Я тебе не секретарша

Глава 3. Сдавайся мне в архив, негодник!

Боже, клянусь своими будущими миллионами продаж — пойду в спортзал. Снова. Хватит тратиться на пиво, играть по выходным в стратегии, ездить с друзьями на шашлыки и пить чай с печеньем в обед. Теперь только здоровый образ жизни и никакого сахара. Чуть не скончался, пока все дотащил. 

Я сгружаю последнюю коробку между металлическими стеллажами до потолка в просторном подвальном помещении, которые заставлены сотнями подписанных ящиков за несколько лет. Подхожу к столу, а за ним сидит Джабба Хатт. В смысле, не персонаж саги «Звездные войны».

Это Зинаида Дмитриевна — дородная дама неопределенного возраста в круглых очках с толстыми линзами и куцым хвостиком седых волос на макушке. Наш архивариус.

Она окидывается меня презрительным взглядом поджимает губы и кривит лицо, давая понять, что прервал тяжелую работу бюрократической машины.

А если точнее, то мадам Метелкина читала очередной бульварный роман, как случился я с коробками.

— И что ты мне принес, Ливанский? — прорычала помесь бульдога с носорогом, недовольно сопя и с трудом отрывая задницу от стула. Или стул от задницы — не знаю. Говорю же, вылитый слизеподобный инопланетянин. Даже складочки один в один на месте, где должна быть талия. А может грудь. 

— Финансовый сдался, — невозмутимо отвечаю я, чувствуя себя одновременно Люком Скайуокером и буддийским монахом. За полтора месяца работы секретарем научился. — Принимайте, а я пошел.

Только хочу развернуться и поскакать бодрым сайгаком обратно в свой уютный кабинетик, как суровый командирский тон заставляет вытянуться по струнке. 

— Стоять! Я еще все не проверила!

Тля-а-а. Это надолго. Стерлядь мне мозги вынесет, почему задержался. И ничего, что таким должны заниматься девчонки из финансового отдела. Хотя я сам решил помочь. По приказу, конечно, но и так не отказал, если бы попросили.

Слизень подползает к несчастным коробкам, сгруженным в одну большую картонную кучу. Зинаида Дмитриевна поправляет очки и начинает неторопливо раскрывать каждую на предмет подозрительных вещей. Видимо, в архив регулярно пытаются сдать не документацию, а взрывчатые вещества.

— А где опись дел? — интересуется родственница Джаббы, шурша листочками.

Я закатываю глаза. Господи, мне-то какая разница, где эта чертова бумажка? Это проблема финансового отдела. Не моя.

— Нашла-а, — урчит чудовище. 

Вот спасибо, век благодарен буду.

— Могу я идти? Меня Марина Марьяновна ждет, — раздраженно интересуюсь, получая в ответ презрительное фырканье. 

Бесит, Джабба Хатт из меня раба решила сделать. Эй, чудище, я не принцесса Лея!

— Подождет, — отвечает Зинаида Дмитриевна, словно никто из начальников ей не указ.
Ну-ну. А на совещаниях будто коврик стелится.

— У меня правила, знаешь ли! Стандарт №36! Ты должен знать, тебя оно тоже касается, секретарша. 

О, опять это презрительное замечание в сторону профессии. Я лишь пожимаю плечами, поскольку не читал даже первые тридцать пять стандартов. «Организация делопроизводства на предприятии» — что там интересного может быть? Инструкцию по безопасности на пятьдесят страниц я вообще пролистнул за две минуты. Надо оно мне. Все равно никто ничего не соблюдает. 

Однако день сегодня особенный, видимо, бури магнитные и затмение лунное. Зинаида Дмитриевна решает докопаться до всего. Она планомерно вытаскивает пачки прошитых листов, цокая языком, разглядывая каждую едва ли не под лупой. И всюду находит замечания, не поленившись прокомментировать те вслух.

— А вот здесь сроки хранения не указаны! Не по ГОСТу! — мои глаза увидели затылок. 

— Зинаида Дмитриевна, — я вздыхаю в ответ, ибо устал, — мне-то, зачем повторять? Девочкам позвоните и разбирайтесь.

— Ты же принес!

Больше ничего не принесу. Вообще. Никогда. Медвежья услуга выходит боком.

— Помог просто, — я поправляю архивариуса в надежде достучаться до разума. Куда там. 

Инопланетный захватчик непреклонен в знаниях федеральных законов, положений и актов. Зинаида Дмитриевна упирает руки в бока, смотрит пристально сквозь линзы очков и кривиться.
Знаете, раньше я думал, что мое обаяние работает на любой женщине. Парень видный — молодой, стильный, оплыть не успел. Периодически хожу приводить свое тело в порядок. Но ничего подобного. Есть особи, на которых не работают мужские флюиды без первой рюмки коньяка.

— Ты секретарь! Обязан все проверить, — голос Зинаиды Дмитриевны звенит, отражаясь от металлоконструкций. Еще на децибел выше немного, и все ящики повалятся. — Все должно быть четко! Какие сроки? До замены новыми? Долгосрочное хранение или пятьдесят лет? Может, они все постоянного! Архивные года не везде прописаны, порядковых номеров нет, страницы не пронумерованы…

Пока Джаббу не разорвало от возмущения, я поднимаю руку, останавливая бесконечный поток бессмысленной речи. Буду что-то сдавать, прочту все правила. Выучу. Наизусть.

— Стоп! — заорал я не хуже пожарной сирены.

Зинаида Дмитриевна замолчала. Подозрительно прищурившись, она разглядывает меня точно объект научного исследования. Под этим взором поправляю пиджак, судорожно вдыхая воздух. Пытаюсь сосредоточиться, чтобы не сорваться. Наша архивариус, конечно, повернутая. Однако правда на стороне сил тьмы.



Яна Мелевич

Отредактировано: 07.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться