Я сплю среди бабочек

Размер шрифта: - +

Пролог

                                                                             Пролог.

- Еще так рано, милый, - кричит мне вслед мама. - Куда ты так торопишься? Школа от тебя не убежит.

Но я игнорирую ее слова – она каждое утро говорит одно и то же, а я каждое утро все также не отвечаю – и выбегаю за порог. До школы пятнадцать минут пешего хода, но, если поехать на велосипеде – дорога сокращается до семи, а при особо быстрой езде и до пяти минут – я знаю это с точностью до секунды, так как неоднократно проверил все это на практике.

Но сегодня мне придется бежать – мой велосипед нуждается в серьезной починке, а вчера у меня так и не дошли до него руки – закидываю рюкзак за спину и припускаю быстрым бегом по тротуару в сторону школы.

- Эй, Адриан, тебя подвезти? - кричит мне наш сосед Кристиан, у которого крутой серебристый байк и он совсем не прочь им похвастаться. А я был бы не прочь проехаться с ним, но в таком случае мне придется потратить драгоценные минуты на выслушивание бесконечных похвал в адрес этого самого байка, а такое расточительство я себе позволить не могу. Абсолютно никак!

- Спасибо, приятель, - машу я ему рукой. - Но у меня утренняя разминка... для улучшения общего тонуса, так сказать.

Он крутит пальцем у своего виска и давит на педаль газа: его байк взвизгивает и уносится прочь, оставив меня далеко позади. Смотрю на часы: я потратил на этот разговор ровно три четверти минуты – непорядок. До звонка остается еще двадцать пять минут... Нужно торопиться!

И я бегу, бегу до колотья в боку, до мушек перед глазами, до вспотевших подмышек и растрепавшихся во все стороны волос, но укладываюсь ровно в десять минут.

Итак, еще три минуты до кабинета, и у нас будет ровно двенадцать минут...

Целых двенадцать полновесных минут! Я широко улыбаюсь. Все-таки жизнь чудесная штука, что бы там пессимисты не говорили на этот счет...

Школа уже кипит своей привычной утренней жизнью: ребята группками толкутся на школьном дворе, обсуждая кому что на душу легло, а кто-то даже смолит за ближайшим углом, и среди этих парней мой лучший друг Аксель – машу ему рукой и спешу скрыться в школьном коридоре, торопясь на свое утреннее свидание.

От быстрого бега у меня яростно грохочет сердце, и я вваливаюсь в аудиторию класса, упираясь обеими руками в колени, чтобы хоть малость отдышаться.

- Адриан, - слышу я голос нашей учительницы математики фрау Рупперт. - Что с тобой приключилось? - она чопорно смотрит на меня из-под своих узких очочков, а рядом с ней моя одноклассница Мартина Прюффер – смотрит и улыбается. Вот ведь проклятие! Меньше всего я ожидал увидеть здесь ее лисью мордашку.

- Я... я, - пытаюсь было проговорить я сквозь одолевающую меня отдышку, но от разочарования сердце, как назло, ухает лишь еще отчаяннее.

- Присядь и отдышись, - снова говорит мне учительница. - Я должна закончить с Мартиной... - И они начинают обсуждать некую математическую формулу, которой этой невыносимой Мартине пришло в голову озаботиться именно сегодня. Сегодня, когда у меня было ровно двенадцать полновесных минут!

Бросаю тоскливый взгляд на часы: восемь... семь... пять... Двери открываются, и в класс вваливаются остальные мои одноклассники. Я удушу эту подлую девчонку своими собственными руками! Скрежещу зубами и со всего маху бухаю по парте своим тяжеленным рюкзаком – по четвергам он у меня забит будь здоров. Убить можно! Все с интересом оглядываются на меня, но я только пожимаю плечами... Мне, черт возьми, плакать хочется от разочарования, а они тут со своей этикой и эстетикой.

Весь урок я сижу как на иголках, вперив гипнотизирующий взгляд в сторону той, ради которой я так торопился добраться в школу пораньше, но она даже не смотрит на меня... Как она может?! Что за медленная пытка.

- Эй, - Аксель тычет меня локтем в бок, - ты бы это, задание выполнял, что ли? Заметит ведь кто-нибудь, - совсем тихо добавляет он следом. - Она тебе спасибо за это не скажет. Брось дуться... Она не виновата.

- Я придушу эту Мартину Прюффер, - цежу я сквозь стиснутые зубы. - Клянусь вот на этом учебнике математики...

- Да ты совсем того, как я посмотрю, - вздергивает он свои светлые брови, вновь возвращаюсь к арифметическому заданию. - Это к добру не приведет, уж поверь мне.

- Заткнись уже, - сердито кидаю я и снова перевожу взгляд на фрау... то есть на Элеонор. Она по-прежнему занята своими уравнениями, но в этот самый момент вскидывает глаза и в упор смотрит на меня... Я тоже не отвожу взгляд. У нее самые красивые голубые глаза в мире, но распознать это можно, только если сидеть совсем близко-близко и заглядывать непосредственно в их колдовскую глубину: текстурой они напоминают голубой мрамор с его особыми прожилками и рисунком – мне кажется, в такие глаза можно смотреться вечно. Особенно если перемежать это поцелуями, об одних мыслях о которых, у меня в миг ускоряется пульс...

Наконец звенит звонок, и Аксель проталкивается мимо меня к выходу.

- Ты это, не глупи, - бросает он мне мимоходом. - В школе слишком много глаз!

Но мне плевать: я намеренно долго рассовываю по папкам свои листы с домашним заданием, а потом начинаю завязывать внезапно оказавшиеся развязанными шнурки, и все это до тех самых пор, пока класс полностью не пустеет.

Потом я с вызывающим видом подхожу к учительскому столу и беру с него ключ от кабинета – Элеонор пытается удержать мою руку своей раскрытой ладонью, но я иду к двери и запираю ее на ключ. После чего прислоняюсь к ней спиной и складываю руки на груди...

- Я так торопился к тебе утром, а ты мало того, что оставила меня с носом, так еще и весь урок игнорировала меня – это жестоко, знаешь ли?



Евгения Бергер

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться