Я тебе не верю

Глава 11.2

Я нетерпеливо ждала, когда же Леон начнет свой рассказ. А он словно нарочно тянул время. Вытянул ноги, небрежно откинулся на спинку кресла, постучал пальцами по подлокотникам. Нет, он точно издевается. Я раздраженно вздохнула, очень надеясь, что мой намек более чем прозрачен.

- Трагедия в нашей семье произошла двадцать шесть лет назад. Мой дядя Хорен Эрве погиб на магической дуэли. Его соперником был Рауль Симанж, твой отец. Дуэль произошла из-за какой-то ссоры, и никто и не думал, что все закончится именно так. Мой отец присутствовал на поединке и видел все своими глазами. Хорен, по словам отца, был слишком импульсивен, самонадеян. Почти с самого начала поединка было видно, что он значительно уступает в силе сопернику. Рауль дал ему несколько возможностей признать поражение и окончить поединок. Но Хорен, видимо, решил погибнуть, но не признать себя поверженным. На мой взгляд, несусветная глупость и безответственность. Его смерть стала ударом для его родителей. Да и мой отец тяжело переживал гибель старшего брата. Да, имя Симанж в нашей семье напоминает о той трагедии и безвозвратной потере. Но, как я уже говорил, мой отец был на том поединке и он знает, что в гибели Хорена виноват он сам. Поединок возможно остановить только усилиями обоих соперников.

Повисло молчание. Я обдумывала услышанное. Насколько я могла судить, Леон говорил искренне. Но только тот подслушанный разговор между опекуном и Филицией не совсем сходился с рассказом Леона.

- Если все действительно так, как вы говорите, то почему тогда Филиция назвала меня дрянью?

Наши взгляды встретились. Леон не отвел глаза, но вздохнул так, словно набирается терпения, чтобы не прибить меня за излишнюю недоверчивость.

- Просто матушка слишком близко принимает к сердцу всё, что касается меня. Она не терпит, когда что-то идет в разрез с её планами, и разозлилась из-за приказа короля. Но так как королю она свое недовольство высказать не может, сорвалась на тебя. Я приношу тебе извинения за её несдержанность. И если больше у тебя нет вопросов, давай уже закроем эту тему. Предлагаю обсудить помолвку. Алисия кое-что успела мне рассказать и должен признаться, я удивлен.

 

После разговора с Леоном я была в смятении. Кому верить? Леону, который утверждает, что его родители не при чем или королю, неоднозначно намекавшему на причастность опекуна к той трагедии? А еще я чувствовала вину за то, что очень хотела поверить Леону. Вину перед родителями и злость на себя за свою бесхарактерность и мягкотелость. Как я вообще могу испытывать симпатию к человеку, которого интересует лишь моя магия, а не я сама? Откуда робкая надежда, что смогу что-то изменить? И еще было чувство, что я делаю не то и двигаюсь не в ту сторону. Сама я никогда не смогу разобраться в этой истории. Потому что те, кто знает правду, никогда мне её не раскроют. А вот убрать меня с дороги, если я буду слишком проявлять свою любопытство, вполне могут. И попытка отравления тому прямое доказательство.

Не надеясь уже ни на что, я все-таки постучалась в дверь баронессы. Алисия усадила меня за чайный столик в своей комнате и только когда прислуга оставила нас, заметила:

- Илария, у тебя такой вид, что я даже боюсь спрашивать, что случилось. Ты говорила с Леоном о помолвке?

- Да, говорила. Но это все сейчас совершенно не важно, Алисия. Скажите, я могу вам доверять?

Она, не торопясь, сделала глоток чая и лишь затем кивнула:

- Безусловно.

- Пообещайте, что этот разговор останется между нами и вы не выдадите меня графу.

- Илария, ты меня пугаешь. Но хорошо, я обещаю.

Я собралась духом и спросила прямо, не пытаясь приукрасить или исказить реальность:

- Алисия, как бы вы поступили, если бы вам нужно было отыскать человека, который пропал несколько лет назад?

Баронесса не стала сочувственно вздыхать и отговаривать меня, хотя я знала, что Алисия прекрасно поняла к чему этот вопрос.

- Я бы обратилась к сыщику. Но ты пока этого не можешь сделать, Илария. Во-первых, услуги хороших сыщиков стоят неимоверно дорого. А ты не располагаешь никакими средствами. А во-вторых, ты несовершеннолетняя. И с тобой даже разговаривать не станут.

Это, конечно, серьезные аргументы, но ведь Алисия не все знает.

- Но, во-первых, я полагаю, что мои родители оставили какое-то состояние. Раз их причастность к заговору не подтвердилась, то их не лишали титулов и не конфисковали имущество в пользу королевской казны? Это можно как-то узнать? А во-вторых, что если я стану совершеннолетней не через шесть месяцев, а скажем, через две недели?

Компаньонка посмотрела на меня строго, потеребила кружевной платок в руках, как бы раздумывая, что было бы правильнее: прогнать меня или все-таки выслушать до конца.

- Даже если твои родители оставили тебе состояние, то ты не сможешь утаить от опекуна свое вступление в права наследования. Поскольку именно он должен представлять твои интересы. А ты ведь не просто так соврала про свое совершеннолетие? Может, поделишься своими соображениями?

- Алисия, я соврала, потому что не уверена, что должна выходить замуж за Леона. По крайней мере, пока не выясню, кто на самом деле убил моих родителей. И если это граф, то я должна не просто избежать свадьбы, но и придать огласке совершенное им преступление. Мне необходимо узнать правду. И чем скорее, тем лучше. Меня уже пытались отравить.

При этих словах Алисия мрачно вздохнула, как бы соглашаясь с моими доводами.

- Хорошо, Илария. Я узнаю по своим каналам о сыщике с хорошей репутацией. Ну и пораспрашиваю своего нотариуса о том, как можно вступить в права наследования, не прибегая к помощи опекуна. Но давай договоримся. Ты ничего не будешь предпринимать без моего согласия. Если ты влипнешь в историю, это может дорого обойтись нам обеим.

- Договорились. Ну а что мне делать, пока вы наводите справки?



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться