Я так хочу

Размер шрифта: - +

Глава 13

Свет фар от пяти заведённых фургонов оттеснил сумерки вглубь сада. В дом потянулась вереница грузчиков в серых комбинезонах. Коричневые коробки заставили холл. Рабочие разнесли по гостиной фрагменты мебели, складывали друг на друга проигрыватели, комбоусилители, мониторы. Перепуганные горничные забились на кухне Блази, выглядывая из-за двери.

Лина застыла в начале лестницы и открыла рот. Кристофер ушёл час назад: когда он сумел перевернуть первый этаж вверх дном? Набрав воздух, она ринулась в гущу металлической свалки, пытаясь обуздать хаос.

– Что это? Микшеры?.. Нет, здесь оставлять нельзя, несите в бильярдную! Куда вы с этими колонками? О, боже, просто придвиньте к стене!

– Где тут распределительный щиток, мэм?

– Вот, возьмите номер электрика.

– Где телефон?

– По-моему, в кухне... Посмотрите на столе!

Злословя и фыркая, мужчины по частям втащили в двери громоздкий угловой диван, оббитый некогда гладкой синей кожей, а теперь стёртый по бокам; поставили напротив камина рядом с роялем. Недвижимые манекены Аббисса с помощницей следили за людьми, которые собирали офисные столы и громоздили на них компьютеры, принтеры, факсы. Потом исчезли. На их место плюхнулся парень в зелёной бейсболке, раскрыл на коленках ноутбук, забарабанив пальцами по клавиатуре; худая шатенка с короткими волосами уткнулась носом в мобильный.

– Черт! Аккумулятор сдох! Я не успела заказать билеты! Кто-то додумался взять подзарядку?!

– Поищи в той сумке, – не поднимая голову, буркнул парень.

– Здесь есть ещё розетки? – дёрнула она Лину за руку.

– Да... попробуйте заглянуть за декоративную панель.

– Мэм, у вас случайно нет плоскогубцев? – вылез мужчина из-под стола, держа зубами провод.

– Думаю, в подвале найдутся инструменты. Ключ в коридоре, на шкафчике.

Мозаичный пол избороздили разноцветные шнуры. Пересечь комнату не спотыкаясь и ничего не задев, стало невозможно. Гостиная больше не напоминала сокровищницу Али-Бабы – превратилась в нечто среднее между гаражным складом и конторой.

Подпирая фургоны, к дому съезжались легковые автомобили. Незнакомые люди прибывали компаниями, парами и по одному. Лина непрерывно сталкивалась с кем-то в коридорах и на лестнице. Сонная вилла над заливом мощно вздрогнула, завибрировала громкой отрывистой речью, взрывом хохота и наполнилась запахом сигарет, марихуаны и алкоголя.

До позднего вечера Лина сломя голову носилась по дому, к полуночи не чувствуя ног. Проследив, как рабочие разгрузили пятый фургон и разъехались, она добралась до спальни и заперлась. Тяжело привалилась спиной к двери, пытаясь переварить две новости. Похоже, Берри, правда, собрался жить здесь. О такой удаче она не смела мечтать! Но вместе с ним поселится его работа. Оставалась выяснить насколько её значительная часть...

Взглянув в зеркало, Лина механически собрала растрёпанные волосы в конский хвост, поймав лихорадочный взгляд и триумфальную улыбку, похожую на гримасу боли. Подкрасила дрожащей рукой губы, стирая приступ эмоций, и снова сбежала вниз.

– Что? Ещё тарелки? Возьмите в столовой!

– Куда мусор?

– Мариела! Петрана! Хватить дрожать, никто вас не укусит! Отнесите туда эти мешки! – срывая голос, Лина перекрикивала басы. Толкаясь среди смеющихся и танцующих мужчин и женщин, она выискивала источник агрессивного рэпа и не находила.

– Где туалет? – гаркнул в ухо рыжий верзила.

– Направо, первая дверь. – Она взяла протянутый стакан с пуншем, но опомнилась и вернула угощение. Сумбурное свидание с Крисом, могло принести плоды...

– Я не пью.

– Вообще, что ли?

– Да, – рассеяно обронила Лина и вскрикнула. В толпе мелькнуло знакомое лицо. Она приподнялась на носочки, отчаянно замахав басисту Strangers, который пробирался к ней от двери, стаскивая с головы мотоциклетный шлем.

– Сorazon!? Вот так встреча!

– Боже мой, Джозеф! Как я рада тебя видеть! – сдерживая желание разреветься, она сжала широкие плечи под кожаной курткой.

– Чет ты кислая? – Медвежьи объятия ослабли, Ривера с интересом заглянул в лицо.

– Просто... голова болит.

– А... и у меня, знаешь, настроение не фонтан. Какой-то придурок царапнул на заправке байк. Три часа пялился в записи с камер, чтобы, мать твою, разглядеть серую кепку и кусок облезлого бампера! Пойдём, надерёмся до бесчувствия. Я прихватил ящик отличного хереса. Где штопор?

– Там!.. – нервно смеясь, она позволила усадить себя на переполненный диван, взяла протянутый бокал.

– Улыбочку! – Наскочил с фотоаппаратом Френк Вуд и нажал пуск.

– Привет... – заморгала Лина под гогот мужчин и жадно отхлебнула крепкий напиток.

Над темным заливом появилась коралловая щель, разорвала горизонт пополам, отразилась от глушителей мотоциклов и крыльев автомобилей. Свидетели ночного затора в беспорядке застыли посреди подъездной дороги, дожидаясь компанию, которая ещё толклась у бассейна.

Сквозь раздвинутые окна беспрепятственно гулял холодный воздух. С моря медленно полз туман, размывая тяжёлое марево, которое висело над картонками из-под пиццы, полными окурков пепельницами, банками пива, грязной посудой и батареей пустых бутылок, что усеяли сукно бильярдного стола, мраморную полку камина, подлокотники кресел и ступеньки.

Тим Стюарт приглушил музыку, игнорируя слабый протест с улицы, и откинул крышку рояля. Пальцы пробежали по клавишам, застыли в раздумье, и ожили мелодией Клода Дебюсси. Под потолком задрожали хрустальные аккорды. Удерживая на животе банку пива, Джозеф блаженно растянулся на ковре. Толстый палец дирижировал Стюарту. Подперев щёку, Лина пыталась слушать Вуда, который разъяснял отличие скриминга от гроулинга – техник расщепления звука, которыми владел Берри. Он убеждал, что любой может научиться певчим приёмами.



Оксана Фокс

Отредактировано: 15.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться