Я так хочу

Размер шрифта: - +

Глава 30

Лина смирилась с невозможностью выбрать госпиталь для мужа. Она не имела ничего против Медицинского центра Седарс-Синай, расположенного недалеко от Беверли-Хиллз и Западного Голливуда. Старейшая клиника Лос-Анджелеса обслуживала страховую компанию Стренжерс и входила в список лучших медицинских учреждений страны. Но отсутствие выбора угнетало.

Автомобиль свернул с бульвара Сан-Висент на Грейси Аллен Драйв. Перед глазами мелькнул светло-серый фасад, углублённые бойницы окон. Знакомая конструкция металла и стекла бутылочного цвета. Здесь Берри восстанавливался после травм полученных в Нью-Йорке.

И вновь, Седарс-Синай…

Лина отвернулась от окна. Она ждала, когда находящийся в сознании Крис поднимет бунт, когда возмутится, откажется лечь в больницу, развернёт лимузин назад. Но муж смирно скорчился на сидении, ладонь по-детски покоится под впалой щекой. Лина хотела взвыть, залезть на стенку, выцарапать красивые глазницы миссис Берри! Минуты и минуты до госпиталя она довольствовалась тем, что с остервенением обгрызала ногти.

Мясистые игольчатые лапы раскинулись на влажном граните, мерцающем под зажжёнными фонарями. Чёрный автомобиль проехал клумбы с кактусами, спустился в подземную стоянку. Молчаливая группа не глядя друг на друга, миновали ряды квадратных колонн, державших бетонные балки и шагнула в лифт.

Звуки слились в гул. Просторный холл рябил одеждой. Цветы в кадках заслоняли дежурную стойку, доставали до плечей посетителей, поверх голов парили орхидеи. Лина неотрывно смотрела на белоснежные орхидеи. Голени налились тупой болью, и она уложила щиколотки на бок. Сжала подлокотник стула, вздохнула:

– Как долго…

Когда уставала щуриться на яркий свет, который отражался от информационной стойки с огромной стеклянной схемой центра, компьютерных мониторов, в кафеле стен и металлических плафонах, она ненадолго прикрывала глаза.

– Как долго…

Стюарт сунул в пальцы новый стаканчик кофе. Лина поправила на плечах его смокинг, глядя как длинное тело втиснулось в пластиковый стул.

– Джо с Фрэнком возвращаются. Поезжай в отель. Нечего здесь торчать всем. Давай, отдохни.

Лина покачала головой.

– Как знаешь, – Тим содрал с шеи бабочку, пульнул в широкую урну.

По плитке скользнули белые мокасинами, медсестра приблизилась:

– Прошу за мной.

Поднялись служебным лифтом на седьмой этаж. Девушка провела в маленький вестибюль и открыла дверь с лаконичной табличкой: «Кардиологическое отделение. Доктор Гай Л. Джонс»

– Скажите, как он? – спросила Лина, переступая порог светлого кабинета.

Темнокожий мужчина с седыми барашками волос и россыпью пигментных пятен под глазами, вынул из нагрудного кармана зелёной униформы карандаш, указал на стулья.

– Вы родственники мистера Берри?

– Да. Я, жена, – заставила себя, выговорить Лина. – Это... конфиденциальная информация.

– Хорошо. Гай Джонсон, – он протянул шершавую ладонь, по очереди пожал руки Лине, Стюарту:

– Ваш муж в отделении интенсивной терапии, ему назначили...

– Я хочу его видеть!

– После процедур его переведут в палату. Вы можете навестить его завтра. Вот список препаратов, которые ему ввели, – доктор протянул бумагу с отпечатанными на принтере столбцами. Постучал карандашом по столу, подняв чуть выпученные глаза:

– К сожалению, у меня не очень приятные новости.

Джонсон пошевелил компьютерной мышкой и взглянул на монитор.

– У мистера Берри диагностирована пневмония, гипогликемия, метаболический ацидоз, инфекционный эндокардит. Его к счастью выявили на ранней стадии, что даёт хороший прогноз на выздоровление...

– Стойте, стоп! – Лина вскинула руку, снова перебивая. – Что это значит? Какой эндокардит? Позавчера мужа госпитализировали в нью-йоркскую клинику с обычным воспалением лёгких!

– Бактериальная пневмония, миссис Берри, опасна осложнениями. Упущено драгоценное время, это дало возможность стафилококкам добраться до сердца.

– Сердца… – Лина уронила руку.

– Болезнь коварна. Она атакует, когда мы слабы, когда мы не ждём. У мистера Берри угнетены защитные барьеры организма, биохимический анализ крови нарушен, а недавнее повреждение нервной системы…

– Господи, о чем вы?

– О микро инсульте.

– Инсульте? – выдохнула Лина, поднимая газа на Тима.

– Я ничего об этом не знаю, – отозвался Стюарт, напряжённо выпрямляясь на стуле.

– Признаки повреждение выявила магнитно-резонансная томограмма.

Джонсон повернулся к компьютеру. Пробежав пальцами по клавиатуре, вывел на экран снимок и развернул монитор:

– Поражения локального характера в левой височной доле, – он указал затемненную область карандашом. – Судя по снимку, очагу около года. И важно не допустить повторного кровоизлияния, последствия, которого, увы, спрогнозировать практически невозможно.

– Что можно сделать? – просипела Лина, казалось, в горле застряло стекло.

– Мистеру Берри необходимо пройти комплексное лечение. Соблюдать распорядок дня, питания. Тогда я смогу дать благоприятный прогноз. И в случае постоянного мониторинга артериального давления, уровня холестерина и сахара, мистер Берри в дальнейшем сможет вести полноценную жизнь.

– Сколько времени?

– От шести до восьми недель в стационаре. Потом можно перейти на домашний режим. Не волнуйтесь миссис Берри, – Джонсон ободряюще улыбнулся. – Ваш супруг крепкий мужчина. Его организм в состоянии справиться. Мы только должны помочь ему восстановить свои ресурсы.



Оксана Фокс

Отредактировано: 15.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться