Я просто тебя люблю (книга 4)

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

Глава седьмая

Настоящий мужик сказал и сделал! А не сделал, так ещё раз сказал...

(Из записок отставного генерала)

Войлочные ковры, служащие в шатре стенами, на ощупь были колкие и шероховатые. Если рукой сверху вниз провезти, то неровно – под пальцами узелки, шишечки какие-то чувствовалась. А если снизу вверх, то колко. Жёсткие ворсинки, смахивающие на тонюсенькие щепочки, цеплялись за кожу, царапались. А с виду ковёр казался мягким, пушистым. Солнечный свет, тонкой дорожкой пробирающийся из-под наполовину откинутого полога входа, путался в шерстинках, подсвечивая каждую. Оттого казалось, будто кошма сияет приглушённо.

Арха погладила узор – ярко-красный на светло-сером. Непонятно, как его сделали: не нарисовали, не выткали, не выплели, словно бы войлок таким вот и создали, с чуть выпуклым рисунком.

– И что это значит, ведьмой быть? – сказала, наконец, лекарка, хотя спрашивать вовсе не хотелось.

То самое ощущение полудрёмы-полуяви, заторможенности мира, которое, казалось, осталось в степи вместе с пожаром, на самом деле никуда не делось, всё время с ней оставалось. Просто, видимо, она так привыкла, что не замечала. А вот стоило проснуться утром, да не утром даже, а днём – солнце уже за полдень перевалило – и чувство вернулось.

Арычар ещё затемно отбыла в другое стойбище, рассудив, что неплохо бы соседей порасспрашивать насчёт поджога. Расспросы, видимо, предполагались активные, так как по словам Ирды, выехали шаверы, вооружившись до зубов.

Ну а ведунью, понятно, никто и не подумал разбудить. Собственно, её даже предупредить никому в голову не пришло. И то правда: что зазря волновать нежную, трепетную, а, главное, ни на что негодную лань? Без того умаялась девочка, переволновалась. Опять же, хаш-эд может и голову снять, если трепетная пятку уколет.

Только вот рыжая ифоветка навестить решилась. Помаялась на пороге, да поспешила слинять по каким-то своим делам. И вот старуха Элной притопала с жутко таинственным видом, заявив, что она готова рассказать «нарчар», что значит ведьмой быть.

Суд по её тону бабка искренне считала: Арха только этой минуты всю жизнь и ждала, готовилась к Великому Событию.

Честно говоря, лекарке даже не особо и интересно было.

– Я знаю, что ты себя ведуньей считала, дитя Жизни! – торжественно начала Элной, разгладив корявой ладонью юбку на разложенных коленях. Вот так странно она села – пятки к себе подтянула, а колени в стороны разложила, словно бабочка крылья. – Но ведовство – это лишь первый шаг. Должно теперь...

– К чему? – Арха глянула на старуху через плечо и быстро отвернулась. – К чему первый шаг-то?

– К силе, – не слишком уверенно ответила бабка. Видимо, лекарка умудрилась её с мысли сбить. – Пойми, дитя неразумное, ведьмы сильны, но ты втрое, вдесятеро сильнее. В тебе искра самой Жизни тлеет! И эту искру можно раздуть, как...

– Зачем ведьмам искра Жизни? – вяло удивилась лекарка. – Вы же всё от живых берёте, вон как арифеды. Только они кровь пьют, а вы силу.

– Кто ж тебе сказал такое? – нехорошо прищурилась старуха.

– Бабушка, наверное, – пожала плечами Арха. – Да и видеть приходилось. Кстати, ещё вопрос: вы же можете выглядеть моложе Агной-ара. Всего-то и надо донора найти.

– Что за слова такие умные? – фыркнула ведьма.

Пояснять ведунья не стала: во-первых, смысла не видела и не хотелось. А, во-вторых, почему-то уверена была, что Элной её поняла прекрасно.

– Ну, хорошо, – изрядно помолчав, протянула, наконец, старуха. – Раз ты у нас такая умная, то по-умному и говорить станем. Ты ж не умеешь ничего. Травки там, притирки с исцелениями – всё это для дитёнков. Ведьмы же многое могут, очень многое...

– Больше первородных лордов? – опять перебила лекарка, машинально гладя войлочный узор.

– В чём-то даже сильнее мы, – уклончивость бабки сказала гораздо больше, чем её ответ. Не сильнее, но могут многое. Хотя какую особую силу Арха у демонов-то видела? Хождение через Тьму? Создание, да и то цепочки. Даже императрица больше ведьмовством пользовалась, чем Тьмой изначальной.  – Дело не в том. Пусть твоя Богиня от тебя и отвернулась...

– Ну а это вы откуда знаете?

– Да дашь ли ты мне слово сказать?! – разозлилась Элной, пристукнула клюкой сердито. Правда, удар по ковру, на земле расстеленному пришёлся, а потому вышел неубедительным. – Подружка мне нашептала.

– Я даже догадываюсь, что это за подружка, – усмехнулась лекарка. – Любит она в последнее время... пошептаться. Интересно, демонам тоже она посоветовала в степь ехать, меня искать?

– Каким таким демонам? – не поняла ведьма.

– Моим демонам, – спокойно отозвалась лекарка. – Тем самым, которые откликнулись, стоило позвать. Кто-то из них мне сказал, только вот не помню, кто именно, что с утра нас разыскивали. И даже провизию захватить не забыли. Значит, всерьёз за дело взялись, не с места сорвались.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться