Я не сдамся

Глава 10

Глава 10

- Что за суета? – я выхожу из кабинета, а меня чуть с ног не сбивает медсестра, бегущая к лифту. Я дохожу до регистратуры и встречаюсь с обеспокоенным взглядом заведующей приемного отделения. – Ольга, что случилось?

- Слышала, по новостям передавали, на Мельничной взрыв бытового газа в жилом доме, целый подъезд обрушился? – я отрицательно кивнула головой. -  Пострадавших везут к нам и еще в два центра. Сегодня всем найдется работа. Всех врачей вызвали с отпусков и выходных.

- Девушки, к главврачу, срочно! – оповещает нас секретарь начальника, потом смотрит за мое плечо и продолжает. - Мартынов, твое отделение на планерке должно быть в полном составе.

- Уже спускаются, – я разворачиваюсь и вижу Олега. Он сосредоточен и строг, как никогда. Прошла неделя с нашего последнего разговора, и мы стараемся держать нейтралитет друг с другом. «Доброе утро, приятного аппетита, пока» - это всё, чем ограничиваются наши беседы. 

- Ну что ребята, думаю, что вы уже слышали последние новости, – мы рассаживаемся по своим местам, Коршунов очень нервничает, постоянно поглаживает переносицу и тяжело вздыхает.

- Про взрыв? – доносится с заднего ряда.

- Именно, – он присаживается на центральное кресло. - Вы уже в курсе, что выживших пострадавших везут к нам. И мы должны оказать им высококвалифицированную помощь, а иначе нет смысла в нашем существовании, как клиники экстренной помощи, – сразу понятно, что это не его слова, наверняка, звонили «сверху» и доходчиво объяснили, для чего мы здесь работаем. - В хирургии восемь операционных, именно столько человек мы сможем принять сразу, в первую очередь будут поступать самые «тяжелые», остальные попадут в реанимацию. Не исключаю, что некоторых придется вводить в медикаментозную кому, чтобы пациенты дождались своей очереди на операционный стол. Юлия Романовна, сколько палат в реанимации свободно?

- Три шестиместные палаты.

- Очень хорошо.

- А сколько всего пострадавших?  - спрашивает Олег.

- Точно неизвестно, по последним данным больше пятидесяти. Время вечернее, многие люди целыми семьями находились в своих квартирах.

- Ужас какой… – люди стали переговариваться между собой, делясь эмоциями, которые трудно сдержать.

- Виталий Петрович, у нас только семь полноценных операционных бригад, – информирует Олег начальника.

- Я знаю. Но у нас есть один хирург в запасе, Симонов Иван, я вызвал его из отпуска, через десять минут он подъедет. Анестезиолога вызовем из реанимации, надеюсь, Юлия Романовна не против, – та свою очередь одобрительно кивнула, да и невозможно быть против в такой ситуации. -  Вторым хирургом буду я. Вопрос только в операционной сестре. Эх, не во время Ильина уволилась.

- Возьмите мою Наталью, она опытна и профессиональна, вам с ней будет удобнее работать, – твердо говорит Олег, на что Наталья одаривает его недовольным взглядом. Ей не хочется работать с другим хирургом.

- А с кем оперировать будешь ты? – задает Коршунов резонный вопрос.  Неважно, с кем будет Наташа, медсестер все равно не хватает.

- С Анастасией Николаевной, – он встает со своего места и подходит ко мне. - Готовься идти в операционную.

- Что?  - я растерянно хлопаю ресницами, на нас смотрит весь персонал и не может понять логику ведущего хирурга клиники. - Я психоаналитик, а не операционная сестра, – напоминаю я, под пристальными взглядами коллег.

- Слушай, Настя, ты сама понимаешь, что кроме тебя некому, – уверенно произносит он.

- Но я не могу, – шокировано произношу я. Мне страшно, я никогда не была в операционной, за исключением практики, конечно, но когда это было?

- Ты училась на хирурга, – от этой новости по рядам идет шепот. Всех заинтересовало, как хирург стал психотерапевтом, и откуда Мартынов знает об этом? Он не замечает любопытных взглядов. Смотрит только на меня. -  Скальпель от зажима отличить способна ещё?

- Да.

- Тогда вперёд, – я смотрю на начальника, и он кивает в знак одобрения.

Я захожу в операционный блок, состоящий из двух комнат, одна предназначена для подготовки специалистов, а второй была, собственно, сама операционная. Олег задерживается с коллегами, смотрит результаты экспресс – анализов и рентген. За это время я переодеваюсь. Жду хирургов, нервно ходя по периметру комнаты. Мне реально страшно, сделать что-то не так, а вдруг моя ошибка будет стоить жизни пациента? Олег с Глебом входят одновременно, моют руки, обрабатывают антисептиком. Я помогаю им надеть перчатки, халаты. Дрожащими пальцами кое-как справляюсь с завязками медицинской маски на лице Олега, он замечает это и не спешит отойти от меня, он разворачивается ко мне, мы несколько секунд смотрим друг другу в глаза, собственно ничего, кроме глаз я и не вижу.  Но я знаю, что он улыбается мне. От волнения начинают дрожать колени.

- Не трясись, – тихо и успокаивающе произносит он. – Я помогу.

Я лишь киваю ему, и мы входим в операционную.

Я была не готова к увиденному. На операционном столе лежит пациент, а из ноги торчит огромное стекло. Видимо, при взрыве стекла из окон разлетелись и попали в людей. Эта картина вызывает у меня приступ тошноты.



Виктория Вольская

Отредактировано: 29.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться