехидно говорит она, — я меньше тебя ростом, а значит молодо выгляжу.

- Сестренки мои, — говорит Пемфредо, поднимая голову со стола, — а может, хватит вам на Эросов глядеть, и всё-таки мне дадите глаз. Я обещаю, что на С смотреть не буду.

- Нет!

- Нет?!

И вцепились Грайи друг в друга, и затаскали за жидкие волосы. И обронили они глаз единственный, упали на колени и лепечут.

- Ой матушки, кто видит его?
- Помогите и не пляшите.
- Поднимите и мне его вручите, — говорит Энио.

Так и остались Грайи без своего глаза, ибо Эрос С, игриво, забрал его себе, чтоб любоваться голыми девицами, благодаря ему. Испили сестры ведрами нектара, да лбом придерживать столы стали. Да только Дейно раз за разом все била по голове Энио, за то, что хотела положить свой глаз на С.

Шли дни и танцам не было придела. Дионис пел и пил, ел и танцевал. Решил он блеснуть своей харизмой и показать, что бог он, а не какой-то там сатир.

Говорит Дионис:
- Пошлите: музы, нимфы, хариты и прочим девицы в мои объятия. Я буду вас на руках таскать. Ибо я большой…
- Ты больше всех только пьешь нектара, — говорит Талия, громко рассмеявшись. – Какой ты бог?..
- Я Олимпийский бог, — забил в большую грудь Дионис. Схватил он всех девиц в свои большие руки и гарцевал, как строптивый конь. Конечно, долго он жалел о своем поступке, ведь он сорвал себе спину.

Аглая то блистая, то меркнув, решила, что время подошло и ей пора прощаться – покинув этот мир и с Морфеем повстречаться. Но Дионис ее не отпускал, он нежно на ушко все шептал:
- Да посиди ещё маленько. Побудь еще. Испей нектар.

Аглая так не смогла отказать Дионису. И каждый раз, как меркнула она, бог подливал ей игристого нектара.

Эрос О уснул в пещере, закинув колчан стрел за спину.

Эрос Э подсел к Пемфредо, и пока она была слепа, он в уши лил ей сказки.

Эрос С озорно летал и говорил, какой он сладострастный и сколько стрелами своими он подарил любви.

Талия и Терапсихора засобирались.

- Ну оставайтесь девицы со мной. А как же пляски и веселья? – говорит Дионис.
- Не можем мы оставить этот мир без нашего присутствия. Слышишь, смех не льется из тех домов, а я их муза.
- Все! Нам пора, там девица, красавица сидит, ей надо танцевать, а без меня она ни как.
- Ну оставайтесь, прошу я вас!

Но музы были непоколебимы. Они ушли, оставив торжество без смеха и без танцев.

Накрыло тьмой все торжество и остатки тех, кто оставался, подались унынью и пьяному отчаянью. И сколько по времени это было, никто не знал. Но к ним спустилась сама Гармония – мать порядка. И гаркнула она:

- Пришла Весна, а вы не на местах своих? Весь мир хмурой без вас, а вы тут сидите? Выходите, вы на белый свет и дарите людям счастья. А то, я вас накажу. Я в Тартар вас низвергну.

Настал тот день, когда боги от нектара отошли. И стыдно стало Дионису, что белый свет оставили без пьянства и веселья. Эросы не подарили молодым любви. Харита блеск и чистоту. А Грайи так и не переставая били друг друга, за то, что глаз свой потеряли.



Константин GaaP Козин

Отредактировано: 08.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться