Я не дам тебе уйти!

Я не дам тебе уйти!

Татьяна Минасян

Я не дам тебе уйти!

Что-то не так. Анна почувствовала это сразу, как только вышла на лестничную площадку: что-то не так. На первый взгляд ничего странного - полутемный подъезд, кучка окурков в углу, хлопающее от ветра окно... И все-таки что-то не так, и уже в следующую секунду, взбегая вверх по ступенькам, она поняла, что именно - в ледяном воздухе ощущался легкий, едва заметный запах крови.

Она бегала этим путем много раз. Входила в подъезд, легко взбегала на девятый этаж и, едва успевая затормозить перед обитой деревянными рейками дверью, нажимала на кнопку звонка. Он всегда ждал ее и почти сразу же распахивал перед ней дверь. Улыбался, здоровался. Она смущенно вздыхала и входила в его прихожую, а он насмешливо махал рукой:

- Да заходи, не стесняйся! Давай сначала дело, а потом - поболтаем! - и тащил ее в комнату, где плюхался на диван и поспешно начинал расстегивать левый рукав рубашки. А она брала его за руку, подносила ее к губам и осторожно впивалась в синеющие на запястье вены клыками.

А потом она шла на кухню, делала ему в громко тарахтящей соковыжималке свекольный сок, быстро обжаривала на сковородке куски печенки, летом прибавляла к этому "набору" большую вазочку красной черешни и приносила все это ему в комнату. И пока он ел, они разговаривали - обсуждали последние новости или собственную работу, спорили, просто трепались ни о чем. Случалось, такие посиделки заканчивались уже под утро, когда до рассвета оставалось не больше получаса, и она, спохватившись, чмокала его в щеку и бежала домой.

Так бывало всегда, и каждый раз все заканчивалось хорошо. А теперь что-то случилось - и ей уже было ясно, что так, как раньше, у них больше не будет.

Просто бежать она была уже не в состоянии, ей казалось, что лестница никогда не кончится. Взмахнув руками, она оттолкнулась от ступенек и полетела над ними, едва не задевая за стены широкими кожистыми крыльями.

 

Он лежал на полу посреди собственной прихожей и удивлялся, почему до сих пор жив. Возле порога валялась трубка радиотелефона - пытался до него дотянуться, но уронил аппарат с тумбочки, а трубка отлетела совсем далеко. Теперь до нее уже точно не добраться. При малейшем движении боль в груди и животе вспыхивает с новой силой, а в глазах начинает темнеть. И всё же надо попытаться ещё раз…

Но очередная попытка приподняться и доползти до телефона закончилась так же, как и предыдущие - он лишь тихо застонал и снова упал в лужу собственной крови. Нет, бесполезно! Да если бы он и смог позвонить - "скорая" к нему все равно не успеет. Вот же ирония судьбы... Восемь лет он защищал город от вампиров и любил одну из представительниц этого народа, восемь лет гордился, что не боится кормить ее "с рук"! А оказалось, что бояться надо было вовсе не вампиров, а обыкновенных грабителей... Ну что ему стоило вернуться домой чуть позже, когда они уже забрали бы все и ушли? Так ведь нет, торопился, не хотел, чтобы подруга под дверью ждала! Зря спешил, как оказалось, она все равно опаздывает...

Яркий свет лампочки в прихожей начал меркнуть, и в наступившей для Станислава темноте внезапно замелькали картинки из прошлого. Вот он, вернулся из армии, полгода не мог найти работу, залез в долги - и сотрудница биржи труда, пригласив его зачем-то в свой кабинет, тихим шепотом предлагает ему патрулировать по ночам улицы в собственном, не особо благополучном районе:

- Сами знаете, милицию сейчас не дождешься, да и не успевают они везде, вот мы и организовали что-то вроде "добровольных дружин".

Станислав поспешно отметает возникшие было смутные подозрения, что его втягивают во что-то тёмное - слишком не хочется об этом думать, слишком нужны деньги! - и соглашается. И уже через несколько часов поздним вечером стоит в центре мрачного двора-колодца и выслушивает инструкции от своего напарника:

- Иногда здесь бывают, скажем так, происшествия, о которых милиции знать не положено. Да к тому же все обычно проходит так тихо и незаметно, что никто ничего и не заподозрит. Вот такие случаи мы и должны пресекать. Сейчас дождемся еще одну нашу помощницу - вечно она опаздывает! - и займемся... А вот и она, кстати! Что творит, у нее же неприятности будут, если кто увидит!..

Станислав оборачивается и вздрагивает. Высоко в сумеречном небе, едва различимая на его фоне, к ним приближается черная точка. Она резко пикирует на крышу одного из домов, а потом - так же стремительно летит к земле. Нет, это не просто точка, это огромная летучая мышь с перепончатыми крыльями, она все приближается к напарникам и прямо в полете меняет свой облик, превращается в невысокую хрупкую девушку в черном брючном костюме. Возле самого асфальта она взмахивает руками и, не сбавляя скорости, быстрым шагом идет к мужчинам.

- Однако помощнички у тебя... - только и сумел тогда выдавить из себя Станислав, глядя на девушку остановившимися глазами.

 

А вот их первое самостоятельное задание. Они молча идут под ручку по ночным улицам, заглядывая в попадающиеся на пути подворотни и внутренние дворики и чутко прислушиваясь к звукам ночного города. Хотя Станиславу смотреть и слушать, в общем, не обязательно: Анна все равно разглядит в темноте что угодно и услышит самый тихий шорох. Но он и не думает халтурить - и так вечно чувствует себя абсолютно бесполезным! Хотя первой подозрительные шорохи, доносящиеся из-за приоткрытой двери подъезда, улавливает все-таки Анна. А в подъезд они вбегают вместе.



Татьяна Минасян

Отредактировано: 24.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться