Я так хочу

Размер шрифта: - +

Глава 6

Лина откинулась на сидение Роллс-Ройса. Она предпочла бы, чтобы Старков прислал простое такси, в котором не живут воспоминания. Непостижимо – салон пахнет дорогой кожей и сигарами, водитель носит те же рыжие усы и униформу, аккуратно ведет автомобиль, а Яна нет. И не будет.

Заставив себя смотреть в окно, Лина помассировала пальцами виски, пытаясь ослабить головную боль после перелета. По сторонам проплыл бетонный индустриальный пейзаж Хиллингдона; потянулись причесанные дома лондонского пригорода. Она взглянула на часы, прикидывая, когда попадет в офис "OSGC". Лина не знала, для чего назначила встречу Старкову. Просить денег для Берри? Она представила, как перекосится лицо Андрея. Снова взглянув на часы, подумала, что в Лос-Анджелесе неприлично рано. Поколебалась, но все-таки набрала номер своего адвоката из юридической фирмы "Монтгомери и Коэн".

– Привет, Сандра. Извини, что разбудила. Помоги мне прояснить некоторые вопросы. Во-первых – я хочу точно знать, сколько у меня денег. Нет, выписки и бумаги мне не нужны. Просто назови цифры. Потом, какие суммы я могу использовать, и с каких счетов, какие ограничения на съём и перевод. И еще, меня интересует объем полномочий как второго попечителя трастового фонда. Пока все. Спасибо.

Лина мысленно прокрутила разговор с Грегори, пытаясь вспомнить детали. Они собирались в слово – банкрот. Оно вобрало в себя все ощущения, отдавало в солнечное сплетение, имело противный вкус железа и пахло нечистотами Свалки. Память немилосердно оживила всю палитру животного страха: пустой желудок, сонливость, холод, крыс, туберкулёзный кашель над головой, и уродливая смерть...

Проведя ладонями по лицу, Лина поежилась, отгоняя прочь воспоминания. Банкрот... Что это значит для Берри? Перестанет придумывать музыку и тексты? Не будет играть, петь, не снимет свой фильм? Группа исчезнет из чартов, таблоидов, с экранов телевизоров, не будет клипов, гастролей, ничего? Или все будет – только без Криса? Лина подперла кулаком щеку, ногти выстукивали по экрану телефона. Нет, он скорее умрет, чем всего этого лишится.

Роллс-Ройс завис на очередном светофоре. Мимо плыл бесконечный людской поток. Лина бродила взглядом по мозаике лиц: женщины, мужчины, родители с колясками и чадами за руку, собачки на поводке, велосипедисты в касках, подростки на роликах в круглых наушниках поверх цветных капюшонов. Целая эпоха и несколько поколений промелькнули и взошли на тротуар.

Зажегся зеленый свет, и автомобиль мягко тронулся. Вдалеке появились, увеличиваясь в размерах, серые монолитные очертания на фоне обглоданных туч. Лина уже различала ряды узких окон здания "OSGC".

Распахнув глаза, она вдруг схватилась за сидение. Задохнулась от простой, невероятной мысли, которая встряхнула внутренности и накрыла адреналином.

– Стой! – крикнула водителю. Она забарабанила в стеклянную перегородку, позабыв, где находится кнопка громкой связи: – Разворачивайся! Мы не едем в офис! Мы возвращаемся в аэропорт!

До посадки оставались долгие два часа. Лина не могла усидеть на бархатном диване. Рисунок стен отдельной элегантной кабинки, словно уменьшенной копии номера в роскошном отеле, тяготил. Она вышла на террасу. Приблизилась к окну, глядя, как идет на посадку очередной самолет. Обошла вдоль и поперёк зал ожидания пассажиров первого класса.

Выпив третью чашку кофе, Лина достала из сумки мобильный телефон. Она смотрела в экран, не решаясь, вызвать к жизни последовательность цифр, словно код к ящику Пандоры. Наконец коснулась кнопки и судорожно выдохнула, услышав механический голос оператора.

Спустя час, она решилась на новый звонок. Повинуясь необходимости действовать, набрала директора Strangers, не зная точно, что собирается, сказать мисс Кейн.

– Да, кто это? Говорите! – Выкрикнул раздражённый голос.

– Привет, Кимберли. Это Лина Олсен, вы меня помните?

– Олсен?

– Олсен – фамилия моего мужа, а девичья – Калетник. Три года назад я работала в модельном доме у Дианы Родригес...

– А! Да, ясно. – В невнятном восклицании послышалось узнавание. – Чего тебе?

– Я знаю, что у вас неприятности с лейблом. И денежные трудности…

– С чего ты взяла? Кто тебе сказал? Кит?

– Нет. Я еще не говорила с ним.

– Нет? Тогда какого черта разносишь отстойные сплетни? А? Любишь бульварщину, да?

– Ким, – вздохнула Лина, пытаясь не заразиться из трубки желчью и враждебностью, – просто выслушай. Я могу помочь.

– Нам не нужна твоя сраная помощь, ясно? – Взвизгнул динамик. – И больше не звони сюда! Оставь нас в покое! – Голос мисс Кейн сорвался на крик, ухо обожгла неконтролируемая истерика.

Лина отдёрнула руку, задумчиво опустила телефон на стол, глядя в черноту чашки. Это... паника? Закусив губу, с минуту размышляла и, допив кофе, набрала еще один номер.

– Алло, – раздался мелодичный голос.

– Доброе утро миссис Берри, это Лина Олсен.

– Здравствуйте, милая, рада вас слышать. Как поживаете?

– Спасибо, хорошо. Я… – она посмотрела в окно, за которым бесшумно взлетел новый самолет. – Миссис Берри, у вашего сына неприятности?

– Похоже, этого не скрыть, – спустя паузу Мария коротко вздохнула и бегло заговорила: – Отвечаю на звонок, и жду, что это журналист какого-нибудь грязного таблоида. Мы на грани катастрофы...

– Миссис Берри, постарайтесь успокоиться, – уверенным тоном сказала Лина. – Я как раз пытаюсь дозвониться Крису, чтобы узнать, что можно сделать. Думаю, смогу помочь. Но, его телефон выключен. Вы не знаете, где его искать?



Оксана Фокс

Отредактировано: 15.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться