Я - Симисшах

Размер шрифта: - +

Глава 22. Сила

Слова дочери настолько испугали Симисшах, ведь одна мысль о смерти близкого сторонника Кеманкеша привела её в ужас. Оставив Махпейкер в своих покоях, Симисшах быстрым шагом направилась в комнату своего мужа.
Симисшах даже не поняла, как оказалась у входа в покои Мурада, где стоял Силахтар. Он сказал ей, что Мурад не может её принять, потому что занят. Симисшах, конечно потребовала объяснений по поводу судьбы Кеманкеша.
— Он провинился, Султанша, — спокойно сказал Силахтар.
— Какое наказание, Силахтар? — возмутилась Симисшах, хватая хранителя покоев за ворот, — отвечай немедленно: где Кара Мустафа Паша?!
 

***



      Мурад сидел на тахте и читал книгу, как вдруг услышал чей-то разговор, причем на повышенных тонах. Решив не вдаваться в подробности, приказал страже впустить наглеца. Какого же было его удивление, когда в покои зашла Симисшах. Мурад подошёл к ней и хотел поцеловать в щёку, как вдруг она отходит от него.
— Что ты сделал с ним? — спросила Симисшах, Мурад вначале не понял.
— О ком ты, моя звезда? — удивился Султан. Он за долгое время первые увидел в глазах Симисшах ярость. Она подошла к нему вплотную.
— Махпейкер упала мне в ноги, умоляя, чтобы я спасла Кеманкеша и сказала, что ты казнишь его! — сказала Симисшах, — что ты сделал с Кеманкешем? — услышав слова жены, Мурад только рассмеялся, — что ты смеёшься, Мурад? Разве состояние нашей дочери для тебя не так важно? — Мурад сел на свою кровать и пригласил Симисшах сесть рядом. — Порой я не понимаю тебя, Мурад.
— Ты и Махпейкер зря переживаете, — сказал Мурад, — как я могу наказать того, в кого так пылко влюбленная моя единственная дочь? — Симисшах удивилась, — Махпейкер поведала, мне свою тайну и я пригласил к себе Кеманкеша, чтобы поинтересоваться о его чувствах.
— И что же Кеманкеш ответил?
— Конечно, я отослал Махпейкер в её комнату, откуда же я мог предположить, что она к тебе побежит? — улыбнулся Мурад.
 

***



      Махпейкер, не став дожидаться прихода матери, решила самостоятельно проверить, жив ли Кеманкеш. Выйдя из покоев, она сразу же направилась к его покоям, чтобы удостовериться, однако евнухи сказали, что Кеманкеш, после встречи с Повелителем пока не вернулся. Испугавшись, что отец приказал из-за её чувств казнить Кеманкеша, Махпейкер выпытала у них, где может быть Кеманкеш. Они предположили, что он может быть в саду. Решив не медлить, Махпейкер направилась туда, конечно, в сопровождении служанок.
      Выйдя во двор, Махпейкер осмотрелась по сторонам в поисках любимого, однако Кеманкеша не оказалось здесь. Уже потеряв всякую надежду, Махпейкер посмотрела на балкон своего отца и обнаружила, что он стоит там с её матерью и Кеманкешем Агой. Вы представить себе не можете, какое облегчение почувствовала Махпейкер, когда увидела, что её возлюбленный жив и здоров.
      Внезапно, Мурад устремил свой взор в сад, и, увидев дочь, кивнул в сторону ворот — чтобы она возвращалась. Зайдя во дворец, Махпейкер сообщили, что Повелитель ждёт её в покоях.
 

***



      Симисшах сидела на тахте, то и дело, поглядывая на Мурада, который, в свою очередь, разговаривал с Кеманкешем.
      В дверь постучали, после чего в покои зашёл Силахтар.
— Говори, — сказал Мурад.
— Повелитель, пожаловала Махпейкер Султан, — сообщил Силахтар.
— Проси, — улыбнулся Мурад. Через минуту в покои зашла Махпейкер и поклонилась отцу, затем матери. Встретившись взглядом с Кеманкешем, она забеспокоилась, потому что не понимала, из-за чего Мурад позвал его. Кинув на отца томный взгляд, Махпейкер подошла ближе. Мурад улыбнулся. — Моё солнце, как ты могла подумать, что я собираюсь убить моего одного из самых верных сторонников? — слова сказанные отцом взбудоражили сердце Султанши, а сидящая на тахте Симисшах улыбнулась краем губ. — Неужели я выгляжу тираном в твоих глазах? — Махпейкер поняла, что отец обижен на неё из-за такого предвзятого мнения к себе, поэтому лишь поклонилась.
— Простите мне мою дерзость, отец, я не хотела вас обидеть, — сказала Махпейкер, — просто я подумала, что вы…
— Подвергну казни своего будущего зятя из-за того, что в него влюблена моя единственная дочь?
— Я не это имела в виду, Повелитель… — переварив слова отца, только сейчас Махпейкер поняла, что Мурад назвал Кеманкеша — будущим зятем. Султанша с надеждой заглянула в отцовские глаза, — Повелитель, правда ли то, что я слышу? — Мурад понял, что обрадовал свою дочь таким известием.
— Правда, моё солнце, я даю согласие на ваш брак с Кеманкешем.
      Всё произошло в замедленной съемке: Махпейкер понимает, что её ноги становятся будто каменными, и не почувствовав устойчивую опору, она упала в обморок. Слава Богу, Кеманкеш успел вовремя её подхватить, так что особого столкновения Султанши с полом не было. Симисшах вскочила с тахты и подбежала к дочери, попыталась привести её в чувство, но тщетно, Махпейкер просто потеряла сознание.
— Отнеси её в покои, Кеманкеш, — сказал Мурад, — и возвращайся на свой пост.
— Как прикажите, Повелитель, — Кеманкеш аккуратно взял Султаншу на руки, поклонился Симисшах и Мураду, затем вышел из покоев. Оставшись наедине, Симисшах и Мурад сели на тахту и начали разговор о том, что будет с Айше. — Это не обсуждается, Симисшах, Айше провинилась и обязана понести наказание, не нужно лезть в это.
— Мурад, как же я могу стоять в стороне, когда ещё молодой шехзаде Ахмет во дворце совсем один, без матери, ведь Валиде Султан запретила Айше даже в санджак с ним отправиться. Как такое допустимо, Мурад?
— Симисшах, давай не будем портить друг другу хорошее настроение, возвращайся в свои покои! — тон мужа обеспокоил Симисшах и одновременно обидел и расстроил. Султанша спокойно поднялась с тахты и, поклонившись, покинула покои.
 



Лана Стоун

Отредактировано: 26.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться