Я научу тебя жить

Размер шрифта: - +

Кристина

Мы живем в 21 веке. Во времена, когда существует множество технологий, чтобы доставить письмо к адресату, такая ситуация кажется абсурдной. Это так, но только если знаешь адрес. Я не знала. Когда Слава уехал, он оборвал связь не только со мной, но и со всей своей семьей. Нет, деньги на семейные счета исправно поступали, даже удавалось отследить некоторые сделки, но в этом тоже особого смысла не было. Когда находили место, он уже был наверняка на другом конце света. А я была здесь одна… Хотя правильнее сказать, что нас было двое. Когда мы расстались, я была беременна, причем уже как 4 месяца. Я была, конечно, в шоке, когда узнала, но доктор сказал, что такое бывает. И что мне было делать? Славы нет, работы нет, отец порвал со мной все связи. Уровень отчаянья почти достиг пика. Отец, конечно, позже все узнал, когда моя беременность, стала очевидна. Но только то, что он мне сказал, ударило еще более. «Значит еще не все потерянно. Пойдем к Дорониным, внука они никогда не кинут. Сделку еще можно завершить!». Я смотрела в его безумные глаза, и не понимала, что с ним стало. Он не слышал меня. Разревевшись, я убежала. Но идею уловила. Я решила встретиться с Владом. У нас всегда были дружеские отношения, возможно он сможет как-то связаться с Славой. Дело было сделано. Влад очень обрадовался, и в итоге они с Юлькой были мне как родные. Стало легче. Но время шло, подошел срок для родов, а Славы все не было. Я много ревела, вероятно, гормоны давали сбой, но ведь этим делу не поможешь. Нужно научиться жить по-новому.

Эту мысль я осознала в полной мере, когда взяла моего маленького ангела на руки. До его рождения, у меня был панический страх, я боялась что не справлюсь, ведь я никогда раньше не контактировала с такими маленькими детьми, никогда не жила одна, а единственная девушка рядом- это Юля, у которые тоже еще не было детей. Но все страхи развелись, стоило мне посмотреть ему в глаза. Видно счастье настолько ударило в мозг, что перекрыло чувство самосохранения. Я была полностью уверенна, что справлюсь со всем самостоятельно.

Какая же это была ошибка! Уже через месяц, меня охватило отчаяние, и я вообще не понимала, что вокруг происходит. Как-то раз, у Матвея , а именно так я навала нашего сына, поднялась высокая температура и от его криков, я начала буквально сходить сума, я додумалась позвонить Антонине Аркадьевне. Я, конечно, сначала позвонила в скорую, но мне сказали, что смогут доехать только через минут 20-30. Чувство паники настолько меня накрыло волной, что я позвонила Антонине. Что было глупо, ведь она тоже добиралась до нас почти столько же времени, что и скорая. Когда она меня нашла, всю в слезах, с орущем ребенком на руках, то тупо впала в ступор. Вероятно, отец так ничего ей не рассказал. Быстро взяв себя в руки, она разобралась и со мной и с ребенком. Оказалось это колики. Благополучно отправив скорую помощь назад, она завела со мной уже не детский разговор:

-Что будешь делать дальше?- хмурый взгляд, намекнул, что поблажек мне не будет.

- Жить!- смотря ей в глаза, я хотела, чтобы она поняла, что Матвей для меня не игрушка, и я действительно хочу быть хорошей мамой.

- Одна ты не справишься! Ты рассказала отцу?

- Еще до родов. Ему плевать, он просто хочет использовать Матвея. – Я проговорила это таким железным голосом, что даже где-то там внутри, у меня сердце сжалось. Эта рана наверно никогда не затянется.

- Понятно. Деньги есть?

Было приятно, что она лишний раз не лезла в душу. Наверно все было понятно и так.

- На месяца 3-4 еще хватит. Я смогла накопить, работала ведь до родов. Плюс можно будет продать, что-то из драгоценностей, которые были на мне когда я уходила.

- Ясно все с тобой. Нужно искать няньку. – Резко схватив мой телефон, она стала вбивать очевидно свой новый номер.

-Вот! Звони в любое время. Постараюсь помочь всегда. Ты не обязана тянуть все на себе одна.

Ее взгляд был такой пронзительный, скорее материнский, что я не выдержала и заревела снова, а она ласково обняв за плечи успокаивала как маленького ребенка.

-Ну, ну… Не переживай. Не ты первая, кто оказался в такой ситуации и не ты последняя. Справимся. С отцом твоим я еще поговорю. Сейчас он улетел в Германию, но через месяц что- нибудь решим.

-Спасибо!

Но ни через месяц, ни через два, отец не внял разговорам Антонины Аркадьевны. С криками, что я его предала и возможно нагуляла ребенка от кого то третьего, он отказался вообще говорить на эту тему. Тонечка, как она разрешила мне ее называть, громко хлопнув дверью, ушла от него на прощание, крикнув, что он «старый ублюдок, который так и сдохнет в одиночестве».

Я долго пытались ее уговорить вернуться, но она была не приклона. А мне было стыдно, за то, что она перестроила свою жизнь ради меня. Но еще больше это льстило.

Так началась моя новая жизнь.

Когда Матвею исполнилось 4 месяца, родители Славы как-то узнали о его существовании и стали караулить меня у дома. Подозреваю, что это дело рук Влада и Юли, но времени и желания, устраивать разнос не было.

- Ты была обязана нам рассказать! – если бы можно было бы взглядом наносить тяжелые увечья, то мать Славы, точно бы оторвалась.

- Я понимаю, что ситуация, в которой мы все оказались, выходит за рамки нормы, но я тоже считаю, что мы должны знать, что у нас будет внук.



Ксения Пушкарева

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться