Я не вернусь

Глава 11

Я лежу на Тико у костра. Фури зло поглядывает на меня из небольшого окошка нашей с ней повозки, она считает, что девушке неприлично проводить вечер в компании мужчин. Что я дружинник и это традиция, она не знает. Пусть и сидит одна в повозке до самого Нашина. Тико негромко мурлычет, от него идет тепло, еще и костер греет, того и гляди разморит, и усну.

- Лира, иди в повозку, - рычит рядом Кир, я даже не шевелюсь в ответ, но продолжаю гладить Тико. – Лира!

Что-то быстро стал князь выходить из себя. Устал от подготовки к поездке? Или ласками Фури недоволен? Злить его еще больше себе дороже.

- Тико, отвези меня к повозке, - говорю достаточно громко, чтобы Кир меня расслышал.

- Лира, - рявкает он, - монстрюс - не ездовая лошадь!

Очень жаль. Не понимаю, в чем проблема. Когда в дороге мне надоело сидеть в небольшой повозке в компании Фури, позвала Тико, взобралась ему на спину и ехала так. Правда, не очень долго, пока князь этого не увидел и не зашипел, чтобы я немедленно отправлялась обратно в повозку.

Скатилась с Тико, поцеловала его в нос и отпустила. Не знаю, куда он исчезает и откуда появляется, но уверена, что монстрюс присматривает не только за мной, но и за всеми участниками поездки все время.

Плетусь к повозке. В это время дружинники садятся ужинать, нам с Фури уже что-то принесли. Можно было бы попроситься посидеть вместе с мужчинами, я ведь давала клятву верности князю, но Роук прослеживает мой взгляд и отрицательно качает головой, мол, Кир не в духе. И соблюдением традиции на время поездки, по всей видимости, можно пренебречь.

Почти дошла до повозки, когда увидела, что Реи переодевает рубаху и запнулась. Демоны! На его груди огромный синяк, такой же на спине, порез на плече. Видно, что ему больно, но воин не привык показывать слабость. И я причина его болезненного состояния.

 «Почему Реи не вылечили?» - впервые с того боя обращаюсь к Киру сама, но смотреть на него все равно не хочу, стою спиной.

«Это его наказание», - отвечает Кир.

«А себя ты наказать не хочешь? - князь молчит, я чувствую, что он смотрит на меня, - вели Мо вылечить Реи».

 «Нет!»

По его ответу понятно, что князь больше обсуждать со мной ничего не будет.

Как же я его ненавижу!

Поворачиваюсь, не поднимая глаз от земли, подхожу к Киру и опускаюсь пред ним на колени.

- Князь, прошу тебя, - говорю его сапогам.

Кир вместо ответа запускает руку в мои волосы – Фури не так давно их хорошенько расчесала, но заплести я не дала, потому что за день голова устала от тугих кос – и пропускает волосы через пальцы, все это длится довольно долго. Не выдерживаю и поднимаю на него взгляд, пусть видит мою ненависть. Кир проводит пальцами по моей щеке, подбородку, губам.

- Прошу тебя, - говорю негромко и пытаюсь уловить изменения в его лице, но оно по-прежнему холодное.

- Мо, вылечи Реи, - говорит князь, все еще смотрит мне в глаза, убирает руку от моего лица и, уходя, бросает в сторону, - иди в повозку, Лира.

Вскакиваю и делаю, что велено, в душе праздную победу. Или это поражение?

 

Дорога с Фури гораздо более невыносима, чем с рабынями. И это при том, что она сидит все время с опущенными глазами и старательно изображает предмет мебели.

Но однажды мы почти поговорили с ней.

- Ты не достойна князя, - шипела Фури, красиво щуря раскосые глаза.

- С чего это ты взяла? – вскинула бровь.

- У тебя плохой характер, - выплюнула она.

- Удивила, - я закатила глаза. – Только вот я его невеста, а ты как была рабыней, так ею и осталась.

Обо всех подробностях наших с ним договоренностей ей знать не стоит.

- Надо было все твои волосы остричь, чтобы мужчины на тебя плевали! – она отвернулась к окну.

- Я тебя уверяю, даже без волос я была бы привлекательна для князя, он мне сам об этом говорил, - давненько я так не лгала.

Фури ничего не ответила, внимательно рассматривала горы за окном.

И почему я так на нее взъелась? Ну, спит с ней Кир. Ну, красивая она для служанки, ну, нежная, ранимая, беззащитная, покорная. Сложно придумать более противоположное мне сочетание. Ну, обрезала она мои волосы, так мне же лучше – сколько потом внимания князя из-за них получила, к тому же он из них тетиву для лука сплел, а оружие я люблю. И волосы еще отрастут.

И потом становится совсем невмоготу: к нам присоединяется Кир. Мы проезжаем опасный участок дороги – узкое ущелье, где нас может кто-нибудь подстерегать. Князь, наверняка, зол, что приходится прятаться вместе с женщинами, поэтому сидит напротив нас мрачнее тучи. Постепенно сон берет над ним верх и Кир укладывается на скамейку, на которой я спала ночью.

- Сидите здесь и тихо, - негромко говорит он и закрывает глаза.

Фури смотрит на князя с таким обожанием, что меня начинает тошнить от происходящего. Не могу здесь находиться, выглядываю в окошко и любуюсь однообразным, почти безжизненным горным пейзажем.



Авдотья Репина

Отредактировано: 23.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться