Я сплю среди бабочек

9 глава

                                                       

 – Папа, мне не хватает миндальной стружки для торта, – обращается Алекс к отцу, занятому печатанием на лэптопе. – Мы с Шарлоттой сгоняем в магазин и купим необходимое.

Адриан Зельцер отрывается от экрана компьютера и смеривает нас... меня скептическим взглядом.

 – Как ты себя чувствуешь? – осведомляется при этом. – Надеюсь, лучше, чем вчера?

В смущении опускаю глаза и гляжу на свои ноги в огромных гостевых тапочках.

 – Таблетка «Аспирина» мне помогла. Благодарю! Чувствую себя вполне сносно и могу сесть за руль, если вы не против...

Адриан не отвечает, переводя взгляд на сына.

 – Я должен подготовиться к важной встрече на завтра, – обращается к нему. – Может ли твой торт обойтись без миндальной стружки?

Алекс изображает напускную серьезность, отрицательно качает головой.

 – Никак. Миндально-шоколадный торт без миндаля – это, согласись, как-то не очень. – И добавляет, тем самым вызывая у отца непроизвольный нервный тик: – Думаю, Шарлотта справится с управлением... даже несмотря на небольшое головокружение.

Мужчина делает последнюю попытку урезонить сына:

 – В воскресенье магазины закрыты.

 – На железнодорожном вокзале есть круглосуточный магазин.

Адриан Зельцер тяжело вздыхает и, не глядя на меня, произносит:

 – Поеду с вами, для подстраховки... Дайте мне пять минут.

Мы с Алексом обмениваемся торжествующими взглядами и идем собираться в дорогу. Надеюсь, наш план сработает и при этом мы останемся живы... Подхватываю со стола готовый торт и несу его в багажник автомобиля, где старательно прикрываю тортницу полотенцем. Не думаю, что его отец станет заглядывать в багажник, но лучше все-таки подстраховаться.

 – Торжественно обещаю не въехать в ближайший фонарный столб! –  обращаюсь к пассажиру на переднем сидении, тот хмурит брови и утыкается в свой лэптоп.

 – Хочется верить, – ворчит себе под нос.

Выруливаю с подъездной дорожки... Дышу и то через раз. Увлеченность, с которой Адриан печатает на лэптопе, значительно облегчает нашу задачу, и вот мы несемся по А73-магистрали, выводящей на девятый автобан, в надежде, что он закончит не раньше, чем мы проделаем половину пути.

И вот я слышу:

 – Мне кажется или твоя подруга везет нас не в том направлении?

Не прошло и минуты, как я мысленно поздравила нас с победой, и сдаваться не собираюсь.

– Это именно то направление, ехать в котором мы изначально и планировала, – отзываюсь, крепче вцепившись в баранку автомобиля. – Не стоит и беспокоиться.

 – Ты везешь нас в Мюнхен?

 – Не вас, а Алекса, – поправляю собеседника. – У его друга день рождения, и тот третий год подряд "ест" виртуальные торты. По-вашему, это нормально? – Хмурю брови. – Извращение какое-то...

 – Ты знал об этом? – обращается Адриан к сыну.

Тот пожимает плечами с извиняющейся улыбкой.

 – Значит, сговор...

 – Сговор с целью похищения, – делаю я поправку. – Похищения с благой целью.

Адриан не кажется сердитым, скорее задумчивым и мрачным, глядит на меня, словно под микроскопом изучает. О чем думает, не понятно, и это немного пугает. Даже больше, чем просто «немного»… Стараюсь ничем этого не выказать.

Еще и мысли разные одолевают: зачем я придумала все это? Зачем везу Алекса в Мюнхен, противостою его отцу и вообще никак не могу выбросить их семейство из головы… Нужно прекратить эти безумства. Вернуться к привычной жизни без бабочек и модельных платьев!

– Хочу сделать небольшое заявление, – произношу вслух. Уверена, отец Алекса будет доволен! – Вам больше не придется терпеть мои безответственные выходки, герр Зельцер, – обращаюсь к нему. – Это наша последняя встреча. Все как вы и хотели!

Алекс глядит на меня в зеркало заднего вида, и лицо у него мрачнее мрачного.

 – Она слышала, что ты говорил утром, – поясняет отцу. И просит: – Скажи, что ты вовсе не то имел в виду...

Мужчина молчит, и я только рада. Ничего хорошего он не скажет, а без плохого я и так обойдусь…

 – Брось, Алекс! – одергиваю парня. – Я приняла решение, и оно неизменно.

 – Глупейшее решение, надо заметить, – обращается он ко мне обиженным голосом, – в тебе все еще бродит ромовый торт... Согласись, такие решения не принимаются под воздействием алкогольных паров.

Бросаю на него благодарно-насмешливый взгляд:

 – Я трезва, словно стеклышко, Алекс. Дело не в алкоголе… – И добавляю: – Спасибо, что показал своих бабочек. Они были незабываемы!

Оставшуюся часть пути мы проделываем в полнейшей тишине, а вернее, под стук клавиш лэптопа под пальцами Адриана.

 

Навигатор доводит нас точно по адресу, и мать Килиана Майера, узрев нашу троицу на пороге своего дома, всплескивает руками от удивления: она начинает взволнованно суетиться, сетуя на беспорядок в доме и отсутствие праздничного обеда, переживает, что мужа нет дома, чтобы приветить гостей. И только мальчишки, оба заядлые любители и коллекционеры бабочек, мгновенно принимаются обсуждать некую Danaus plexippus: ни торты, ни праздничный обед с беспорядком – ничто не кажется им достаточно значимым по сравнению с этим. Мы не успеваем и глазом моргнуть, как они уходят из комнаты, оставив нас с растревоженной нежданным визитом фрау Майер наедине.

 – Килиан с утра высматривал вашего сына в интернете, – говорит она Адриану, нервно проводя ладонями по голубым джинсам, – переживал, что тот забыл о его дне рождения, а тут такой... сюрприз. Муж сейчас на работе, – добавляет со смущенной полуулыбкой, – его смена закончится через пару часов...

Я тоже смущенно улыбаюсь – выходит как-то неловко.

Молчавший до этого Адриан, подхватывается с дивана и произносит:

 – В таком случае, к этому времени мы и вернемся, если вы не против. У нас дела в Мюнхене, которые требуют внимания. Пусть мальчики спокойно пообщаются между собой…



Евгения Бергер

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться