Я не понял этого мира

Размер шрифта: - +

Я не понял этого мира

Зима – это такое время года, когда встаешь – ещё темно, укладываешься спать – уже темно. А порой хочется больше света, особенно, когда ты следователь, и работаешь с утра до ночи, или вообще все двадцать четыре часа в сутки.

Анатолию, обычному человеку с обычной работой, но не с обычными уголовными делами, пришлось сегодня задержаться подольше. Начальство требовало отчет за месяц обо всех раскрытых делах, обо всех «глухарях», и мужчина, как трудоголик, сидел и писал. Так прошло два, три, а потом и четыре часа. От усталости уже слезились глаза, затекли мышцы, и хотелось спать. Анатолий встал, прошелся до соседнего столика, включил чайник и потянулся, глядя на ночной город. Сон, однако, продолжал обуревать организм, поэтому мужчина решил немножко размяться – начал отжиматься. Но стоило ему только лечь на пол, как на глаза попался конверт, валяющийся прямо под столиком, где сейчас кипятился чайник. Анатолий просунул руку и достал находку. С любопытством осмотрел ее, а потом грустно улыбнулся. Это было то самое письмо печально известного Художника. Мужчина достал лист бумаги, где красивым каллиграфическим почерком было написано длиннющее послание. Ну как послание, письмо человека, который когда-то был его помощником. Анатолий уселся в позу лотоса, размял шею и начал читать:

«Сегодня мой последний день. Сегодня я решил написать это письмо для тебя, любимая моя Катерина. Ты стала первой на пути моего разочарования в жизни. Когда я тебя увидел, мне казалось, что это ангел спустился с небес. Ты была настолько красивая и невинная, что я и помыслить не мог тех тайн, что в тебе были сокрыты. Твой запах опьянял, а голос зачаровывал. Откуда мне было знать, что ты была такой… Когда ты ушла, бросив меня одного, несчастного, забитого и нищего, я не мог ничего сделать. Ты забрала не только мои деньги, ты цинично обманула мое сердце. Ты придала мне сил, но в тоже время отняла их.

Ты же помнишь, Катерина, когда-то между нами состоялся разговор:

- Чего ты хочешь добиться в этой жизни? – спросила ты.

- Я хочу идеальное общество, создам такой мир, в котором будут жить только ответственные и добрые люди! В нашем мире честные и добрые всегда погибают.

А ты лишь рассмеялась. Не только ты слышала эти слова, я многим говорил об этом, а они лишь смеялись, спрашивали, кто я такой, как я смогу изменить мир, ведь мне не стать выдающимся политиком, я не обладаю потусторонней силой.

Я любил людей. Да, определенно. Я их любил. А потом все. Как точка отсчета. Они разочаровали меня. Они предавали друг друга, они жестокие и противные существа, они лицемерны и циничны, они убивают друг друга. Но я же лучше их. Во мне есть душа, я хочу сделать это мир лучше.

Сначала я убил вора, решившего в ночной час в магазине украсить деньги из кассы. Он настолько напугал бедную продавщицу, что мне не оставалось ничего, кроме как проткнуть его вилкой. Я успокоил продавщицу, сказал, что увезу этого негодяя в больницу, но на самом деле я повез его к себе домой. А там взял нож и разрезал его вены, а под них подставил чашки. Я просто начал выкачивать из него кровь. Ведь он это заслужил.

Второй был тоже очередным преступником. С каждым днем их в моем списке становилось все больше и больше. А потом, я понял кое-что… когда увидел тебя, такую красивую, счастливую и богатую. Что пали не только преступники, пало все наше общество. Все наше общество прогнило, и они должны быть наказаны. Все. Изменники, предатели, лжецы. Им не место в моем идеальном мире.

Но к тому времени полиция уже всерьез взялась за мои поиски. Как жаль, что они оказались так глупы и не заметили простого помощника следователя по особо важным делам. Они даже и подумать не могли, что я, такой яркий, дерзкий, умный, веселый и приветливый, мог оказаться убийцей. Я приносил им завтраки, сидел с их детишками, я был для них… мальчиком на побегушках, я был отвергнут ими, они не принимали меня как равного себе. Глупцы.

И все-таки, дорогая Катерина, я так и не понял этого мира. Я мог стать Богом, я мог вершить судьбы дальше. Но ты вернулась в мою жизнь и разрушила то спокойствие, которое царило в моей душе. Но царило ли оно?... Сложный вопрос.

Я рад, что последняя, девяносто девятая картина, которую мне удалось нарисовать – это твой портрет. Портрет, написанный твоей кровью».

Анатолий оторвался от листа. Он устало протер глаза и тяжело вздохнул. Это юнец был потерян. Единственным злодеем в своем идеальном мире оказался он сам. В самом низу странички была написано что-то еще.

«Я всегда думал, копался в себе, анализировал, для чего я это делаю. Почему каждый новый портрет доставлял мне все большее и большее удовольствие?..

…Они своей грязной кровью помогали мне творить шедевры…

…Сейчас я выключу твоего любимого Вивальди, ту самую «Nisi Dominus’ per alto», отложу перо в чернильницу с частичкой тебя и уйду».

Через час печально известному Художнику был вынесен приговор – смертная казнь. Вынесен его же сокамерником.



Анна Ковалевич

Отредактировано: 20.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: