Я сам пришел

Размер шрифта: - +

Я сам пришел

Пасмурная погода, душа требует «приключения», но мы все знаем, что такое бывает только в интересной (нет) книжке.

В книжке, где главный герой переносится в другое время, мир, вселенную (нужное вычеркнуть).

А наяву?

А наяву мы все сидим на жесткой игле под названием «работа».

Нужно работать, чтобы потом хорошо отдохнуть.

И не важно, что это самый отдых откладывается на потом.

Мы откладываем отдых на потом, потому что нам подвернулась работа получше предыдущей. И весь последний год, ты работал, теша себя надеждой, что вот он, долгожданный отпуск.

Но у вселенной другие планы на тебя (их нет), тебе подвернулся случай изменить в свой жизни одну циферку в месячном доходе.


 

В сети ты видишь лозунгу «Измени свою жизнь!», «Оптимизируй собственное время!», «Займись спортом!». Феминистки доказывают миру, что они лучше мужчин. Геи, что они тоже «любят».


 

Вы задумывались о собственном бытие?

Вам когда-нибудь приходило в голову, о том, что какой-нибудь ортодоксальный культ «повседневности», напишет житие о вас. О том, что подрастающей покаление невиновных детей (в том, что их родители такие) будет зубрить ваш образ жизни? Что он сделал? Почему он это сделал?


 

Возможно там будет подробная роспись ваших поступков, а так же подогнаны автором писания под события ваши «возможные» (выдуманные) мысли. Ведь, человек, который займет вашим жизнеописанием будет ломать голову «Почему он НЕ пошел и НЕ познакомился с этой ней/им?», «Зачем он УШЕЛ от разговора?», «Почему он НЕ сказал, что он/она чувствует?».

Автор бы просто не стал мучить себя, он бы исходил из мысли «что все его действия истинны и не пусты».


 

А теперь задумайтесь, что там будет написано?!


 


 

Пасмурная погода, душа требует приключений.

- Как меня все это достало, - подумал Галактион Андреевич.

Галактион, несчастный ребенок второго десятилетия двадцать первого века. В детском саду его знакомили с Марфами и Агатами, Святославами и Юлиями. В школе учился с Гориславом и Кононом. Но его единственный на всю жизнь настоящий друг был просто Сережа, или как принято уже в их возрасте Сергей Павлович.


 

Галактион Андреевич стоял в очереди в аптеку, они договорились с Сергеем Павловичем встретиться на этом месте в десять часов дня. Сергей задерживался.

Вчера они получили зарплату, а сегодня планировали, в свой выходной, закупаться на месяц вперед различными медикаментами. Жизнь суровая, и только сильные лекарственные препараты (на которые уходит весь месячный доход) позволяют еще хоть как-то изображать трудоспособного человека.

Осталось пару месяцев, и можно будет уйти на покой — на пенсию, и дожить в «ничегонеделании» свои последние пару лет жизни.

На большее Галактион не надеялся. Он всю жизнь шел к этому дню и осталось каких то-то пару месяцев.


 

Система воспоминания старика зациклились на ассоциативном ярлыке и вывели папку с документами в оперативную память мозга. Галактиону двадцать два, и он ждет окончания своей срочной службы в армии.

Он молод, и он глуп. Он не понимает, что жизнь коротка, и что не стоит вот так вот стоять столбом и прожигать свою жизнь.


 

Он не понимает, что нужно просто взять и позвонить той самой девушке, которая до последнего молчала, что их дружбе конец, потому что ее ревнивый жених будет проще их общения.


 

- Глупый и наивный албанец, - едва раскрывая губы шепчет в пустоту, предавшийся воспоминаниям старик.


 

Минута пустоты в голове, нужно прочувствовать боль в душе и сердце, зациклиться на ней, осознать причину и следствие. А затем продаться фантазии на тему, того что нужно было тогда сделать:

А нужно было перестать рефлексировать на тему собственной несостоятельности и недостойности её. Всего-то нужно было прислушаться к совету отца «что она не будет ждать вечность». Всего-то нужно было просто сказать ей, что ты «её любишь и будешь любить всегда».


 

- Как жаль, что все мы умны задним числом.


 

Минута тишины по бездарно прожитым годам…


 

Очередь сокращалась, вот-вот уже должна была дойти то Гала, а Серёги все не было.

«Что же могло случиться?, он ведь неподалеку живет — минут двадцать при самом медленном темпе».

Ровный гул очереди «почти пенсионеров» в аптеке за психостимуляторами.

«Сейчас бы закурить», - но не курил Галактион уже десять лет, опасаясь умереть раньше чем доживет до законного права «отдохнуть».

- Здравствуйте, девушка. - Пауза, - мне глицин в капсулах, фенотропил, пиразидол, витамины какие-нибудь дешевые, нитроглицерин, ношпу, уголь и аспирин.

Уходят еще несколько минут человеческой жизни. Сергея все нет.

Галактион вышел из аптеки, мерно вдыхает морозный воздух. Аккуратно, дозировано, ни коем образом не резко и не глубоко. Нужно привыкнуть к сухому холодному воздуху, после спертого и теплого внутри аптеки. Есть вероятность, зайтись в утробном кашле, привлекая неприятное внимание окружающих тебя людей.

Внимания людей Галактион никак не хотел на себе ощутить. Всю жизнь он его избегал, и так не смог свыкнуться с окружающим социумом.

Оглядываясь по сторонам, выстраивая правильное дыхание, никак не получалось заметить Сергея.
Достал телефон, старый с кнопочками, такие выпускают специально для стариков. Мелкая моторика уже не та, а зрение и подавно. Вот и приходится на ощупь, по памяти набирать цифры телефонного номера нужного абонента вручную.



Хмурый писака

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться