Я не сдамся

Глава 24

Глава 24

Суматошный день похорон, наконец, закончился. Женщины отправились спать, а мы с бывшим тестем остались тет-а-тет. Он желает поговорить, и я хочу побыстрее прояснить ситуацию нашего воссоединения с его дочерью.

- Значит, вместе работаете? – он разливает по двум рюмкам водку, пить не хочется, но придется. - А Настя нам ничего не говорила. Хотя, дед точно знал, – он печально смотрит на портрет отца с черной лентой. - Уверен. У Насти только от него секретов не было никогда, – снова переводит свой пристальный взгляд на меня. - Как дальше жить собираетесь? Насколько тебя в этот раз хватит?

- Думаю, на всю жизнь, – откровенно отвечаю я, опрокидывая стопку водки.

- Ты мне тогда на свадьбе тоже самое говорил, – как и я выпивает и громко ставит рюмку на стол. - А потом изменил ей.

- Я Насте не изменял, – тесть криво улыбается после моего заявления, знаю, не верит. -  Сделал всё, чтобы все вокруг думали именно так. Поверьте, в тот момент мне было не до баб. Мне было очень хреново. Я ребенка оплакивал.

- Видел, как ты его оплакивал с блондиночкой той, – снова разлили. 

- Вы про фотографии?  - опять выпили.

- Именно, про них. Настя столько слез над ними пролила. Жене пришлось телефон у нее украсть и выбросить, чтобы прекратить это самоистязание.

- Да, поцеловал другую, – сам разливаю спиртное по стопкам, и одним глотком выпиваю свою рюмку. -  Виновен. Знал, что фотку сразу Насте отправят, поэтому и поцеловал. Больно хотелось сделать.

- Олег, я не в восторге, что вы снова вместе. Не верю я тебе, хотя могу и ошибаться. Но это жизнь моей дочери и только ей решать, как и с кем жить. Решили попробовать еще раз, что ж, ваше право. Но у меня два условия лично к тебе: первое – обидишь еще раз, лучше на глаза мне не попадайся. Второе – мой внук не должен родиться вне брака. Ты меня понял?

- Я вас услышал. Я и сам собирался.

- Доченька, а ты что встала? – я разворачиваюсь и вижу, что за моей спиной в дверном проеме стоит Настя. На ней смешная фланелевая пижама с медвежатами, волосы заплетены в косу, она словно девочка пятнадцатилетняя.

- Пить хочу, – тихо отвечает она, смотря на наш скромный стол и почти выпитую бутылку водки. – Олег, пошли спать, -  выпивает стакан воды и ждет меня у дверей.

- Идем, конечно.

- Спокойной ночи, дети, – провожает нас отец, выпивая еще одну стопку.

- Папа, - обеспокоенно смотрит на него Настя.

- Всё-всё, дочь, – целует её в щеку, – я тоже спать.

Мы провожаем взглядом, как отец доходит до своей спальни, и затем сами заходим в комнату, отведенную для нас.

- Я думаю, пришло нам время поговорить, – шепчет Настя, укладываясь в кровать.

- Здесь? В доме твоего деда? – мне было бы комфортнее поговорить у нас дома, наедине.

- Именно здесь, – настаивает она. - Ты уважал моего дедушку и в его доме не сможешь соврать.

- Я и так не собирался тебе лгать, – я снимаю с себя рубашку и брюки. Ложусь рядом с Настей. Обнимаю её за плечи, и она позволяет мне это.

- Слушаю, - торопит она.

- Сложно начать, – честно отвечаю я. 

- Ты сказал папе, что не изменял. Это правда?

- Правда. А ты подслушивала? – играючи потрепал её за нос.

- Не специально, – признается она. – Я, правда, захотела пить.

- Я тебе не изменял. Но сделал всё, чтобы ты так думала.

- Зачем?

- Затем, чтобы тебе было очень больно, – чувствую, как тело её сжимается в моих руках, но это неизбежно, нам придется сейчас пережить те дни заново. - Прости, но я думал, что ты предала меня, избавилась от моего ребенка, как только узнала о беременности. Я был раздавлен, по моей версии, тобой. Почему ты мне не сказала, что беременна?

- Хотела сделать сюрприз, – она нервно рисует на моей груди круги пальцами. - В тот день была годовщина нашего первого свидания, и я хотела накрыть ужин при свечах и подарить тебе фотографию с УЗИ.

- Скрытная ты моя девочка, – беру её ладошку в свою руку и нежно целую, немного расслабляя нас. - Ты хотела сделать сюрприз мне, а кто-то его сделал нам обоим, – нервно сглатываю слюну и продолжаю, -  мне позвонили тогда, я сорвался в больницу, но меня не пустили. Марьяна, сестра Уримцева, дежурила тогда, вот она и принесла мне от тебя записку, – Настя смотрит на меня раскрытыми от шока глазами, но я целую ее в висок и слегка растираю плечи. – Я уже понял, что ты мне её не писала. Но, к сожалению, понял я это лишь сейчас. Прочитав эту записку, я повел себя не совсем адекватно. Рассказывать не буду, скажу лишь, что после этого я двое суток провел в полиции. У меня забрали телефон, и я не мог тебе позвонить. Зато накрутил я себя в эти дни знатно. Целый план мести придумал. Когда меня выпустили, опять позвонил Марьяне, узнать не выписали ли тебя. Она сказала, что выписка после четырех вечера. Я сорвался домой, собрал свои вещи, и увез их к матери. А вечером пошел на вечеринку к Ромке. Вот там я и начал воплощать свой план, подцепил ту блондиночку, фотографии с которой тебе отправили. Она целый вечер не отлипала от меня, и в комнату за мной увязалась. Я не возразил, видел, как парни с девчонками провожали нас взглядами. Тебе точно расскажут, решил я тогда, и привел ее в свою спальню. А там накачал её спиртным, и она вырубилась в течение пятнадцати минут. А я всю ночь просидел у кровати и думал о том, за что ты со мной так?



Виктория Вольская

Отредактировано: 29.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться