Я сплю среди бабочек

Размер шрифта: - +

14 глава

                                                                          Глава 14

Алекс звонит мне, едва я переступаю порог своей комнаты и без сил падаю на кровать...

– Похоже, твое такси везло тебя самыми запутанными дорогами, Лотти-Каротти, – говорит мне парень вместо приветствия. – Как ты, все хорошо?

– Лучше не бывает... в десятой степени, – добавляю следом, и слышу задорный Алексов смешок.

– Вижу, отец сумел поднять тебе настроение, – многозначительным тоном произносит он, и я почему-то краснею – хорошо, что мой собеседник этого не видит.

– Так ты звонишь, чтобы моим настроением поинтересоваться?

– В том числе, – хмыкает он. – Я вообще-то жажду эпохальных подробностей, касающихся сегодняшнего вечера... Чем тебе так не угодил мой идеальный братец? Рассказывай.

Вздыхаю и выкладываю ему все как на духу, парень посмеивается в трубку, а потом говорит:

– Выходит, ты теперь сможешь прийти посмотреть на моих бабочек?

– Когда?

– Завтра, например. Я весь день дома – сама знаешь.

– Завтра не могу – еду навестить дедушку в Ансбах.

После секундной заминки Алекс снова интересуется:

– А меня с собой возьмешь?

– К дедушке? – уточняю на всякий случай.

– Ну да, к дедушке. – И добавляет жалостливо: – Ну, пожалуйста, Лотти-Каротти!

Я на секунду задумываюсь: почему бы и нет, взял же меня Алекс на мексиканскую свадьбу, вот только есть одно «но» ростом под метр восемьдесят...

– А твой отец тебя отпустит? – осведомляюсь с сомнением.

– А разве вы сегодня обо всем не спелись, мои голубки?!

– Алекс! – одергиваю я его строгим голосом. – Мы просто пили кофе, потому что я очень замерзла. Продолжишь в том же тоне – не видать тебе Ансбаха, как своих ушей.

– Так ты все-таки готова взять меня с собой?

– Да, если твой отец это позволит.

Слышу обиженное сопение Алекса, возможно, намеренное:

– Мне шестнадцать, и я могу сам решать, куда и с кем мне ехать. – Но все же добавляет: – У отца с Франческой завтра совместные планы, так что их весь день не будет дома... – И любопытствует: – Так во сколько мне тебя ждать?

– А во сколько они уедут? – задаю встречный вопрос.

Алекс начинает посмеиваться в трубку:

– Около девяти.

– В таком случае жди меня в начале десятого.

На том мы с ним и порешили, и вот сижу я за рулем уже привычного мне «фольксвагена-Кэдди», а Алекс вещает про жизненный цикл Калиго Мемнон, бабочки с коричнево-желтыми крыльями, ареалом обитания которой являются страны Южной Америки.

Скажу честно, слушаю я его вполуха: все прокручиваю в голове события вчерашнего дня да гадаю, являюсь ли я все еще девушкой Юлиана или статус этот автоматически аннулируется после того, как девушка окатывает своего возлюбленного пуншем из одноразового стаканчика... Ответа у меня нет да и не надо... пока.

Я настолько погружена в свои мысли, что не сразу замечаю повисшую в салоне автомобиля тишину, а потом Алекс произносит:

– Юлиан этой ночью дома не ночевал...

Прикусываю внутреннюю сторону губы.

– Мне все равно, – цежу с насупленным видом, а потом все же добавляю: – Думаешь, эта виолончелистка...

– Всю ночь играла на его «инструменте»? – заканчивает парень со скабрезной улыбочкой.

– Боже, ты такой гадкий! – кричу я, пихая парня рукой в бок. – Но даже если и так – мне все равно. Мы, по сути, были фейковой парой... Он меня никогда не любил.

– А ты его?

– Так я тебе и сказала! – снова повторяю свой трюк с локтем, и мы оба заразительно хохочем.

 

Паркуюсь в хорошо мне знакомом районе и помогаю Алексу выбраться из автомобиля – я практически профессионал в этом деле. Если не заладится с музыкой – буду водить такси для инвалидов... А что, тоже работа.

– Надеюсь, ты предупредила деда о нашем визите? – говорит Алекс, вопрос которого выдает его внешне скрытое волнение.

– Я сказала, что приеду с другом.

– И он, конечно же, подумал, что я твой парень. Вот ведь будет сюрприз!

Но сюрприз ждет нас прежде, чем мы добираемся до дедушкиной квартиры и заключается он в отсутствии лифта, обстоятельстве, которое я совершенно упустила из вида. Сколько раз сама сетовала на то, что деду приходится подниматься на третий этаж и это с его-то больными ногами, а тут так опростоволосилась.

Стоим мы, значит, перед нужным нам подъездом и чешем, что говорится, в затылках – как мне поднять парня-инвалида на третий этаж? Чувствую, как от разочарования и обиды на весь мир на глазах вскипают жгучие слезы...

– Эй, парни! – выводит меня из ступора голос Алекса. – Не подсобите с подъемом – я заплачу. – Обращается к трем парням на балконе соседнего дома – те курят и глядят в свои телефоны. Я знаю их: это Оле Штойдле и его друзья по училищу.

– Сколько заплатишь? – любопытствуют они.

– Двадцатку, – отзывается Алекс с озорной улыбкой, – десять сейчас и десять после того, как спустите меня обратно.

Те переглядываются, и Оле отвечает за всех троих:

– Идет, парень. – И вот один из них уже тащит Алекса наверх, а другие несут следом его коляску. То, с какой легкостью Алекс находит решение проблемы, до сих пор не укладывается у меня в голове... Надо, наверное, тоже такому научиться. Только получится ли, вот в чем вопрос...



Евгения Бергер

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться