Я сплю среди бабочек

10 глава.

                                                                         

 – Адриан! – Нас приветствуют двумя восторженными голосами, мужским и женским. – Каким ветром тебя занесло?

 – Попутным, – отзывается он, пожимая руку невысокому, довольно интересному мужчине в спортивном костюме. Небольшая, ухоженная бородка придает его веселому, насмешливому лицу схожесть со средиземноморским пиратом – только серьги в ухе и не хватает – и я в смущении переминаюсь с ноги на ногу.

 – А у этого ветра, случаем, не женское лицо? – подмигивает «пират», глядя на меня.

 – Это ты верно подметил, – отзывается Адриан, – тайфун по имени Шарлотта. Прошу любить и жаловать!

Приходится покинуть хоть какое-то, но убежище за его широкой спиной и поздороваться с хозяевами.

 – Приятно познакомиться, – произношу в явном смущении.

 – А уж мне-то как приятно! Словами не передать, –  восклицает жена пирата, чем вызывает мое ускоренное сердцебиение. – В жизни не видела такого дивного цвета волос и таких умильных веснушечек по маленькому, аккуратному носику, – сюсюкающим голоском перечисляет она, взбивая мои волосы руками. – Вы просто душка, Шарлотта!

Я даже дыхание задерживаю, когда ее пальцы касаются веснушек у меня на носу.

 – Дыши уже, – шепчет мне Адриан. – Анна скоро угомонится, а ты, чего доброго, в обморок грохнешься.

 – Милая, ты шокировала нашу гостью, – обращается к супруге насмешливый пират, то бишь Аксель Харль, компаньон моего спутника. – Разве так ведут себя радушные хозяйки? Беги на кухню и ставь греться чайник – будем чай с пирогом пить.

Анна Харль, маленькая, взбитая, словно сорокапроцентные сливки, с аккуратной мальчишеской прической, одаривает мужа укоризненным взглядом, а после начинает тараторить с такой феноменальной скоростью, что я едва успеваю проследить и половину из ею произнесенного. Улавливаю главное:

 – Аксель Харль, не указывайте мне, как встречать гостей в моем собственном доме, особенно, если на пороге появляется мой родной брат в компании милейшей девушки с очаровательнейшими веснушками!

Там было еще много чего про тапочки для гостей, сладкие пироги и чаепития, но я зависла на информации про «родного брата» и потому прослушала даже двусмысленные для моих ушей комплименты про «очаровательнейшие веснушки» на моем вытянувшемся лице.

Вот ведь странный человек, ни слова про родную сестру: «мы едем к другу» и только.

Шуршание конфетного фантика отвлекает меня от собственных мыслей, и я вижу, как Аксель Харль сует в рот жены развернутую конфету.

Это что еще за обряд?!

 – Ириска, – замечает мой взгляд «средиземноморский пират» и находит необходимым пояснить: – В противном случае, она нам и слова не даст вставить… У меня таких целый карман, – и он демонстрирует пригоршню конфет, которую выгребает из кармана спортивной куртки.

Бросаю на Адриана встревоженный взгляд: не находит ли он подобные действия издевательством над собственной сестрой... Судя по реакции, не находит.

Женщина, между тем, пытается что-то произнести, упорно открывая и закрывая рот, однако коварная ириска липнет к зубам и не дает ей продолжить начатую речь.

 – Дорогая, говорить с полным ртом невежливо, – пеняет ей супруг, и та, сверкнув глазами, стремительно выходит из комнаты.

 – Пошла включить чайник, – улыбается мужчина.

Я же настолько шокирована, что едва могу сохранить вежливое выражение лица...

 – Шарлотта, главное, не забывать дышать, – снова шепчет мне Адриан Зельцер, а после подталкивает в спину. – Иди к Анне на кухне. Нам с Акселем нужно кое-что обсудить...

Я, как самая послушная девочка в мире, направляюсь на кухню и нахожу Анну тихонько напевающей под нос... Похоже, ей удалось-таки справиться со злополучной ириской!

 – А, Шарлотта, – восклицает она, подталкивая меня к высокому стулу. – Присаживайся, дорогая, скоро будем чай пить. – И, должно быть, замечает мое лицо: – Что с тобой? Болит что-то? – Отрицательно машу головой. – Что тогда? – и вдруг ударяет себя рукой по лбу: –

 – Всегда забываю, как это выглядит со стороны! – плюхается на стул напротив меня. – Ты не волнуйся, ириски – моя собственная идея, – уверяет с широкой улыбкой, – сама видишь, я могу болтать без умолку, и Аксель вовсе не издевается надо мной. Всего лишь помогает вовремя остановиться! Ради нашего общего блага. Так что не бери в голову: единственная беда, что мне может грозить из-за этих конфет – это поход к стоматологу (а я их жуть как боюсь!), но, знаешь, результат того стоит.

Судя по пышной фигурке моей собеседницы, неумеренное потребление ирисок грозит ей не только походом к стоматологу… Впрочем, быть может и так, что средиземноморские пираты как раз-таки и предпочитают пышнотелых блондинок с мальчишескими прическами!

 – Ты бы лучше о себе рассказала, – продолжает тараторить Анна на едином дыхании. – Кто такая, как здесь оказалась… Я ведь прежде о тебе ни разу не слышала, а тут – раз! –  такой сюрприз: Адриан и ты – на нашем пороге. Ты ведь не его новая подружка, не так ли?

Отрицательно машу головой. Надо же такое придумать!

 – Я так себе и сказала: «Не может тебе так повезти, чтобы он расстался с Франческой». Знакома с ней? – Молча киваю. – Жуткая ведьмочка, между нами говоря. Хотя и красивая, зараза. Мне бы ее фигурку и чувство стиля, этого у нее не отнять. – Она окидывает меня цепким взглядом: – Тебе-то волноваться нечего, ты и сама очень даже ничего, – вгоняет меня в краску мгновенной оценкой. – Так кто ты Адриану? Новая секретарша?

Секретарша?! Мысленно закатываю глаза.

 – Нет, всего лишь подруга Алекса, – размыкаю наконец уста. – Мы привезли его к другу на именины...

 – Подруга Алекса? – она глазами дает понять, что ждет дополнитеьных разъяснений, и я рассказываю ей о нашем маленьком похищении и ромовом торте.

Анна слушает с интересом и в конце разражается веселым, заливистым смехом.



Евгения Бергер

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться