Я назову твоим именем сына

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 2

Ритка надела пижаму, выключила свет и скользнула под одеяло. Повернулась на правый бок, ладонь правой руки положила под щёку, левой рукой обняла подушку, сонно пробормотала: «На новом месте, приснись жених невесте!» И мгновенно, «провалилась» в сон: «Зимний морозный день, она стояла на берегу речки. Яркий солнечный свет безжалостно слепил, заставлял жмуриться, отчего искрящийся на солнце, пушистый, нетронутый снег, казался розовым: «Как красиво!» — она зачарованно смотрела по сторонам: белоснежные мохнатые шапки укутывали огромные ёлки, стеной стоявшие на противоположном берегу реки. На ней надет лёгкий на бретельках сарафанчик ярко-жёлтого канареечного цвета, фиолетовые «Анютины глазки» украшали его подол. Босиком на снегу и в лёгком сарафанчике! Но отчего-то не было холодно, было весло! Она захохотала, точно сумасшедшая. Налетел порывистый ветер, снежный шквал закружил её, запорошил снегом. На ресницах повисли снежинки, ей стало ещё веселее! Она смеялась, отмахиваясь от надоедливых «белых мух», а снег всё прибывал и прибывал - и, вот, она уже по колено в снегу. Сквозь пелену снега, на противоположном берегу реки, то появляясь, то исчезая, замаячил мужской силуэт. Молодой парень! Он, пристально, улыбаясь, смотрел на неё. Во что он был одет, она не могла понять. Какая разница! Он что-то сказал ей - снежный вихрь закрутил, замёл его слова и унёс прочь. Она ничего не услышала.

— Что? — прокричала она, — я ничего не слышу!

— Иди сюда! — его голос почему-то, вдруг, стал печальным, — иди на мою сторону!

— Но нас разделяет река! Я не могу! — и тут она увидела мост - две жёрдочки, перекинутые с одного конца берега на другой. Всего лишь, мгновение назад его не было, а сейчас - появился.

— Ну, иди же! Иди! — настаивал, требовал, уговаривал он.

— Но, я не могу! — смеялась она, удивляясь, что он не понимает очевидного.

— Иди! — приказал он сурово, почти зло, — пора!

Громко заиграл горн, как бы призывая её к решительным действиям. Она насмелилась. Одной ногой осторожно ступила на скользкую, обледеневшую жёрдочку и рухнула вниз. «Мама! Мама! Мамочка! — кричала она, летя вниз, в бездну, — зачем я это сделала! Помогите!» С противоположной стороны берега он, безмолвно, наблюдал за ней, даже не пытаясь прийти на помощь». Она вздрогнула, резко подскочила в кровати - за окном слышались звуки горна на подъём. Она, почти замертво, бухнулась обратно в постель, натянула одеяло на ухо и тотчас же заснула.

— Рита! Рита! — откуда-то издалека донеслись девчоночьи голоса. Рита открыла глаза и отпрянула - четыре девчонки из отряда заботливо склонились над ней, — Рита! Мы зарядку пропустили! Пора на завтрак идти, тоже опоздаем. Ритка вскочила с кровати, мгновенно натянула футболку, шорты, сунула ноги в сланцы и помчалась умываться, крикнув девчонкам:

— Скажите ребятам, пусть строятся!

Почти за одну секунду привела себя в порядок и стремглав выскочила на улицу. Ребята лениво слонялись на площадке перед корпусом, девчонки стояли группой и что-то активно обсуждали. «Что если они видели, что я с Максимилианом ночью гуляла! — обеспокоилась она, — ну, и что такого! Сами тоже на мальчиков засматриваются».

— Ребята! Почему не построились парами? — делая зверское выражение лица, завопила Ритка.

— Меньше надо спать! — философски произнесла одна из девчонок, разбудивших Риту.

— Разговорчики в строю! — гаркнула Рита, сама удивляясь, откуда у неё взялись командирские замашки, потом поняла - положение обязывает! Иначе нельзя - слушаться не будут.

В столовую они пришли самые последние.

— Почему опаздываем! — недовольно проворчала заведующая столовой, встретившая их у порога, — завтрак остыл!

Напротив Ритки, через ряд столов, сидела девица с огненно-рыжими волосами. Вместо вчерашней блудницы, Риткиному взгляду предстала обыкновенная девчонка, с блёклым невыразительным, но миловидным личиком. Рыжие лохмы сегодня были забраны в аккуратный «Конский хвост». Рыжая уставилась на Риту. Ритка сделала вид, что не заметила её. Ритка и ребята наскоро поели, под недружелюбные взгляды заведующей, заглотнули остывший кофе с молоком. Вразнобой «проблеяли»: «Спасибо!» и выскочили из столовой. Ритке показалось, что заведующей так и хотелось, взять в руки веник и хорошенечко наподдавать опоздавшим по задницам: «Вот вам! Будете знать, как опаздывать!»

— До 11.30 личное время! — прокричала Ритка, беспокоясь за голосовые связки: «Если буду так орать - голос сорву». В 11.30 собираемся в клубе, начнём готовиться к концерту самодеятельности, всем обдумать, кто, что будет исполнять! Кто стихи рассказывать, кто споёт, кто станцует! Участвовать будут все! Явка обязательна! Иначе меня живьём закопают!

— Мы за тебя заступимся!

— Заступитесь вы! Как же! Ладно, свободны! — выдохнула Ритка, думая про себя: «Отдохну от них хоть чуть-чуть, Юльку поискать надо, рассказать о вчерашних посиделках».

— Марго! — окликнул её девичий голосок. Она обернулась - перед ней стояла рыжая, из вчерашней ехидны превратившаяся в обыкновенную девушку, отличающуюся от других только лишь безумным цветом волос.



Ирина Шолохова

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться