Я научу тебя жить

Размер шрифта: - +

Кристина.

12 июля 2016 года. Утро.

 

Солнце ярко светило в окно, нежный ветерок ласково трепал занавеску и мир казался радостным и безмятежным. Свобода! Свобода! Свобода! - кричала каждая клеточка моего измотанного тела. Больше никаких лекций, зачётов, экзаменов и прочей учебной рутины. Не поймите меня неправильно, учиться я очень даже люблю, но ведь и самым знатным ботаникам иногда требуется отдых. Особенных планов на лето не было, а это означало, что делать я могла все, что душа позволит. Ну не считая редких дней, когда отец решает ввести меня в круг «элиты общества». К моему счастью, и его горю, я оказалась не приспособлена к светской жизни. Бывает в жизни и такое. Высокий социальный статус не является гарантией прохода на все светские мероприятия. Проблема в том что, такая компания всегда делится на два лагеря: снобы или тусовщики без тормозов. Общаться с первыми мешал здравый смысл, ведь чувство собственного превосходства меня вообще не посещает, а вторых я просто не понимаю. Никогда не получала удовольствие от тусовок и запретных наслаждений. Возможно, я просто зануда.

Внешностью меня природа не обделила, спорить было бы глупо. Длинные каштановые волосы, большие карие глаза, пухлые губы и уже давно не подростковая, угловатая фигура. Да и мозгами не обделена, не зря же сама поступила в престижный вуз города. Всё портит лишь моё упорное неприятие этих вычурных надменных индюков, чья жизнь только и состоит из гонок капиталов. Что интересно, так это то, что «гонка капиталов» не обязательно касается денег. Тут у всех разный капитал, даже типичный экспорт в виде обычно глупых девушек найдет, чем похвастаться. Это мир моего отца, не мой, хотя очевидно, что на меня рукой махнуть он еще не готов.

Смирившись с необходимостью вставать сегодня с кровати, сладко потянувшись, побежала в душ. Это и было еще одно доказательство, что я явная зануда. Даже во время каникул, я не могла себе позволить жить не по распорядку дня. Так меня приучили с детства. Когда мама сбежала из дома с очередным кавалером, у отца не было времени заниматься мной, а найти няню было практически невозможно. Мне на тот момент было девять лет. Желающих было много, но конечно не каждый выдерживал жесткого прессинга со стороны любимого папочки. Именно поэтому лет до четырнадцати меня воспитывали люди с разными ценностями и с разными моральными устоями. Кто-то пытался лепить из меня вундеркинда, кто-то давал много свободы. От всех этих людей я почерпнула что-то хорошее и что-то плохое, за что была безмерно благодарна, но в определенный момент просто начинаешь понимать, что просто переросла этот этап. Именно поэтому в своем нежном подростковом возрасте я заключила с отцом соглашение. Живу тих, мирно, не нервируя его, но при этом сама решаю, что-то мне делать и когда. Учитывая его занятость и его вечного недовольства по поводу нахождения в доме чужих людей, он быстро согласился. С того момента каждый жил так как хотел и никто никому не мешал.

водные процедуры, я решила не тянуть с завтраком и направилась к лестнице, желая поскорее оказаться на кухне. Какого было мое разочарование, когда вместо ароматных блинчиков на вынос из местного кафе, я увидела светловолосую женщину лет сорока, бодро оттирающую столешницу. Признаться, такое в нашем доме бывает не каждый день. Я конечно стараюсь поддерживать порядок, но иногда я просто не понимаю как это возможно в таком большом доме. И это притом, что у нас есть домработница. Хотя какая она работница?! Анна была необходима отцу только для обслуживания его плотских утех. Чем она и пользовалась. Отцу всегда было удобно держать дома кого-нибудь под рукой. В младшем возрасте я этого не понимала, но с годами смирилась. Мама давно ушла, а отец не обязан блюсти целибат. Главное, что меня миновал поток мачех и на этом спасибо. Представьте, кого было моё удивление, когда вместо ненавистной мне Анны я обнаружила резвую женщину, которая, кажется, уже даже оттерла ярко коричневое пятно с барной стойки, происхождение которого я так и не выяснила. Немного замешкавшись, решила всё же выйти на контакт. Очевидно, что она здесь не просто так, а не просто заблудилась. Сымитировав кашель, я постаралась привлечь ее внимание, но это не возымело на нее никакого эффект.

- Извините, конечно, что отвлекаю, от столь занимательного дела, но вы простите кто?- милая улыбка с ноткой сарказма на моем лице никак не отменяла непонимания того, что происходит в отчем доме.

- О! Ты должно быть Кристина. Какая ты красавица!- женщина улыбалась во все тридцать два зуба и смотрела на меня так, как будто я ей дочь любимая. Да на меня так даже отец родной не смотрит.

- Я ваша новая домработница. Меня прислала сюда фирма по найму. С твоим отцом я еще не познакомилась, но рада, что встретила тебя. Я Антонина Аркадьевна. Ой! Ничего что на «ты»?

Она так быстро все это выпалила, что я, не успев отойти от одного шока, впала в другой. После неловких секунд ожидания я все же очнулась и вежливо ответила:

- Ничего страшного. Извините, просто отец не говорил мне, что планирует сменить персонал. Но я очень рада. Ваша предшественница не была так скажем, работником года, так что, я обоими руками За. Посмотрим, сколько продержится эта. У моего отца есть один небольшой грех, он либо тащит домработниц в койку, либо гонит прочь. Эта вроде не в его вкусе. Стареет что ли…

- О, я так рада! – напала она на меня с крепкими объятьями. Мы обязательно подружимся! Что тебе приготовить на завтрак? Ты такая худенькая… Надеюсь ты не на диете?- протараторила Антонина Аркадьевна это так быстро и с неприкрытой заботой, что мое сердце кольнуло. Даже не помню, когда кто-то заботился о такой мелочи, по отношению ко мне. Отца это мало волновало, а остальных тем более.



Ксения Пушкарева

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться