Я обрываю крылья феям

Размер шрифта: - +

VI.

Вдох.

Я открываю глаза.

Выдох.

Глаза безвольно закрываются.

Вдох - и я снова их открываю, и вижу перед собой потолок, тронутый плесенью. Выдох, но взгляд не отвожу. В это мгновение мне кажется, что я попала в невесомость, и понятия времени здесь не существует. Все замерло. Каждая пылинка притаилась в ожидании моих действий. А я лежу и смотрю на старый потолок. Он так недосягаемо далек. Я тянусь к нему вечность, но вовек не достану. Ловлю себя на мысли, что на самом деле вытащила руку из-под колючего плеча и тянусь пальцами ввысь.

Я на диване, который жалобно скрипит в ответ на мои попытки подняться. Выползаю из-под пледа, и чувствую, как прохладно снаружи.

Оглядываюсь вокруг. Вдох-выдох. Нужно не забывать дышать, чтобы не опуститься во тьму. Комната небольшая и вытянутая -всего пара метров до противоположной стены. Я провожу рукой по шершавым обоям. В комнате очень светло. Гигантское окно со старой рамой почти во всю высоту стены - от потолка до моих коленей. Я вспоминаю, что люблю высокие окна, от которых даже самая угрюмая комната, наполняется светом надежды. Совладать с порывом было бы верхом самообладания, которого за мною не наблюдалось с начала веков, и потому в следующее мгновение я уже стою у облупившегося подоконника и силюсь открыть раму. Мне нужен воздух. Я задыхалась всю жизнь и только теперь это осознала - так мало воздуха в моей жизни. И так хочется дышать. Делать вдох за вдохом.

Пальцы судорожно пытаются справиться с ржавым шпингалетом, когда за спиной скрипит половица, и я подпрыгиваю. Руки безвольно опусткаются и я медленно оборачиваюсь, словно вор, пойманный на месте преступления.

Это мой маэстро. В старой, пораженной плесенью, комнате, где так мало воздуха, мой небесный обитатель предстал передо мной земным созданием, и мой мозг отказывается воспинимать его образ в этой обыденной среде. Он стоит, в джинсах и длинной черной футболке, а поверх - толстовка цвета хаки,такая простая человеческая одежда, и смотрит на меня, облокотившись об открытую дверь. Худой и изнуренный, он пристально смотрит мне в глаза, будто ищет в них что-то, а сам держит руки в карманах - отстраненный и замкнутый.

- Как я здесь оказалась?

Это единственное, что крутилось у меня в голове с самого пробуждения. Его лицо - мрамор, ни единой эмоции, но глаза как будто напуганные.

- Ты... - его голос срывается, и ему приходится кашлянуть. Он несколько раз растерянно моргает. - Ты потеряла сознание. Мы с твоим... молодым человеком принесли тебя сюда.

- Где он?

- На кухне.

Молчание. И неловкие взгляды друг на друга. Я тушуюсь и отворачиваюсь к окну.

- Где я?

- У меня дома.

У меня подкашиваются ноги. Я в святая святых. В его храме, его обители, в его личном пространстве, часть его мира...

Пришлось собрать всю волю, чтобы суметь произнести хоть что-то:

- Я могу к нему пройти?

Он молча отходит в сторону, предлагая мне пройти, и смотрит в пол. Я робко прохожу мимо и готова рассыпаться по полу пеплом, когда ощущаю на виске его дыхание. Я ускоряюсь и прохожу мимо.

Он сидит за столом спиной ко мне и водит пальцем по экрану смартфона. Я останавливаюсь за ним и неловко произношу:

- Привет.

Он резко оборачивается. На лице радостная улыбка.

- Ну, наконец-то! Ты умеешь напугать, мышка.

Никогда не любила это прозвище.

- Как ты себя чувствуешь?

Он убирает гаджет в карман и берет меня за руки, но я забираю их и сажусь рядом на табуретку.

Маэстро не говорит ни слова. Он занят чаем - набирает воду в чайник. Старый чайник со свистком. И газовая плита. Чистая, но старая. Как и все в этой квартире. Старая плитка на стенах, занавески из допотовного тюля.

- Так как ты? Все в порядке?

Я вздрагиваю.

- Да, все отлично. Что со мной было?

- Ты потеряла сознание в переходе. Я позвонил друзьям, предупредил, что мы не придем... Мышка, ты меня напугала.

И его глаза действительно напуганы. Он смотрит на меня, чуть нахмуренно. Так всегда смотрела мама, если мне становилось дурно.

- Все хорошо, не переживай.

- Ты уверена?

Я киваю, а сама отворачиваюсь к окну.

На подоконнике фарфоровый горшок, а в нем герань. Цветет. За цветком ухаживают. Маэстро ставит перед нами по большой кружке чая каждому и вазочку с конфетами. Мои любимые ириски. Я чувствую себя этой геранью.

Все кружки разные.

Маэстро садится напротив, и за столом тишина. Мой любимый математик громко отпивает чай. Я тихо следую его примеру и с удивлением обнаруживаю, что в чае разведено рочно полторы ложечки сахара. Не больше, не меньше. Полторы, я уверена. И немного лимонного сока. Я незаметно бросаю взгляд на стол у раковины - на нем половинка лимона. Как он узнал?



Дарья Январская

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться