Я покоряю мир

Размер шрифта: - +

Глава 3

В субботу на занятиях я обсуждала с куратором курсы секретаря. Он порекомендовал мне учебное заведение, в котором можно согласовать время занятий, чтобы появилась возможность устроиться куда-нибудь на подработку.

Изготовление оберегов, как бы интересно это не звучало, на самом деле было похоже на рукоделие, в котором от материала и настроения рукодельницы зависит конечный результат. Оберег может приносить удачу или защищать от сглаза, а может и навредить, если делать ее с дурными мыслями.

И, хотя это направление магии считается перспективным, чтобы оно себя окупало нужны полугодичные курсы, два квалификационных экзамена, а потом еще придется долго и упорно искать клиентуру. Сходу заказы никто делать не будет. А жить в это время на что?

Поэтому обережники обычно дробят свое обучение на два этапа по три месяца и занимаются изучением своей магии на летних каникулах во время учебы в выпускных классах. А признание и клиентуру нарабатывают, учась в университете. Да, своим же однокурсникам и будут делать обереги с заговорами на любовь, удачу и хорошие оценки на экзаменах.

А пока однокурсники переженятся, заведут детей, вспомнят про дальних родственников… Вот и получается, что стабильный заработок начнется никак не раньше тридцати – тридцати пяти.

Академия Дополнительного Образования, да-да это такое название, куда я при помощи куратора подала заявление, находилась в центральном районе столицы в одном из старейших зданий. Район и заведения довольно престижное, и диплом оттуда не просто бумажка с печатью, а настоящее подспорье на тернистом жизненном пути.

Мои сеансы терапии в залах красоты подходил к концу. За это время я успела пройти курс оздоравливающе массажа, а еще научиться профессионально краситься. Нолан, когда увидел мои стрелки только повздыхал, а на следующее утро подарил мне абсолютно новый набор профессиональной косметики и отвел к визажисту. Девушке, которая накрасила мне один глаз и заставила красить второй, повторяя все ее действия.

В субботу вечером, за два дня до того, как меня отпустили на вольные хлеба, Нолан, с которым я все-таки нашла общий язык, решил сделать мне прощальный подарок. Затащил меня на маникюр и педикюр, лично проверил как я теперь крашусь, а потом усадил в парикмахерское кресло.

- Знаешь, дорогая, - он пропустил мои волосы сквозь пальцы. – С волосами надо что-то делать. Витамины пей и дальше, отрастающие локоны будут крепкими. А сейчас я тебе пару масочек сделаю. И, может, окрашивание? Тебе твой светло-русый совсем не идет, ты такая бледненькая.

- Хорошо, - перекраситься я и сама хотела, даже мастера подходящего искала. – В какой цвет ты предлагаешь?

- Ничего кардинального. Я просто добавлю тебе немного яркости, - улыбнулся Нолан. – Будет у тебя новая жизнь с новой прической. Стрижку менять не буду, только кончики секущиеся уберу, а то стыдобища. У каждой уважающей себя девушки должны быть ухоженные волосы! Нет денег на еду, зато есть на шампунь! Надо уметь расставлять приоритеты.

Я только хмыкнула. Приоритеты у каждого свои, и не мне, с моей манией иметь собственное жилье, осуждать парня, которому шампуни важнее еды.

Так что на последней встрече с куратором, я предстала эффектной брюнеткой. Конечно, до черного цвета волос мне было еще далеко, но мой сегодняшний оттенок Нолан назвал самым потрясающим горьким шоколадом во всех мирах. Это он так свою работу оценивает, а не мою новую внешность.

Хотя, должна признать, я теперь выгляжу потрясающе. Свежо. Ярко. Стильно. Этот цвет определенно идет мне больше, чем родной светло-русый, который Нолан в сердцах назвал бледно-мышиным. Теперь мои серо-голубые глаза стали заметней, ярче. Внезапно стало понятно, что у меня пухлые розовые губы сердечком, и маленький курносый носик. Волосы после масок стали невероятно блестящими, мягкими и гладкими. Правда, немного короче, примерно до лопаток, но зато без секущихся кончиков. Кроме того, мне сделали татуаж бровей, состав которого немного отличается от привычного землянкам, поэтому не синеет со временем, а просто исчезает, да и держится он не более полугода.

Также, в нашу последнюю встречу Чарльз записал адрес моего временного пребывания. На всякий случай. Поскольку жилье для покупки я так и не выбрала. Я сняла в аренду небольшую комнатку близко к академии, чтобы не тратиться на дорогу. Саму комнату я пока не видела и с хозяйкой общалась только через почту.

В дворцовый парк я смогла выбраться только в воскресенье после обеда. Смешно сказать, но я целую неделю на улице не была. Этот дворец такой огромный, что кажется будто в разных концах города побывал, а не перешел из одного крыла в другое. Я и в парк-то решилась выйти только потому, что будет неправильно прожить неделю во дворце и совсем не увидеть его окружения.

Парковый ансамбль был великолепен. Должно быть над ним трудился не один десяток садовников. Чего здесь только не было. Ажурные маленькие беседки, маленькие заболоченные прудики, искусственное озеро, шпалеры с вьющимися растениями, клумбы с самыми разными цветами, фигурно остриженные кустарники, огромные неукротимые деревья. В укромных местах стояли лавочки, шезлонги, столики для пикников и даже качели. Все это напоминало парк червонной королевы из Алисы в стране Чудес.

Я долго плутала по разным тропинкам, наслаждаясь запахом цветов и открывающимся пейзажем, а когда вышла к кустам с голубыми розами, не удержалась и сорвала один бутон. Такая редкая красота, может, стоит засушить лепесток?

Заблудиться я не боялась, дворец был хорошо виден из любой точки парка. Но с наступлением темноты, стала держаться центральной дорожки, потому что из скрытых от людей площадок парка, стали доноситься разные звуки. Не совсем приличные. В основном смех и отголоски флирта, иногда стоны, но в любом случае я поторопилась добраться до своих комнат. А-то кто знает, что может случиться. Спасать меня некому. А нравы у них тут, по всей видимости, более чем свободные.



Рина Вешневецкая

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться