Я - не монстр, но кусаюсь

Размер шрифта: - +

Глава 8. Неблагодарность – черта характера

Антон завалился на сидение и шумно выдохнул.

– Что? – буркнул Веня, потирая глаза. – Я уснул?

– Храпел так, что машина дрожала, – засмеялся Шилов и откинулся на спинку.

И что дальше?

Он расправил бумажку и ткнул в лицо знакомцу.

– Знаешь, где это?

– Ближе к границе города. Я как раз там живу. Кстати, знаю я эту Таисию – хорошая женщина. Богатая и очень щедрая.

– Да? – заинтересовался Антон. – Подкинешь меня?

– М… Только одно условие, – парень почесал подбородок и окинул Шилова оценивающим взглядом. – Ты – переоденешься. А то на тебя без слез невозможно смотреть, – заржав, как лошадь, весельчак завел машину, и они двинулись в сторону трассы.

– Договорились. Только у меня ни копейки денег. Так что я не смогу тебя отблагодарить, – обреченно проговорил Антон и отвернулся в окно. Хотелось биться головой в стекло, но он почему-то засмеялся. Если тетка должна отцу – то беспокоиться не о чем. Главное, добраться, а там все разрешится.

– Да ладно. Хорошая компания – лучше всяких денег, – Веня потрепал Антона за плечо.

Криво улыбнувшись, так как он не считал водителя такой уж и хорошей компанией, Антон потянулся за вещами.

– Тормознешь у заправки? Я переоденусь.

– Ага. Как раз и бак пополним.

Солнце неуклонно катилось на запад. Улицы окутала предвечерняя дымка. Голоса стали тише, городской шум растворился в вое ветра. Зажегся искусственный свет фонарей и залил цветными пятнами пешеходные дорожки.

 

Пока Веня заправлял машину, Антон решил переодеться. Чуть сонные работники мило поулыбались, но пропустили его в уборную.

Футболка заканчивалась ровно на талии и трещала на груди и бицепсах. Спортивки – единственное во что он мог влезть со своей комплекцией, смотрелись, как подстреленные, и доставали до середины голени, да обтягивали, как нелепого артиста балета. Но все же лучше, чем шелковый халатик. На ноги, уже порядком отекшие от ходьбы по камням и пыли босиком, ничего не нашлось. Венин сорок второй даже с чудом не напялишь на Шилова сорок пятый.

Водитель прыснул, когда увидел переодетого Антона. Приподнял пакет с соком, словно собирается сказать тост.

– Сейчас отметим твои обновки!

– Здесь сок не поможет, – фыркнул Антон и пошел вышел на улицу через стеклянную дверь. Едва не стукнулся лбом о железную подпорку.

– Да ладно! – покривлялся Веня и застучат позади каблуками. – Охо, не думал, что я такой маленький, – смеялся он в спину.

– Не пробовал в спортзал походить? Может, покрупнел бы, – поддел Антон.

– Нафига? – издевался попутчик. – Меня девушки и такого любят. Бедного хилячка и коротышку. Ну, если сравнивать с тобой, громадиной. Ха! Или ты думаешь, все завязано на красоте?

– Быть в форме – это нормально, – натянуто проговорил Шилов. Открыл дверь и сел в авто, стараясь не психовать и не стукнуться головой о низкий потолок. В зеркале мелькнула курчавая светлая шевелюра. Нужен душ, хороший шампунь и укладка. Но теперь…

– Смешной ты, Антон! – бросил Веня и уселся, как слон, на сидение. Включил зажигание и вырулил с парковки. – Форма твоя – это всего-то внешняя оболочка, а главное – то, что внутри.

– Философом заделался?

Веня, усиленно кивая, распечатал чипсы и на ходу стал хрустеть. По салону разлеталась мелкая крошка, будто лепестки желтой акации. Антон брезгливо отодвинулся.

– Будешь? – с набитым ртом спросил обжора.

Пачка возникла перед глазами. Хотелось отказаться, но с обеда во рту ни крошки, кроме пакостного кофе. Скрипнув зубами, Антон аккуратно, двумя пальцами, вытащил пластинку картофеля.

– Боже, какие манеры! – засмеялся Веня, бросив пачку чипсов в отсек между сидениями. Потянулся за соком.

Антон хотел предложить пить из стаканчиков, но не успел. Веня опрокинул пачку и присосался к горлышку. Сок, забулькав, пролился мимо его рта по шее и окрасил оранжевой полоской воротник рубашки.

– На, – предложил Веня, смачно отрыгнув.

Шилов отказался. Пить после кого-то? Да лучше умереть от жажды.

– Как хошь!

Ночная трасса глазела на них сотнями фар. Они плясали спереди и сзади. Чернота полей топила взгляд, а за ней мерцали огни населенных пунктов. Ехать-то всего часов пять. Просто нужно отключиться и поспать.

Запах жаренной картошки заставлял желудок отзываться урчанием. Во рту стояла сухость, будто песка глотнул.

– Так, бери и не выделывайся! – Веня показал на чипсы. – Я же слышу, как жрать хочешь. Если нужен стакан, возьми в бардачке, – Веня все время лыбился, будто издевался и нарочно выводил Антона из себя.

Но есть и пить хотелось, жуть как! Казалось, сейчас пена изо рта польется.

Шилов резко привстал и дернул крышку. Та со скрипом отодвинулась. Внутри бардачка царил такой же хаос, как и на заднем сидении.

Потерпеть всего-то несколько часов! Не пешком же идти! Тихо… тихо…

Справляясь с раздражением, Антон пошарил рукой внутри. На пол выпали скомканные бумажки, этикетки, ценники и упаковки презервативов.

– Тварь! – выплюнул Шилов и одернулся, как от укуса пчелы.

– Да, что ты, как белоручка?! – Веня склонился и, всунув широкую ладонь в бардачок, быстро нашел бумажный стаканчик. Наверное пару лет назад в нем был кофе. – На!

Парень запихнул мусор назад и, захлопнув крышку, снова уставился на дорогу. По лицу плавала неизменная издевательская улыбка.

Осторожно, чтобы не облить себя, Антон наклонил пачку сока над стаканом. Машину качало и потряхивало. С трудом получилось плеснуть немного. Выпил сразу, но показалось мало. Снова прицелился. Форд дернулся, и сок брызнул на колени.



Диана Билык

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться