Я подарю тебе новую жизнь [редактируется]

Размер шрифта: - +

Пролог

 

 

Я просыпаюсь и чувствую боль во всем чертовом теле. Пытаюсь открыть глаза, но с первого раза не выходит. Тихо ругаюсь про себя, и только тогда позволяю себе открыть глаза. Встаю и сажусь на кровать, но быстро морщусь, понимая, что я сижу вовсе не на кровати. Я находилась в салоне автомобиля. А если быть точнее топика. Отец арендовал машину для перевозки вещей, да и для того, что бы "спать было удобнее". Так сказал папа. Выдохнув, я взялась за поручень, встала и пошла к отцу. Меня немного шатает, я не выспалась.

- Уже проснулась? - Папа улыбнулся и посмотрел в зеркало заднего вида. Я кивнула и села рядом с ним.

- Долго еще? - Спросила я папу и при этом всматриваясь в дорогу. Пасмурно. Будет дождь. И зачем мы вообще приехали, спрашивается, в этот Новый Орлеан. Лучше бы остались в нашем Бристоле в штате Коннектикут. Непроизвольно всплывают воспоминания про наш дом. Я хмурюсь и отвожу глаза в сторону папы.

- Еще немного, потерпи родная. - Он похлопал меня по коленке и переключил передачу. - Хочешь есть? - Его голубые глаза смотрели в упор, а волосы цветом молочного шоколада переливались на солнце. У него были довольно выделенные скулы, тонкие губы и высокий лоб. Меж бровями пролегли небольшие складки и в уголках рта тоже. На лице уже красовалась небольшая щетина. И этого мужчину я любила больше всего на свете.

- Нет, спасибо.

- Хорошо.
  
   Я встала и отправилась обратно на свое законное место. И на этом наш утренний разговор закончился. Беру портфель и копошусь в нем, что бы достать телефон и наушники. Через пару минут нахожу то, что нужно и достаю, попутно вешая портфель на сиденье напротив. Смотрю на время. Восемь тридцать утра. Опять вздыхаю, включаю музыку и закрываю глаза погружаясь в собственные воспоминания.

Два месяца назад мы с отцом узнали о похождениях матери на право и налево, отчего отец потребовал от нее развода. А я сразу сказала, что останусь с ним. С ним мне было легче и спокойнее. Его я любила больше. Еще через месяц состоялся суд на деления имущества и детей. Суд прошел легко и бесконфликтно. Отец оставил матери дом и машину, так как с собой мы ее забрать не сможем. Когда дошло дело до детей, я сказала, что останусь с отцом. Судья и мама согласились, хотя довольно не охотно с этим согласилась моя мать.

В семье как я уже и сказала я была одна. Хан Тяфьть, с русыми волосами и зелеными глазами. С глупыми увлечениями и со странными прихотями. Так думали окружающие, но так ли было на самом деле?
Я Хантер Вирджиния Тафт. С тёмно-мендалиевыми оттенком волос, который выцветает каждое лето под русый. Мой настоящий цвет глаз серый, но в свете дня, он схож с зеленоватым. Моими увлечениями были: книги, музыка, балет, который я могу смотреть сутками, сериалы и что-то в этом духе. Моими прихотями называли странными, потому что в свои пятнадцать лет, а то есть год назад, я сделала себе на правой руке татуировку от запястья и до внутренней стороны локтя. Это было крыло ангела чёрного, синего и голубого цвета. Мама не давала на это добро, но папа просто молча взял меня за руку и отвел в тату-салон, где сделала вместе со мной парные татуировки, только на левой стороне и в красном, сером и зеленом цвете. Так впервые, он ощутил вкус этого дела и погрузился в него с головой. Сейчас на его теле более десяти татуировок, в основном на спине и ногах.

Итак, развод прошёл удачно и через несколько недель мы уехали сюда. В пасмурный и затухлый Новый Орлеан. Папа нашёл мне новую школу и завтра пойдёт подавать документы. Я перешла в десятый класс.
Отец же будет главным архитектором города. Мы жили в достатке, и не были бедными. Он собирался покупать на этой неделе машину. Но пока, мы на пути к новому дому.
Я не знала, что меня ждет в этом городе и найду ли я тут друзей. Потому что там, мне было легко распрощаться с тем, что у меня было. Я легко оставила мать одну, лживых друзей, гнилых людей там. И школу, что была каким-то шлюхо-притоном. В этом же городе я собираюсь начать жизнь заново.
   Машина остановилась со скрежетом возле небольшого домика в один этаж.
- Приехали милая! – Отец не смотря на то, что только что развелся был рад как никогда. Ничего не поднимает ему так настроение как новая татуировка.
- Ну и когда прием? – Я взглянула на счастливого отца спускаясь по лестнице топика. Как только я оказалась на улице, меня обдало холодом.
- Уже завтра. Поеду сразу после того, как завезу твои документы в школу.

  Он сиял от счастья и казалось вот-вот запрыгает и захлопает в ладоши как девочка. Я непроизвольно улыбнулась.
- Поехали со мной? – Он начал доставать вещи в самом конце машины.
- Я даже не знаю, что хочу, пап. – Покачала головой и отвернулась в сторону дома.
Он стоял П-образно и был довольно обширным. Его стены были выкрашены в черно-белый цвет, фундамент выкрашен под дерево-сетку, бежево-персикого цвета, а фасад радовал глаз. С двух сторон от дома стояли клумбы. Там были посажены розы, колокольчики и любимые мамины пионы. Скукоживаюсь вспоминая то, как застукала этого самого маминого ухажера, когда он дарил ей эти чертовы пионы.
- Я их вырву, - шептала я.
- Я не буду против, - от папы это не осталось не замеченным. Он тащил уже третью сумку в глубь дома.
- Ой, - спохватилась я. – Давай помогу?
- Я был бы несказанно рад, Вер.
  
   Вер, Вера, Верусик – так называл меня отец. Ведь второе имя мне подобрал именно он. Вирджиния… Очень оригинально, спасибо папа!
Беру не совсем тяжелые сумки и несу в дом. Как только я зашла, меня обдало приятной свежестью. Тут пахло на удивление древесиной и мятой. Словно тут мятное поле. Я закатила глаза от наслаждения.
Я помогла перенести папе все вещи, и когда он поручил мне отыскать свою комнату и разобрать все вещи уехал отдавать машину. Я осталась одна.
   Я осмотрела весь дом минут за десять. В гостиной стоял камин, а над камином весел плазменный телевизор. Перед ними стоял диван, «одетый» в белоснежный футляр, на котором были декоративные маленькие подушки разного цвета. Далее шла кухня, на которой мне придется каждое утро и вечер готовить еду, ничего интересного… Затем две ванные. Напротив папиной комнаты и моей. Папины вещи я разложила быстро и улыбнувшись покинула комнату. Разобраться где-чья комната было проще простого, папа повесил на них таблички. Чертов гений!  На его двери было написано «Узнаю, что ты убрала все по местам – убью», а на моей просто «Вера». Я закатила глаза от возмущения. Я – Хантер!
Пока он тут был в первый раз, он зря времени не терял и обустроил все как надо.
  
   Как только я зашла к себе в комнату, мне вскружил голову белый цвет. О, как тут было красиво! Мои окна выходили на главную дорогу улицы, которой я не знаю. Но скоро узнаю, ведь мне теперь тут жизнь хрен знает сколько. Папа выбрал мне комнату чуть больше чем его. Этот цвет почти слепил меня. Белые стены, на которых был арт Девушки-ангела стоявшей с табличкой как в аэропорте, и там было написано «Твое имя, если я узнаю, что ты был в комнате моей дочери». Потолок был белым, также, как и пушистый белый ковер у меня под ногами. Кровать стояла у окна, занавески которого были огненно-красного оттенка прекрасно сочетавшимся с белым цветом. Я быстро разложила все свои вещи в белый шкаф, дверцы которого были зеркальными. Обувь я поставила в низ. На комод я разложила книги и поставила мой любимый светильник-панду, поцеловав его, я вышла из комнаты и направилась в ванну, чтобы разложить вещи там.
Как только я закончила со всем этим, я вспомнила, что из еды у нас дома ничего нет. Взяв телефон, я  написала папе сообщение, что бы купил что-то, что можно было приготовить. Пришло ответное смс.



Jane Miltrom

Отредактировано: 09.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: