Я так хочу

Размер шрифта: - +

Глава 4

– Лия, Лия! – вопил черноглазый мальчонка, с ног до головы перепачканный в шоколаде.

– Здравствуй, маленький! – Лина опустилась на колени и прижала к груди малыша, но тут же получила липким кулачком удар в живот.

– Я – большой! Смотри!

– Ну, конечно! Какая я глупая! – рассмеялась она, любуясь свирепой миной. – Дай, посмотрю, как ты вырос.

– Лукас, не надоедай! Если ты большой, то веди себя как полагается, – Натали кое-как обняла Лину, сжимая в руке визжащий сверток.

Здоровый младенческий плач поглотил все другие звуки, заполнил просторный двор перед белым домом и отразился от каменных стен. Лина не слышала Натали. Они заговорили громче, бестолково перекрикиваясь и целуясь сквозь смех. На крыльце появилась высокая фигура в белой футболке и простых светлых джинсах. Грегори воздел руки к пронзительно-синему небу, и громко пробасил, пытаясь докричаться:

– Женщины! Уймитесь! Вы переполошили остров!

Невысокая плотная филиппинка с иссиня-черными блестящими волосами, покачивая бедрами, степенно вышла из дома и забрала у Натали брыкающийся сверток. Она взяла Лукаса за руку и, щебеча тонким голосом, ушла в глубину сада.

– Это Мутья – помогает мне с детьми, – засмеялась Натали. – Уверенна она ведьма, так ловко управляется. Но, надеюсь, что добрая. Как перелёт? Устала? Голодная? Ты уже оценила мою фигуру? Я сбросила десять килограмм! Еще три и я верну свой прежний вес!

– Боги! Может, вы таки уйдете с солнцепека? – покачал головой Грэг, прижал Лину к груди, и забрал чемодан: – С приездом, крёстная!

Шесть круглых колонн с лепниной величественно несли высокий потолок гостиной. Мягкий свет струился через матовые квадратные стекла в крыше, вокруг тяжелой бронзовой люстры, и пробирался сквозь ставни, пуская ряды бликов на светлый мраморный пол. Лина сняла тёмные очки и собрав растрепанные волосы, перебросила на одно плечо с удовольствием подставляя горящий затылок приятной прохладе.

– Лина, это Ник! – нараспев произнесла Натали. – Никос Дусманис – двоюродный брат Грэга и наш крестный папа!

Отложив телефон, из низкого кресла поднялся смуглый мужчина, похожий на Грегори вьющимися светлыми волосами, угольными бровями и могучим сложением. Лина слегка кивнула и протянула руку. Черные глаза глубоко заглянули в ее; яркие губы широко раздвинулись. Лина довольно сухо улыбнулась и отняла ладонь. Взяв протянутый Натали стакан с имбирным лимонадом, жадно выпила ледяной жгучий напиток и сославшись на усталость, извинилась. Она попросила подругу показать ее комнату.

Неделя на Крите ползла как ленивая откормленная улитка, которую то и дело смаривал полуденный зной. Ранним утром, Лина с Натали и детьми наслаждались ласковым солнцем. Они выезжали на пляж и загорали на белом песке, купались в бирюзовых водах Эгейского моря или в бассейне, а днем, в невыносимую жару, когда наступала сиеста, и все вокруг цепенело в объятиях Морфея, отдыхали в комнатах второго этажа, где тяжелые деревянные ставни отсекали свет, создавая сонный полумрак. Вечером к маленькой компании присоединялся Грегори. Они устраивались на открытой террасе, полулежа на лёгких диванчиках из ротанга, среди подушек с ярким меандровым орнаментом, и потягивали бесконечные коктейли. Голубые и белые шары гортензий таинственно светились в темноте. Далеко внизу, тихо плескалось море, донося вместе с легким ветерком свежий дух и мешаясь со сладким густым запахом цветов.

Грэг беззлобно подтрунивал над женой и веселил смешными историями. Иногда, они играли в карты, и несколько раз, к ним присоединялся Никос. Он жил в Афинах с матерью и двумя младшими сёстрами и вел дела на материке – управлял частным издательством, которое основан его дед, выпуская ежедневную газету в печатном и электронном формате. По словам Грэга, брату принадлежала сеть магазинов мужской обуви и одежды, но экономический кризис в стране вынудил избавиться от большинства торговых площадей и перенести остатки роскошных магазинов на Крит, где скопление туристов, еще позволяло вести коммерцию.

Лина видела попытки Ника подружиться, завести непринужденный разговор. Она старалась быть вежливой, но всякий раз досадовала, когда он навязывал свое общество, а она баюкала малышку или играла с Лукасом, рисуя животных, которых он раскрашивал и пачкал краской всех, кто оказывался рядом. Лина не разделяла бурных восторгов Натали которые вызывали приезды брата Грегори.

После сытного воскресного обеда, который завершился маленькими рюмочками крепкой раки, дом Метаксосов замер, сонно зажмурился полуприкрытыми жалюзи. Но Лине не спалось. Она взяла мобильный и спустилась вниз, поговорить с Лондоном. Низкий рокот из глубины гостиной, нарушал разморенную тишину. Она стояла на лестнице, прислушиваясь к раскатистому басу. Секунду поколебалась и пошла на раздражённый голос.

Лина остановилась под аркой, ведущей в оранжерею. Среди кадок низкорослых пальм и финиковых деревьев взад-вперед ходил Грегори. Он сосредоточенно мерил черно-белые плитки босыми ногами, размахивал рукой и ревел в телефон:

– Хватит строить из себя идиотов! Снять арест со счетов можно только решением суда! У вас есть решение? Нет? У меня тем более! Джеймс, брось играть в свои долбаные игры, тебе отлично известно, что у банка нет таких полномочий! Господи, я ведь предупреждал, что так будет! Говорил, чтоб не держали яйца в одной корзине. Что?! Да разве не ты ковырял в носу и лакал водку, когда я все это объяснял Джонсону и Берри?!

Лина стояла в проходе, не двигаясь. Она внимательно слушала, глядя в красное лицо с яростно раздутыми ноздрями.

– Ты правильно понял, – процедил Грэг и провёл ладонью по влажному лбу, – с этих счетов Берри не может снять или перевести ни один цент. Это невозможно. У вас один выход – получить долбаное решение суда. Сделайте это, и я в два счета проведу транзакцию. Мне очень жаль, Джеймс.



Оксана Фокс

Отредактировано: 15.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться