Я не оставлю тебя

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 3.1.

Я понятия не имею, кто я есть на самом деле
Но зато я знаю, кто есть ты… и это меня гложет

ГЛАВА 3
Южнее трассы, 6 июня 2018, 16:05

Судьба провела черту в жизни Марка, когда ему было семь. Мать с отцом разошлись, поделив детей пополам, и Марку досталась дальнейшая жизнь с отцом. Но в отличии от матери, отец не воспитывал Марка, переложив ответственность на бабушку, за которой Марк стоял, как за горой. Но бабушка оказалась подвластна терзаниям отца, и Марк узнал об этом в свой двадцатый день рождения. Тогда судьба прошлась по его жизни в третий раз.

За две недели до дня рождения, отец Марка скончался и Марк понял, что у него нет никаких чувств, потому что он не плакал. Не опираясь на возраст, он понимал, что слезы на глазах - это не признак души. Душу нужно чувствовать, а Марк не чувствовал ничего. И на похоронах, когда бабушка посмотрела на него с красными глазами, Марк улыбнулся и бросил кусок земли в могилу. Он сделал это словно робот, запрограммированный на определенные действия, и он знал, что бабушка думает так же.

Его бабушка была самой обычной, какая встает раньше всех в доме и принимается за готовку. Она была полной женщиной и в чем-то неряшливой. Она смеялась каждый раз, когда поднос с кофем падал со стола и принималась быстро вытирать пятно, потому что Марк не переносил этот запах. 

В день похорон из ее рук падало все, что там находилось. Санчала она выронила два цветка, затем несколько раз падали очки. Даже горсть земли, которую она собиралась кинуть в могилу, приземлилась у ее ног и, прежде чем взять новый кусок и закончить начатое, бабушка несколько секунд постояла с пустым выражением лица, смотря в пустоту. 

Марк подумал, что ее горе было таким же механическим, как и его жест прикладывание губ к мертвому лбу. Отец Марка был ее сыном, но любви к нему она испытывала ровно столько, сколько было людей на похоронах. А это несколько родственников и они с Марком. В прочем, Марк не знал никого и так ни скем и не пообщался, потому что после того, как гроб закопали, они разошлись по домам. Поэтому можно говорить смело, что на похоронах были только бабушка и он. И это было идеальной идиллией, потому что Марк, как и бабушка, знали, что ничего не изменится, кроме того, что им придется жить на одну пенсию. 

Они разместили деревянный крест с приколоченной табличкой, на которой было написано небольшими буквами:

Ковери Геннадий Эдуардович
14.11.1969 - 01.05.2018

Упокой твою душу

И бабушка вставила в землю сигарету, которую жадно скуривал ветер.

Вечером того дня они сидели на диване и пили сок. Бабушка пустила несколько слез, отчего глаза превратились в зрелый помидор и Марк наблюдал, как трясутся ее губы, но ничего не мог с этим сделать. Тогда он поймал себя на мысли, что ему жалко бабушку, а не отца, и понял одну важную вещь: какими бы ни были дети, родители их будут любить всегда. 

Бабушка не разговаривала весь вечер и Марку так было даже спокойнее. Он не знал что ей отвечать, на случай, если она спросит, как он. Наверное он бы ответил, что все хорошо, ведь в большей степени, так и было. Он чувствовал себя вяло, но это не мешало ему оставаться в себе. Он вспоминал программу, названия которой вспомнить не мог, где родители теряли детей и через много лет находили. Он видел слезы на их глазах и ему казалось это странным. Конечно, он знал, что слезы эти несли в себе гору радости, но так же он знал, что любые слезы соленые. И ему казалось странным, что природа наградила человека слезами и приказала пользоваться ими в любых целях. Может, иногда слезы нужно отпускать, думал он, и переключал программу. И теперь, когда умер отец, пришло то время, когда их нужно отпустить. Но как он не пытался, слезы не выходили.

Марк помнил, что бабушка в тот вечер выронила кое-что еще. Она достала с чулана коробку с замком и выронила ее прямо перед Марком. Затем с ее глаз полились слезы сильнее, чем когда-либо и Марк уже почувствовал, как горечь поступает к горлу и вот-вот глаза окажутся на мокром месте. Но этого не случилось.

Бабушка что-то пробормотала, вытерла слезы старческой ладонью и унесла коробку обратно, швырнув ее в черный чулан и с силой захлопнув дверь.

Марк не стал интересоваться, что это было. Ему нравилась тишина, которая царила в доме. К тому же бабушка мигом скрылась в комнате и легла в постель.

Марк выпил еще две кружки сока и тоже пошел спать. Проходя мимо чулана, он заглянул в него и увидел алюминиевую коробку. Он смотрел на нее несколько секунд, но так и не взял в руки.

Так закончился день, когда похоронили отца Марка. 

Марк сидел на остановке возле поселка, южнее шоссе. Он рассматривал паспорт, который забыла Мелисса, и вспоминал день, когда бабушка рассказала ему о алюминиевой коробке. 

Это случилось через неделю после смерти отца, когда бабушка принесла Марку письмо, которое предполагалось к его дню рождению. Он посмотрел на адресат и задумался. 

-Зындын.-Прочитал он названия города и раскрыл письмо.

Бабушка сидела рядом, отвернувшись к окну, и Марк слышал, как она всхлипывала.

Он внимательно прочитал письмо и почувствовал, как темнеет в глазах. Когда бабушка повернулась, Марк сидел, откинув голову назад с конвертом на коленях. 

Он медленно на нее посмотрел с удивленным выражением и тогда бабушка принесла коробку, в которой хранилось уйма писем одного и того же адресата. Марк перечитал все за час. И тогда бабушка сказала одно слово: “Езжай” и снова принялась лить слезы. 

Скрип колес вывели Марка из воспоминаний и он взглянул на остановившейся автобус, из которого вышло несколько человек.



Anon Le

Отредактировано: 30.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться