Я не сдамся

Глава 30

Глава 30

После обеда мы своей компанией собираемся в ординаторской попить чаю и просто поболтать десять минут, прежде чем снова вернемся к работе. Все, кроме Ивана, он теперь старается не пересекаться с Юлей. Я знаю, что он ужасный собственник и ему трудно отпустить Юльку. Ей нужно строить свою личную жизнь, рожать детей пора, а он не готов ради этого уйти от жены. Ваню устраивала его семейная жизнь с перчинкой в виде любовницы-коллеги, которая всегда в доступе и к тому же безотказна в реализации любых сексуальных фантазий. Но всему рано или поздно приходит конец. Если отношения не развивать, они застаиваются, и один из партнеров ищет выход из таких отношений, что собственно и сделала Юля. Нашла себе другого мужика, чтобы строить с ним ту модель взаимоотношений, которая ей необходима, быть второй ей уже не хочется. Ваня не стал рисковать, так как прекрасно понимает, что романтические отношения с Юлией это не одно и тоже, если бы они стали жить постоянно вместе, как муж и жена. Быт убивает лёгкость таких отношений. Они очень разные, разбежались бы максимум через год. Ваня не стал рисковать привычным и устоявшимся жизненным укладом. Я его не осуждаю, но и не понимаю. Поэтому не стал настаивать на присутствии Ивана на нашей свадьбе после того, как он отказался. К тому же, Юля придет вместе с Володей. А превращать наш с Настей праздник в мордобой выпивших любовником мне совсем не улыбается.

- Мартыновы, ресторан уже заказали? – спрашивает Крымов, присаживаясь на диван рядом с Ольгой. Оля же недовольно отодвигается от Глеба. А он, будто не замечая реакции женщины, пододвигается ближе к ней, да ещё и руку кладет на спинку дивана. Смотря на эти кошки-мышки, я невольно улыбаюсь. Вот кому бы я пожелал счастья. Но у Ольги столько тараканов в голове, что Глебу ни один дихлофос не поможет.

- Да, – отвечаю я, обнимая свою любимую за живот, до сих пор не верится, что совсем скоро я снова назову её женой. – Как и договаривались ранее, вы подъезжаете в ресторан к четырем часам, и ждёте нас там. 

- Но?! – пытается возмутиться Света.

- Мы с Настей в ЗАГС едем одни! – перебиваю я, понимая, что девочки хотят встретить нас именно там. - Даже родители будут ждать нас в ресторане. И давайте, девчонки, без сюрпризов.

- Хорошо, – недовольно отвечает Ольга, пересекаясь взглядом с подругами. Наверняка у этих чертовок был план, который ну никак не совпадает с моим. После регистрации брака я хочу вдвоем с женой прогуляться по парку, запечатлеть этот день. Настя против профессиональной съемки, но я решил, что свадебные фотографии все-таки нам нужны, договорился с фотографом и уже оплатил два часа его работы. Знаю, Настя поморщит свой носик в знак протеста, но пару поцелуев смогут ее переубедить, к тому же, она не сможет отказаться уже на месте.

- Ребят, у нас огнестрел! – кричит медсестра из приемного отделения, и мы всей толпой выбегаем из ординаторской.

- Помогите, помогите, спасите её… – в приемнике от одного врача к другому мечется обезумевший мужчина, рубашка и руки в крови, видимо, это он принес сюда женщину на руках. Мы обращаем внимание на окровавленную девушку на каталке, очень молодая, лет двадцати или двадцать двух. Шикарные рыжие волнистые волосы спадают вниз и касаются кафельного пола рядом с каплями крови. 

- Полицию вызвали? – спрашивает Ольга у девушки регистратора, та отрицательно качает головой. – Вызывай, срочно! – недовольно командует старшая медсестра, девушка послушно поднимает трубку и набирает экстренный номер.

Я же тороплюсь к пациентке, но мужик, к моему удивлению, меня к ней не подпускает. Она истекает кровью, а он продолжает орать и отталкивает меня от девушки.

- Где хирург? Почему её не везут в операционную? Да помогите же, твою мать!!!! – совершенная нелогичность действий и слов. Списываю это на шоковое состояние.

- Я хирург, – отвечаю я. – Отойдите, – командую, грубо отодвигая мужика в сторону, тороплюсь осмотреть пострадавшую. Но он набрасывается на меня со спины, и Глебу со Станиславом приходится применить силу, чтобы оттащить невменяемого в сторону. Тот же мгновенно притихает и соглашается постоять спокойно.

Девушка на грани бессознательного состояния, зрачки едва реагируют, бормочет что-то невнятное. Я разрываю на её груди платье и осматриваю рану. Пуля прошла чуть ниже сердца и застряла в ребре.

- Операционная готова, – информирует Ольга, заканчивая разговор с хирургическим отделением, но вместо того, чтобы пропустить медперсонал с раненой девушкой к лифтам, мужчина встает в дверном проеме и преграждает нам путь. Настрой его опять резко меняется.

- Что вы делаете? – не выдерживаю я. - Зачем время тянете? Вы понимаете, что она может умереть в любую минуту?

- А я не знаю, хочу ли я, чтобы она жила? – шокирует он своим признанием всех присутствующих. Пустые глаза, окровавленные руки и нервозное состояние мужчины наталкивает меня на мысль, что к её ранению он имеет непосредственное отношение. На девушке легкое платье, под которым нет нижнего белья, вообще. Вся ситуация в моей голове прокручивается так, будто он вытащил её из постели. И не факт, что из своей.

- Зачем тогда привезли её к нам? – спрашивает Настя, стоя позади этого безумного. – Вы же хотели спасти её, так пропустите, пожалуйста, врачей, – спокойно и ровно говорит она, а он словно под кайфом. Смотрит с призрением вперемешку с одержимостью на девушку, затем отрешенно на меня, и в конце переводит взгляд на Настю. И мне это совсем не нравится, что-то не спокойно становится внутри, так и хочется крикнуть Насте, чтобы немедленно ушла в свой кабинет.



Виктория Вольская

Отредактировано: 29.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться