Я тебе не верю

Глава 10.3

Но силы моего организма были настолько подорваны, что ни пугаться, ни возмущаться я не собиралась. Меня просто окутало дремотой и я провалилась в сон без сновидений. А когда открыла глаза, то не сразу поняла, что происходит. Во-первых, в комнате царил полумрак. Неужели я проспала до ночи? Окна были завешаны плотными портьерами. Равномерный шум со стороны окна подкинул еще одну версию: ливень. Поэтому и солнца нет, а задернутая портьера усиливает сумрак.

А во-вторых, в кресле рядом с моей кроватью спал Леон. Вот это уж и вовсе было неожиданно. Я даже приподнялась на локтях, вглядываясь в его лицо: не может же это быть галлюцинацией. Но Леон не исчез, его грудь равномерно вздымалась, расслабленная поза свидетельствовала о глубоком сне.

Присутствие Леона в моей спальне доставляло дискомфорт. Мне бы в порядок себя привести, одеться, в конце концов. Ведь под одеялом я так и лежала, замотанная в полотенце. Жутко неудобно, да и мой организм сигнализировал о том, что мне необходимо посетить купальню.

Стараясь не производить никаких звуков, я осторожно выбралась из постели. Натянула посильнее полотенце и на цыпочках прокралась к комоду. Вытащила оттуда первую попавшуюся сорочку и забежала в купальню. И только когда щелкнула замком на двери, выдохнула. Дожила, в собственной комнате на цыпочках передвигаюсь.

Не спеша, привела себя в порядок, насколько это было возможно. Сейчас прокрадусь обратно к кровати и постараюсь заснуть. Все-таки утренний инцидент не прошел даром. Чувствовалась слабость и периодически накатывала головная боль. Я открыла дверь из купальни и замерла на пороге. Вместо моей комнаты за дверью оказался ночной лес. В темноте угадывались очертания толстых стволов. А под ногами почему-то была вода. Прямо за порогом купальни разлилось лесное озеро с черной водой. Наверняка, оно уже превращается в болото и в нем кишат пиявки и прочая болотная тварь. И что же теперь делать? Меня окутало знакомым страхом. Нет, нет! Только не это! Я хотела крикнуть, чтобы позвать на помощь, но голоса не было. И вообще вокруг царила звенящая тишина в прямом смысле слова. В ушах звенело. А стволы деревьев вдруг стали извиваться и приближаться ко мне. Черная вода пошла рябью, словно сейчас из недр озера-болота вынырнет нечто ужасное. И я уже видела на поверхности что-то склизкое, извивающееся, тянущее ко мне свои щупальца.

И все-таки мой крик разорвал эту звенящую тишину. На уровне подсознания проскочило удивление: я умею так кричать?

И тут же очертания леса размылись, смазались. Крепкие объятия и голос Леона над ухом:

- Тише, тише. Это всего лишь видение. Все в порядке.

Сердце стучало так, что еще чуть-чуть и выпрыгнет из груди. Меня передернуло от пережитого ужаса. Я отстранилась, чтобы что-то сказать Леону, но едва подняла глаза, как тут же испуганно охнула и вырвалась из объятий. Снова ночной лес, а скрывающаяся в темноте мужская фигура выглядела угрожающе. Кто бы это не был, пусть у него даже голос Леона, но он опасен. Я отступила на пару шагов, прежде чем перед глазами все поплыло, и мужской силуэт оказался рядом.

- Илария, это всего лишь кошмар. Этого нет на самом деле.

Как это нет на самом деле? Я почему-то оказалась в своем ужасном сне, и вот-вот меня накроет тьма и кто-то рядом снова начнет шептать молитвы, а потом произойдет что-то и вовсе непоправимое. Меня затопило ледяным ужасом. От макушки до пяток прошла волна, которая разошлась от меня во все стороны мощными потоками, сметая все, что могло причинить мне вред.

Но ни грохота, ни криков врагов я не услышала. Только напряженный голос Леона:

- Да что ты творишь-то, милая моя…

Вмиг я почувствовала обступившую меня со всех сторон стихию. Мою стихию. Она будто намеревалась бороться и крушить все вокруг. Но в следующее мгновение её разметало мощным потоком воздуха, разделило на мельчайшие капли, и все пространство в комнате наполнилось водяной взвесью. А уже потом непонятно откуда взвившиеся языки пламени иссушили, испарили воду, оставив лишь стелящийся туман. И моя сила вдруг успокоилась, умиротворенно затихла.

Я открыла глаза и увидела перед собой Леона. Его рубашка была мокрой, волосы в беспорядке, дыхание учащенное. Впрочем, я и сама еле держалась на ногах. Всплеск силы и моей и Леона – это для меня слишком. А он сейчас, наверняка, начнет выговаривать по поводу разгрома в спальне. Я подняла глаза, намереваясь из последних сил отстаивать свои интересы, что бы он мне не сказал. Но он будто взволнованно спросил:

- Ты в порядке?

Видимо это мое помутневшее сознание шалит, теперь еще и слуховые галлюцинации. Кажется, я даже успела кивнуть, прежде чем силы окончательно покинули меня.

 

Проснулась я только следующим утром. И проснулась в чужой комнате. Эта спальня была гораздо просторнее, светлее. Отделка в нежно-голубых тонах, распахнутая балконная дверь. Надеюсь, это не очередные галлюцинации.

Стоило позвонить в колокольчик, как тут же прибежала горничная. Кажется, я её раньше не видела. Хотя, в особняке столько прислуги, всех и не запомнишь.

- Как тебя зовут?

- Дейзи, госпожа.

- Дейзи, чья эта комната? И почему я не в своей спальне?

- Госпожа, это гостевая комната. И вас и баронессу переселили на второй этаж. А в вашей комнате слишком…сыро…

Память тут же услужливо подсунула картину разгрома, который устроила моя взбесившаяся магия. Да уж, моему опекуну придется теперь еще устранять последствия. Но я же не специально…

Я даже и с постели встать не успела, как в комнату вихрем ворвалась Алисия.

- Ну, как ты?

- Вроде жива. Граф сильно на меня зол из-за разгрома?

Алисия дернула плечом:

- Понятия не имею. Ему сейчас не до этого.

Её голос наполнился зловещими нотками:

- Представляешь, ту горничную, что вчера подавала тебе сок, пришлось отвести в больницу для душевнобольных. Кто-то очень вовремя подчистил ей память. И события последних дней она совершенно не помнит!



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться