Я так хочу

Размер шрифта: - +

Глава 10

– Андрей, перестань, кричать! Иначе я повешу трубку! – потребовала Лина, сдвигая в сторону телефонную базу, почту, журналы, и запрыгивая на край стола. – Не сказала, чтобы не травмировать твою обидчивую психику. И, да, ты прав, чтобы не мешал.

Просторная гостиная купалась в золоте. Иголки света пронизывали паутину штор; солнечные зайчики скакали по глянцевой плитке, играя в чехарду. Но Лина зябко ежилась. Отрывистые слова из динамика заставляли заново, шаг за шагом, переживать оскорбительный фарс.

Она прикрыла глаза, вспоминая лицо нотариуса в красных пятнах, которая проплыла мимо, точно королева и удалилась в комнату отдыха, велев секретарю, пригласить ее, когда стороны, перестанут валять дурака. Оплаченные в пятикратном размере услуги вынудили ее отменить остальных клиентов, удержав от желания выставить всех вон. Трое угрюмых юристов курили в коридоре. Раз в полчаса они забредали в кабинет, хлебнуть черный кофе, и вновь сбегали к непрестанным телефонным переговорам и жонглированием упреками, когда Сандра Монтгомери высовывалась в дверной проем, а потом, чертыхаясь, сбегала к курильщикам.

Лина с миссис Берри оставались наедине. Они сидели через стол и глядели мимо, но внимательно друг за другом следили. Аккуратный розовый ноготь выводил знак бесконечности по циферблату наручных часов. Лина почти физически ощущала усилия, которые прилагает Мария, чтобы не смотреть на стрелки. Она легко улыбалась краем рта, но владела положением не более тех, что бегали по коридору и шептались у двери.

Когда снова распахнулись стеклянные створки, Лина не обернулась, удержав желание коснуться пальцами сухого горла. Мария чуть расширила глаза и непроизвольно облизнула губы. Кроссовки ступали мягко и бесшумно, но приближение Берри, выдало громкое чиханье. Опоздав на сто тридцать три минуты, Кристофер навис над столом, не сочтя нужным извиниться. Взгляд из-под длинных ресниц скользнул по подсунутым юристами бумагам. Пальцы сомкнулись на протянутой ручке и нацарапали серию кривых подписей. Шмыгнув носом, он разогнулся, хлопнул по спине мужчину в очках и подмигнул нотариусу, которая торопливо прикладывала к документам печать.

– Аллергия, – выдавила Мария, ни к кому не обращаясь, после того, как сын ушел.

Лина приложила пальцы ко лбу, заслоняясь от красивого лица, надменного даже с насморком и красным носом, и помотала головой, будто Старков видел.

– Нет, Андрей, я не покажу тебе контракт. Мой адвокат его одобрил – этого достаточно, тем более, он уже подписан, – она вымученно засмеялась. – Можешь теперь расслабиться и спокойно спать. И передай любимому совету: "денежный мешок" пристроен, как и хотели, вложен, так сказать, в будущее нации. Но помни: ты пообещал, не называть имен... Как можно сохранить "подобное" в тайне? Ну... не знаю. Думай сам. У тебя на этот счет больше опыта.

Комната наполнилась дребезжанием газонокосилки и терпким запахом скошенной травы. Лина рассеянно взглянула в открытое окно. Длинный подросток в больших наушниках энергично стриг соседский газон, кивая кудрявой головой в такт музыке.

– Старков притормози. Это моя жизнь. И деньги, тоже, мои. Я буду тратить их, не отчитываясь. Хватит манипулировать Яном. Научись, в конце концов, обходиться без него. Думаю, если бы он хотел, чтобы всем заправлял ты и свора зубастых джентльменов в костюмах с Сэвил Роу, попивающих исключительно бордосские вина – ты бы сейчас не кричал на меня. Вот, наконец-то, ты молчишь. Теперь попытайся меня услышать. Ты прав в одном – Ян действительно высказался ясно. Но ты забыл. что он дал мне возможность выбрать. И... я выбрала.

Лина опустила глаза на жёлтое кольцо с надписью «вместе навеки», выгравированной по всей ширине металла. Крикливое чудо Поднебесной сместило с пальца английское произведение ювелирного искусства с квадратным чистым бриллиантом, без всяких почестей отправив в банковский сейф.

– Глупый, – устало проговорила Лина, – так ничего и не понял? Все это не имеет значения. Я замужем. И брачный договор вступил в силу.

В последний день сентября рок-группа Стренжерс присоединились к малоизвестным музыкантам, которые давали еженедельные концерты на пирсе в Санта-Монике. Об участии группы сообщали в воздухе самолеты, расписывая небо цветной рекламой, интернет взорвался объявлениями, яркие афиши украсили заборы. На песчаный берег устремились музыкальные обозреватели, журналисты, фотографы, туристы и уличные зеваки. На берег океана стекались тысячи меломанов со всех уголков страны, парковочные места и дешевые номера отелей размели за сутки.

А за сто двадцать пять миль от феерического праздника, одинокий Рендж Ровер возвышался блестящей горой на фоне неприметного здания мэрии Сан-Диего. Высокий мужчина в черной шляпе и рубашке, небрежно выправленной из джинсов, облокотился о блестящее крыло автомобиля, упираясь кедом в колесо. Лина остановила желтый Бентли – возвращенный прошлым вечером водителем Марии – и вгляделась в неподвижную фигуру. В расслабленных выверенных линиях не угадывалось напряжение. Мужчина казался неодушевленным ладно скроенным механизмом, под стать своей черной машине, скрывающей за чистыми очертаниями опасную мощь.

Несколько минут Лина стискивала влажными ладонями руль, потом заглушила двигатель и заставила себя выйти. Поравнявшись с Берри, натянуто улыбнулась. Поля шляпы и зеркальные очки закрывали лицо, оставляя на виду гладко выбритую челюсть и сжатый рот. Неутолимый голод скрутился под ребрами узлом. Она не знала, как его утолить, как облегчить его. Стояла и безмолвно смотрела, не в силах просить или требовать. Зря она переживала, что Кристофер набросится на нее, обругает, может, захочет ударить или много хуже – окатит ледяным презрением. Ничего. Ни следа гнева или раздражения. Или аллергии... Стекла очков смотрели бесстрастно. Она делила их внимание поровну с кошкой, которая сонно жмурилась на крыльце.



Оксана Фокс

Отредактировано: 15.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться