Я назову твоим именем сына

ГЛАВА 14

Максим дёрнулся следом за Риткой, но почему-то замешкался, задержался. Она помчалась, скрылась из виду.

— Вот, чёрт! — он поднялся, не зная, что делать. Догнать её, объясниться?

— Догони! Что же ты медлишь! — скривила кроваво-красные губы Милка, — может, простит! Или она тебя уже не интересует?

Он не услышал ехидных слов:

— Чёрт! Чёрт! Чёрт! Как тупо всё получилось! — он поднялся и пошёл, даже не взглянув на Милку.

— Макс! — взвизгнула она так пронзительно, что он вздрогнул, остановился на мгновение и двинулся дальше.

— Вот дурак! — Милка вскочила, небрежно скомкала покрывало и раздражённо запихнула в пакет, валяющийся здесь же, неподалеку от места, где они, несколько секунд назад, сидели.

— Макс! Подожди! — она догнала его, сунула в руки пакет с покрывалом.

Он не понял, что ей надо.

— Покрывало возьми, любовничек! — ехидно произнесла она.

Он взял пакет:

— Зачем ты меня спровоцировала? Ты же знаешь, что я люблю Марго!

— Ах, вот как! Оказывается, это я виновата в том, что у вас ничего не получается! Если бы ты любил её по-настоящему, не пошёл бы со мной в лес сексом заниматься! Не любишь ты её! И так понятно!

— Что тебе может быть понятно, — чуть слышно произнёс Максим, скорее не ей, а самому себе, ковырнул носком кроссовка жухлую листву, — ладно, извини, не обижайся на тупого урода! Прости!

— И это всё, что ты мне хочешь сказать?

Он пожал плечами:

— Извини!

— До корпусов проводишь меня? Или одной по лесу идти?

Он кивнул:

— Ладно! Иди, я догоню. Вообще-то, тут тропинка в двух шагах.

Милка отошла недалеко, оглянулась.

Максим сунулся было в ту сторону, где скрылась из вида Марго, потом махнул рукой, — «Разве найдёшь! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Ну, как же тупо всё получилось! Тупо и глупо! Тупее не придумаешь!» Постоял несколько секунд, размахнулся, коротко и резко ударил костяшками кулака по старой могучей сосне, дерево глухо ухнуло в ответ. «Блин! — резкая боль отрезвила его, привела в чувство, кожа на содранных до крови костяшках саднила. — Надо поговорить, — решил он, — всё ещё можно исправить. Она знает, что я люблю только её! Прекрасно знает! Зачем я повёлся на Милкину провокацию! Точно бычок на верёвочке, потащился за ней. Идиот! — выругался он, — Ну, разве можно быть таким идиотом!»

— Максим! Тебя ждать?

Он не ответил, подошёл, кривя губы от боли.

— Больно? — она взяла его ладонь, подула на ободранные костяшки.

— Нормально, — он сунул руку в карман, — пойдём.

— Может, посидим ещё немного в лесочке? Обещаю, не буду приставать, не бойся! — попыталась она пошутить.

Он не оценил шутки, просто шёл рядом, хмуро смотря под ноги.

Среди сосен показались корпуса щитовых домиков, Максим мотнул головой:

— Пока! Дальше сама!

— А ты сейчас куда? — Милка остановилась, в самый последний раз (так решила она) делая попытку заинтересовать его и, окончательно, понимая, что это ни к чему не приведёт.

— Да надо зайти кое-куда, — нехотя ответил он.

— К ней? — Милка покосилась в сторону Риткиного корпуса, — думаешь, она уже вернулась?

Он не услышал её слов, не обернулся, не посмотрел в её сторону.

«Всё напрасно – мольбы и слёзы,

И страстный взгляд, и томный вид,

Безответная на угрозы,

Куда ей вздумалось - летит» — она догнала его и, решив в самый-самый последний раз, попытаться завлечь его, соблазнить, спела куплет из «Хабанеры», кокетливо поводя плечами.

— Ты иди, Мила. Иди по своим делам.

— И провожать тебя не надо? Сам дойдёшь? Не заблудишься? — кроваво-красные губы исказила гримаса. Язвительность сквозила в ней? Или она готова вот-вот всхлипнуть, может, даже разреветься: «Ну, что такого, в этой Ритке - так, девчонка каких миллионы, что он в ней нашёл такого уж необыкновенного?»

— Пока! — буркнула она, развернулась и пошла в противоположную сторону, попить водички из питьевого фонтанчика. Подставила лицо под струйку фонтанчика, сначала правую щёку, потом левую, затем лоб, набрала в рот воды, прополоскала, выплюнула под ноги: «Я, в самом деле, влюбилась? Или мне просто завидно, что Макс перекинулся на Марго? Если бы у нас сегодня произошёл секс, я бы смогла его зацепить, но Ритка некстати появилась. Выследила?» — она потрясла кистями рук, точно кошка, брезгливо стряхивающая воду с лапок, мотнула головой, отбрасывая рыжие лохмы назад: «Надо перекраситься! Причина его равнодушия может быть самой банальной - просто ему не нравится огненный цвет волос!»



Ирина Шолохова

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться