Я не полукровка

Размер шрифта: - +

Глава 12

******

Рабочий день только начался, а ректор был уже погружен в дела. Динамик внутреннего коммуникатора издал жалобный писк.

      - Господин Альфар, - прозвучал из динамика голос секретаря, - к вам мистер Нарвин.

      - Пусть проходит, - ответил ректор, нажав кнопку обратной связи.

      Дверь отворилась, и Нарвин вошел в кабинет ректора. Альфар указал визитеру на одно из кресел, и тот прошел к нему и сел.

      - Что у тебя? – поинтересовался ректор, откладывая дело, которым занимался.

      - Рэйм, - вздохнув, произнес Нарвин с расстроенным видом.

      - С ним что-то случилось? – обеспокоенно спросил Альфар, напрягшись.

      - Нет, - мотнул головой Нарвин. – Но вчера вечером он порвал горло Максварду.

      На лице Альфара отразилось задумчивое выражение, с которым он хранил молчание несколько минут, глядя куда-то в сторону. А Нарвин не осмеливался нарушить воцарившую тишину.

      - Сильно? – осведомился он, переведя взгляд на Нарвина.

      - Жизни ничего не угрожает, - доложил Нарвин, - но пару дней говорить он точно не сможет.

      - Что ж, в таком случае мы не должны вмешиваться, - спокойно проговорил ректор. – Как наследники, они должны учиться решать между собой подобные разногласия сами.

      - Но он чуть не загрыз Максварда, - с беспокойством возразил Нарвин.

      - Не думаю, что это стоит лишнего беспокойства, - невозмутимо ответил Альфар, разглядывая бумаги на столе. – На моей памяти случались и более серьезные конфликты. Если бы хотел, то загрыз. Рэйм прежде никогда не проявлял лишней агрессии. И если Макс получил от него, значит, заслужил. Хотя если учесть, что парень последнее время на взводе, то присматривать за ним стоит.

      - Может отселить Рэйма в другой корпус? – неуверенно предложил Нарвин.

      Не оставляли опасения, что стычка может повториться. Молодые волки часто могли не контролировать свою агрессию, особенно когда имелся серьезный повод.

      - Ни в коем случае, - вскинул голову Альфар. – Если мы попытаемся хоть как-то отделить его от других студентов, то тем самым признаем, что он не такой, как они. Это только усилит их уверенность, что он полукровка. А глупых щенков и так сложно в чем-либо переубедить, когда в их семьях до этого всю жизнь им толковали совсем иное. Не во всех стаях желают признавать равенство с людьми. Из-за этого страдает волчонок.

      - Я наблюдаю за ним, - смиренно ответил Нарвин. – Но что делать, если он опять с кем-то сцепится?

      - Не стоит вмешиваться, пока это не зайдет слишком далеко, - ответил Альфар с совершенно спокойным видом. – Задача нашего заведения не только давать им знания, записанные в книгах, но и жизненный опыт. И только при взаимодействии между собой молодняк может его приобрести. Мы - волки, а не кролики пушистые. Они будущие главы стай, и уже сейчас должны учиться отстаивать свои позиции. Кому как ни тебе знать об этом, Нарвин?

      - Я не стал главой стаи, - напомнил тот, – потому что у меня был выбор, по какой путь идти дальше.

      В семье Нарвина было два наследника, и он имел возможность отказаться от возглавления клана в пользу своего брата. А решение стать одним из преподавателей в университете несказанно обрадовало  руководство. Каждый наследник, не ставший главой, был на счету и сделанный им выбор жизненного пути влиял на общество в целом. Поскольку их силу и опыт старались направить на его развитие и укрепление. Тогда как главы по большей части заботились о своих стаях.

      - А у них, как ты понимаешь, скорее всего, нет, - кивнул ректор. – Одному Звериному Богу известно, будут ли в их семьях другие наследники или нет. Тем, у кого уже есть, проще, а у первенцев этот выбор ограничен.

      - Хорошо, я буду приглядывать за ними, - кивнул Нарвин с покорным видом.

Хоть ректор говорил ненавязчивым тоном, но он уловил те стальные нотки, которым нельзя было возражать.
 

*******


 

Рэйм

      На следующий день после нашей драки Макс не явился на занятия. Это порадовало, значит ранение, нанесенное мной, еще не зажило. Теперь я был точно уверен, что он больше не посмеет выступать против меня.

      Конечно, информацию о нашей драке постарались особо не распространять. Наследник позволил повредить себе горло - это было большим позором, чем мое приковывание к ограде. А тут еще и полукровка. Но, как говорится, шило в мешке не утаишь. Все равно находились те, кто перешептывались по этому поводу.

      Через день Макс явился на занятия с шарфом на шее и постоянно молчал. Видимо повреждения еще до конца не восстановились, не позволяя ему говорить. Косые убийственные взгляды в мою сторону заставили меня почувствовать превосходство победителя и отвечать торжествующей улыбкой. Ясное дело, что весь наш курс знал о произошедшем, что заставило многих притихнуть и пересмотреть свое отношение ко мне. Прекратились насмешки и поддевки, а презрительные взгляды сменились на опасливые. Может, стоило с самого начала хорошенько кого-то потрепать, тогда бы все встало на свои места?



Ирен Нерри

Отредактировано: 28.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться