Я нарисую для тебя любовь

Размер шрифта: - +

Глава 6. Обнажение

Иррационально. Неконтролируемый страх, совершенно пустая голова и дрожащие руки. Марина уснула, только когда на дне бутылки не осталось ни капли красного вина.  Снов не было – только пьяная темнота, а утро, как водится, пришло вместе с похмельем и гудящей головой.  Безжалостней чем похмелье к себе была сама Марина. Какой черт ее дернул так нервничать из-за пустых угроз? Нужно нанять какого-нибудь профессионала, он в миг найдет виновного – в современном мире мобильников, камер видеонаблюдения и социальных сетей это несложно.  Деньги есть.

Собравшись с мыслями, женщина потихоньку начала собирать и себя: приняла душ, переоделась в свежую одежду, чуть подсушила волосы феном и, наконец, сварила кофе. Крепкий напиток быстро привел в чувство, и только  стул, доблестно подпирающий дверь в прихожую, напоминал о вчерашних письмах.  Нужно было выйти, вновь столкнуться с ними, посмотреть, что внутри остальных. Возможно, тот, кто их прислал, выдаст себя. Она отодвинула стул и медленно потянулась к ручке.  Холодная латунь под горящими подушечками пальцев.  Телефонный звонок разорвал тишину. Марина вздрогнула и подбежала к лежащему на тумбочке мобильнику.  На дисплее «Максим Кравцов».

- Добрый день! Спешу стать частью твоего расписания, - довольный голос парня заставил Марину испытать угрызения совести. Она с этими письмами совсем забыла о своем обещании. – Надеюсь на сегодня. 

- Сегодня? – женщина определилась быстро. Дома не хотелось оставаться ни секунды -  преследователь совершенно точно знает её адрес. Свой запланированный поход на фитнес Марина благополучно проспала, а других важных планов до вечера у неё не было. На поздний вечер запланирован Дима, но к этому времени она точно освободится. – Хорошо, во сколько?

- Как можно скорее, - быстро произнес художник таким неестественно низким голосом, словно ему перекрыли кислород, и только она могла его спасти. Сердце подпрыгнуло, сделало феерическое сальто и вернулось на место. – Я пришлю адрес смс-кой.

***

Пару часов спустя, после экстренного похода в spa-салон, Марина припарковалась рядом с одиноким небоскребом, неестественно резко крутанув руль. Этот дом уже несколько лет возвышался над самым обычным районом города, состоящим из простых пятиэтажных хрущевок. Кто додумался воткнуть здесь этот рукотворный памятник, Марина не помнила, а вот хай, который подняли жители окрестных домов, весь город запомнит надолго. В итоге рядом ничего больше не построили, а этот монумент современности, так и остался стоять один среди низеньких кирпичных построек.

Мастерская художника, как и положено, находилась на чердаке. Только в этом доме чердак представлял из себя двухэтажный пентхаус со всеми, без преувеличения, удобствами.  Точно такой же, только в более престижном районе, купил себе Дима.  Марина тогда не впечатлилась ни комфортом, ни шиком, ни видом на ночной город. Простая коробка, только стоит в разы дороже обычной квартиры и огромные окна будут постоянно пачкаться, вызывать клининговую службу замучаешься,  да еще и разоришься.  Так, размышляя о мужской непрактичности, Марина поднялась на самый верх и, выйдя из лифта,  оказалась в небольшом светлом холле.

 Рядом с дизайнерской дверью, обшитой деревом с изящной резьбой, висел самый настоящий корабельный колокол. Звонка не было. Марина несколько секунд удивленно смотрела на эту деталь интерьера, а потом, недолго думая, позвонила. Акустика в холле была, что надо, поэтому её «Полундру» совершенно точно слышал не только хозяин квартиры, но и соседи на пару этажей вниз.

- Вообще-то, колокол -  шутка. Все говорят, что утром меня из пушки не разбудишь, я предложил им бить в колокола и подвесил. Ты первая, кто решился позвонить в него, а не двадцать раз на смартфон. Я впечатлен, - смеющийся парень впустил Марину, которая чувствовала себя полной идиоткой, внутрь.

Весь первый этаж представлял из себя одну огромную комнату. Даже не так, гигантскую комнату. В одном углу скромная маленькая кухня, в другом - нечто огромное и круглое с кучей подушек, отдаленно напоминающее кровать. В центре – не менее круглый, чем кровать, стол. Диван опоясывал его, оставляя лишь несколько узких проходов в сердце этого дома. Все свободное пространство у окон заставлено инвентарем.  Мольберты, кисти, краски. Вдоль дальней стены тянулся стеллаж, сколоченный из необработанного светлого дерева как будто наспех. Вот где было буйство красок в прямом смысле слова: и масляные, и акварели, и мелки для рисования, и баллончики. Выбирай любой формат. Здесь же сложены холсты. Ну и, разумеется, повсюду бардак. Так предсказуемо, что Марина с трудом сдержала улыбку.

-  Ну, что мне нужно делать? – спросила она, разглядывая комнату. Интересно, какую же локацию он выберет для своей новой картины с ней в главной роли.

- У меня есть одна просьба, - он немного стушевался и стал еще более странным, чем обычно, глядя куда-то за плечо Марины.  – Если откажешься, значит, откажешься. Я в любом случае буду тебя рисовать, но если ты не против…

- Хочешь, чтобы я разделась? – прервала эти спутанные объяснения женщина. Она не любила, когда ходят вокруг да около, особенно, когда сама уже все поняла.

- Откуда ты…?

Его удивленный взгляд внезапно поймал её, опутал, захватил и не дал возможности отказаться. Да и как? Если тебя умоляют яркие голубые глаза, поблескивающие от удивления и желания. Как у ребенка, который держит в руках коробку с запакованным подарком и с любопытством разглядывает, предвкушая сладкий миг, когда сможет разорвать обертку и, наконец, узнать, что там спрятано. Возможно, это его мечта – то, чего он хотел больше всего на свете. Вот она, совсем рядом, их отделяет лишь тонкий слой яркой, шуршащей бумаги, но гложет сомнение. А вдруг, не то или оно разбилось? Испортилось? На секунду мелькнувший в его глазах страх так и не открыть коробку решает всё.



Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)

Отредактировано: 21.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться