Я родилась пятидесятилетней...

Размер шрифта: - +

Остапа понесло... или Почем опиум для народа?

 

Я видел Заслугу: по свету она,
Как нищий убогий, скиталась:
Я видел, как Бедность в одежде шута
Пред сильными мира кривлялась:
Я видел, как нагло в порок и разврат
Невинность безбожно толкали,
Как Гений и Разум пред Силой молчат,
Как честь и Любовь оскорбляли:
Как в докторской тоге, с дипломом в руках
Безумие гордо шагает!..
Я видел Добро в кандалах и цепях,
А Зло — на свободе гуляет!..
      И я устал, устал!.. И смерть призвал бы я,
      Но как же я умру, оставив здесь тебя?!


 

— Вильям Шекспир «Сонет 66»



 

Белла



      Почта для меня, человека русского, да что там, почти советского, ассоциировалась с долгим ожиданием… Живя в Америке не первый год, я начала отвыкать от этого. Дело в том, что американцы получают десятки писем в неделю. Почтой отправляются абсолютно все документы и товары: счета за коммунальные услуги, интернет, документы по медицинской и автомобильной страховке, платежи по кредитам, банковские выписки, кредитные карты, водительские права, регистрационные документы на автомобиль, включая комплект металлических номеров, покупки через интернет-магазины, даже тяжелые и крупногабаритные. Наверное, поэтому забрать почту — ежеутренний ритуал каждого третьего американца.

      Полмиллиона почтальонов, совсем не похожих на нашего любимого Печкина, ежедневно разносят пятьсот миллионов писем по всей стране. Чисто для справки, «Почта России» обрабатывает около 1.7 млрд единиц корреспонденции в год. Примерно с тем же количеством почта США справляется за три дня.

      Поначалу мне казалось это невероятным, но потом я узнала, что такая скорость и мобильность объясняется очень просто — почта Соединенных Штатов является одним из самых крупных владельцев автопарка, в котором насчитывается более 260 000 машин. Машины были грамотно разделены по городам, в соответствии с плотностью проживания. То, что в Форксе есть почтовое отделение, я считала немного странным, но то, что машиной почтальона являлся не привычный фургон, а личный транспорт, которому оплачивался бензин, было не таким уж удивительным.

      Да, товарищ Печкин, это Вам не пешком по деревенскому бездорожью с мечтами о велосипеде…

      Именно поэтому письмо, опущенное в почтовый ящик утром, вечером уже летело в другой штат навстречу далекому адресату. Письма и бандероли доставлялись очень быстро, и можно было подождать два-три дня, когда посылку принесут прямо к моему порогу, но подарки от дедушки я привыкла всегда вскрывать незамедлительно.

      Моего терпения хватило ровно до машины… Каллен нес посылку, с улыбкой наблюдая, как меня колбасит, наверное, поэтому спросил:

      — Если так хочешь открыть, давай откроем тут.

      Не в силах подавить тихий стон облегчения, я потянула пальчики к коробке:

      — Конечно, Эдвард, раз ты так настаиваешь… Открываем прямо сейчас… Иди сюда, моя прелесть…

      Вампир посылку не отдал и настоял, что одной рукой я ее все равно не открою. Могу порезаться об упаковку и вообще «он сам». Не успела я возмутиться, за кого он, мол, меня принимает, как парень быстро избавился от лишнего и протянул мне уже открытую коробку.

      Первое, что я схватила, было письмом.

      Дед всегда отправлял мне письма именно так. Бумажные. Вчитываться в острый, размашистый почерк Роба всегда было приятно, в этих строчках легко было угадать его настроение, иногда казалось, что я даже слышу его насмешливый голос:

      Дорогая Изабелла,

      Если честно, твое решение уехать в Форкс стало для меня полной неожиданностью. Потом я подумал, что скоро ты вернешься, но вот пошла вторая неделя, а ты все еще в этом дождливом и туманном городе, население которого меньше, чем количество читателей в публичной библиотеке Нью-Йорка в будний день…

      Конечно, я не мог не послать тебе этот желтый зонтик, который случайно заметил, проезжая твой любимый Брайтон. Пусть он будет напоминать тебе солнце, поверь мне, моя драгоценная, в Форксе последнее застать сложно, так что если ты случайно (по привычке) захватила темные очки, то можешь смело отсылать их матери в Джэксонвилл.

      Как ты и просила, я сделал записи фоновой музыки для твоих любимых композиций на скрипке. Вашими со Светой наработками очень заинтересовалась студия, но об этом лучше поговорим лично…

      Надеюсь, что ты сможешь прилететь в Нью-Йорк на выходные. Да, мне опять требуется русский переводчик. Билеты ты найдешь в посылке. Много вещей не бери, по плану деловой ужин, а также я взял билеты в Маджестик, кажется, ты давно хотела сходить на мюзикл Ллойда Уэббера, верно?

      Кроме вышеперечисленного, я хочу порадовать тебя пачкой твоего любимого овсяного печенья, знаю, что русский вариант ты еще не пробовала, но эту порцию привезли мои новые потенциальные партнеры, никак, в качестве взятки тебе лично. Конечно, на предмет подкупа торговался я. Изначально они хотели привезти алкоголь, но я сказал, что ты не пьешь. Естественно, про свой возраст ты скажешь по желанию, я же подтвержу даже то, что ты моя ровесница. Я ведь достаточно молодо выгляжу, дорогая?

      К слову о годах, и времени, которое берет верх над нами… Я прочитал Джона Кольера, которого ты мне посоветовала. Право, не знал, что книга с названием «На полпути в Ад» заставит меня так посмеяться. Весьма удачная пародия на душеспасительное чтиво.

      Несколько ответных сатирических томиков я отправляю тебе, и только посмей заикнуться, что ты их уже читала, дорогуша! Правда, эти книги я сам еще не читал, так как они на русском. Как всегда я жду твоей рецензии, и если она будет положительной, то, думаю, я смогу найти их перевод…


      В порыве острого любопытства, я нырнула в коробку, пошуршала печеньем и нашла почти на дне за небольшим свертком две потрепанных книжки. «Золотой теленок»… И «Двенадцать стульев»… Нет, дедушке ничего не скажу, но лично однозначно перечитаю!

      Так как телевизор ты смотреть не любишь, что я прекрасно знаю, то советую тебе точечно ознакомиться с фильмом, который заставил лично меня пересмотреть свои взгляды на жизнь, деньги, работу и близких в частности — «Человек дождя». Кажется, ты недавно писала мне о синдроме Каннера, когда мы обсуждали с тобой Фореста Гампа, тут герой немного савант.* (редкое состояние, при котором лица с отклонением в развитии, в том числе аутистического характера, имеют «остров гениальности» — выдающиеся способности в одной или нескольких областях знаний, контрастирующие с общей ограниченностью личности.)

      Моя гениальная девочка, передавай привет Чарли, надеюсь, что он не слишком обидится, если я украду тебя на эти выходные. Уверен, что за несколько лет ты отвыкла от тихой провинциальной жизни, а влажный воздух родных мест никогда не сможет сравниться с загазованным и шумным Нью-Йорком… Если твой отец тебя не отпустит, то будь уверена, я прилечу в Форкс сам. И это совсем не ностальгия!

      С любовью,
      Твой скучающий дедушка Роб.


      Так я и поверила, что он скучает только по мне, а не по этому городу. За последние десять лет, Роб не был в Форксе ни разу. Даже в Рене периодически вспыхивали теплые воспоминания о юности и об этом маленьком дождливом городке.

      — Хорошие новости, Белла? — голос Каллена заставил вспомнить, что я чуть-чуть не одна.

      — Замечательные, у меня глобальные планы на выходные, если ничего не сорвется, я посещу Бродвей.

      Улыбка Эдварда на миг дрогнула:

      — Ты улетаешь в Нью-Йорк? Только на выходные?

      — Будешь скучать? — провокационно спросила я, картинно хлопая ресницами и убирая конверт в коробку. Первый ажиотаж прошел, и я чувствовала себя способной потерпеть до дома с доскональной инвентаризацией.

      Эдвард на шутливый вопрос реагировал странно. Я думала, что он посмеется… Что же он молчит и хмурится, как архиерей на приеме? Ладно, может быть, пока вампир перезагружается, попробовать печеньки?..

      — А ты, Белла, скучать будешь?

      От неожиданности, я подавилась воздухом от возмущения. Посмотрев на Каллена, как Ленин на буржуазию, я честно ответила:

      — Слишком богатая культурная программа в обществе подкованных взяточников, — я потрясла пакетом. — Дедушке требуется русский переводчик, так что времени скучать почти не будет.

      Что-то подозрительно похожее на чувство самосохранение заставило меня умолчать о поездке к квилетам. Не будем перегревать лягушонка.

      — Тогда я тоже попробую себя занять, Белла. Тем более, у меня есть достаточно времени до пятницы, чтобы устать от тебя.

      Я не сразу поняла, что Эдвард ответил на мой вопрос… Вот значит как?

      — Кому вы врете, мистер Каллен? Вы будете не находить себе место и считать минуты до встречи со мной, — я отвернулась от вампира и рисовала пальцем солнышко на запотевшем окне. Верхние лучики рисоваться не захотели и потекли дождливыми каплями вниз, смазав мой недорисунок. Я вздохнула, наблюдая, как легко солнышко превращается… превращается солнышко… в унылый дождик… И похожие метаморфозы происходили стоило мне взять в руки кисточку.

      — Белла, что с твоим настроением? Только что ты едва не светилась.

      Я сама себя не понимала. Теплое отношение с Эдвардом внезапно показалось каким-то зыбким. Время, как песок стремительно убегало тонкой, но неумолимой струйкой. Ускользало сквозь пальцы. Странное чувство.

      — Просто задумалась, — натянуто улыбнувшись, я решила сменить тему. — Эдвард, могу я попросить тебя кое о чем? В понедельник мне нужно будет заехать в больницу, наверняка меня повезет шериф Свон… Предупредишь Карлайла не использовать сложные медицинские термины в папином присутствии? После того как один недалекий медицинский работник сказал ему по телефону, что у мамы неврокардиогенное синкопе вазовагального типа, он сорвался с работы и морально готовился к похоронам. А она просто чувствительна к виду крови.

      Я вспомнила, как десять лет назад мама пыталась научить меня кататься на велосипеде. В прошлой жизни мне было как-то некогда, так что в этой, глядя, как лихо рассекают мальчишки на этом безвредном для экологии транспорте, я решила восполнить очередной пробел в навыках.

      Велосипед выбирала Рене, и когда я увидела это розовое чудо, уже тогда должна была внять этому знаку судьбы и понять, что все будет не так хорошо, как мне мечталось. Но собственную интуицию я гордо проигнорировала. Сначала я тупо боялась на него сесть, мое нормальное равновесие на двух ногах и одной заканчивалось ровно там, где мне предлагалось оторвать их обе от земли и довериться плохо надутым колесам… Умом я понимала физику движения, но на практике… На практике я заработала первый шрам на коленке и узнала, что Рене падает в обморок, едва увидев чужую кровь.

      Кажется, что-то подобное было и у моего книжного прототипа, хотя я заметила некоторую избирательность реакции, которая несколько противоречила диагнозу. После аварии, которую я с чистой совестью проспала, Белла Свон совершенно спокойно сидит рядом с окровавленным Тайлером, не испытывая ни малейшего дискомфорта, но стоит ей заметить капельку крови на уроке биологии, и девушку буквально выносят из кабинета с острым приступом гемофобии.* (боязнь крови)

      — Без проблем, я предупрежу отца, Белла… А ты не чувствительна к виду крови?

      Я не смогла сдержать смешок. Кто о чем, а вшивый о бане:

      — Ну, ее вид определенно вызывает во мне некий дискомфорт, и в моей голове возникает целый алгоритм действий, с целью остановить ее. Но сомневаюсь, что это помешает моей будущей профессии. Хотя, может быть, я и не стану хирургом, -помолчав, я решила закинуть удочку. — Вдруг я продолжу дело Фрэнсиса Коллинза? Геном человека почти полностью разгадан, но всякие ли изменения в нем ведут к развитию тех же опухолей и нездоровых мутаций? Что если возможно улучшение? Повышенный иммунитет, увеличение срока жизни, ускоренная работа мозга, быстрая регенерация, улучшенные физические показатели… Да просто возможность дыхания под водой, как у того же Ихтиандра, Эдвард! Ты понимаешь, сколько детей можно спасти от асфиксии врожденной возможностью хотя бы последнего?

      Я смотрела на вампира и старалась не пропустить ни малейшей реакции на мои слова. Слишком многое зависит от этого разговора. Если я не найду понимания и отклика в его глазах, он превратится из друга в живой, но бездушный справочник, а-ля ответы на «Что? Где? Когда?».

      Каллен не подвел. Не было ни скепсиса, ни брезгливости, ни скуки. Некоторая задумчивость и мельком поджатые губы в то время, что я по сути перечислила предполагаемые отличия вампира от человека. И все…

      — Действительно можно спасти, Белла… И твои намерения весьма благородны. Но неужели ты думаешь, что эксперименты над людьми запрещены просто так? Я не хочу рассказывать тебе о всех этих ужасах. Если тебе станет интересно, ты сможешь легко найти об этом информацию в сети. Но уверяю, ты ошибаешься, если думаешь, что впервые это начали в Германии времен фашистов, — слушать ровный и спокойный голос Эдварда становилось все страшнее, — Джеймс Марион Симс, ты наверняка слышала о нем, основатель современной гинекологии, врач-хирург… Использовал десятки африканских рабынь, как мышей для своих экспериментов, оперируя бедных женщин без наркоза и обезболивающего, как мясник, считая их грязью. Ты думаешь, он не добился того, чего хотел? Отнюдь. Свищ был побежден, а этот врач стал президентом Американской ассоциации медиков. Его открытие спасло многих женщин, если не от смерти от инфекции, то от омерзения окружающих. Тебе ведь не стоит объяснять последствия разрыва мочевого пузыря при родах? Вижу по глазам, что такой необходимости нет… А теперь ответь мне на простой вопрос, Белла… Раз тебе не дают покоя лавры придуманного доктора Сальватора, скольких человек ты готова утопить, прежде чем добиться успеха и вывести своего Ихтиандра?

      Я сглотнула колючий ком в горле. Привкус желчи остался во рту. В глазах расплывалось от подступавших слез. Я была уверена, что меня подведет даже голос, но когда я заговорила, в нем не слышалось слез. Лишь уверенность.

      — Одного человека, Эдвард… Себя. Я могу отвечать только за себя. Это цена моего успеха либо поражения.



Мария Веселая

Отредактировано: 17.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться