Я просто тебя люблю (книга 4)

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая

Глава пятнадцатая

Свадебные традиции давно устарели. Кому нужен букет невесты? Лучше кидать в толпу холостого мужчину.

(Из наблюдений профессиональной принцессы)

К полудню от прелестей ифоветок Арху начало мутить. Ценность щедро демонстрируемых достоинств демониц была разной, но все они, безусловно, впечатляли. По крайней мере, по мнению присутствующих мужчин, не зря же они так послушно таращились на предлагаемое изобилие! Но если говорить совсем уж честно, тут было на что посмотреть.

Конечно, лекарка к ценителям собственного пола никогда не принадлежала, только вот и её ифоветские невесты равнодушной не оставили – уже первые из них вызвали острый приступ ядовитой зависти. Но оказалось, что и от отравы можно не помереть, а наесться ею до тошноты.

Девицы, по очереди подплывающие к подушкам, на которых восседали глава клана Шаррах, обмотанный бинтами наследник и почётные гости, были обряженны настолько же скудно, насколько и дорого – то есть, наготу в основном пытались прикрыть не тканью, а золотом и драгоценностями. Каждая из претенденток исполняла несколько па, демонстрирующих достоинства красавицы в самом выгодном ракурсе; зачитывала нечто рифмованное, но пониманию Архи недоступное, так как вирши произносились на местном наречии; и отбывала в сторону, к не менее чинно восседающим женихам. Кажется, там ритуал повторялся – ведунье дальний край поляны загораживали стоящие статуями золотомасочные сагреши, то ли охраняющие господ от вассалов, то ли вассалов от господ, то ли просто украшающие собой пейзаж. Но лекарку данное обстоятельство нисколько не расстраивало, желание рассматривать каждую невесту по второму разу отсутствовало напрочь.

Архе изначально ужасно не хотелось на это торжеств идти. На обряды, хотя бы косвенно относящиеся к жениховству и браку, у неё выработалась стойкая аллергия ещё со времён посещения бывших владений Тхия. Но Ирда доходчиво объяснила: проигнорировать приглашение значило смертельно оскорбить не только хозяина, от чего бы ведунье даже стыдно не стало, но и весь род Шаррахов.

Несомненно, старик-ифовет спал и видел, как его незваные гости убираются восвояси. И в этом желании Арха с ним была полностью солидарна. Но, несмотря на усилия лекарки, шаверской ведьмы и суточные бдения Ллил, раненые поправлялись медленно, будто сами выздоравливать не желали. Хаш-эды – и Дан, и Адаш – тоже никуда не торопились, ждали неведомо чего. И старику ифовету приходилось ужом изворачиваться, угождая высоким лордам.

Как известно, в деле пяткоподлизывания и попуцелования перегибов не существует: чем больше, тем лучше – такое пересластить или пересолить невозможно, поэтому папенька Шая средств и сил на ублажение демонов не жалел. А, может, и жалел, но ублажить всё равно пытался. Вот потому семейное торжество, никого, кроме рода не касающееся, превратилось в праздник, на который Шаррах даже степняков позвал. Точнее, приглашена была одна Агной-ара и та чести удостоилась только потому, что Архе родственницей приходилась. Но арычар стесняться не стала, прихватила парочку хозяев соседних стойбищ. Видимо для придания значительности степному «посольству».

И вот теперь вся эта более-менее блистательная толпа вынуждено любовалась потенциальными ифоветскими невестами.

­– Я смотрю, тебе это всё не слишком нравится? – даже не пытаясь голоса понизить, спросила Ирда, скривившись, будто происходящее не нравилось именно ей, неловко, левой рукой поправила правую, лежащую на перевязи.

– А что здесь может нравиться? – буркнула ведунья. – По-моему, всё это здорово напоминает бордель: девочки себя показывают, клиенты оценивают.

– Не передёргивай, пожалуйста, – едва слышно попросил Дан, между прочим, в сторону Архи даже не взглянув. Хаш-эд очень занят был – очередную ифоветку рассматривал.

– Ну, извини, – лекарка раздражённо дёрнула манжет, едва его не оторвав, – я же не виновата, что это именно так выглядит.

– Можешь не извиняться, – бесстрастно отозвалась Ирда, – в чём-то ты возможно и права. Только девушки не клиентов ищут, а мужей. Естественно, мужчина сначала должен оценить, что берёт, ему же жить. Или предлагаешь, как у шаверов, несчастному замотанный свёрток совать? Мол, пусть сюрприз будет, порадуется, когда размотает?

– Ничего я не предлагаю! – огрызнулась Арха. – И это как раз неестественно! Жить-то и впрямь до самой Тьмы. Это с женой-то, которую выбрал, потому что у неё большая… красота. А если она стервой окажется или совсем дурой?

– Ну, после Представления Невест вечную жену берут редко, – равнодушно ответила ифоветка, – тут чаще временный брак заключают. Только кому какое дело до невестиного характера? Не мне, конечно, судить, но, кажется, в женитьбе не это главное.

– А что тогда? – оторопела лекарка.

– Ты в постели со своим хаш-эдом отношения выясняешь или, может, умное что обсуждаешь? – спокойно поинтересовалась Ирда, нисколько не смущаясь присутствия того самого хаш-эда, на слух никогда не жаловавшегося.

– Да при чём тут постель?! – чувствуя, что кончики поджавшихся ушей припекать начинает, выпалила Арха. – Не она же главное!



Катерина Снежинская

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться