Я тебе не верю

Глава 12.2

Прогулка по реке и впрямь была хорошей идеей. Она освежила, взбодрила и даже мысли тревожные немного улеглись. Я никому не желаю зла, все что делаю – это ради того, чтобы отыскать маму. И если свадьба не состоится, то вряд ли сердце Леона будет разбито. Думаю, он быстро утешится в объятиях другой девушки с подходящей магией.

 

Лодка подошла к причалу у Королевского Моста и Леон помог мне выбраться и не запутаться в пышном ворохе юбок. А вот тут уже поджидал экипаж. И я невольно почувствовала сожаление, что чудесное утро закончилось. И дело было даже не в том, что на мосту было оживлено и многоголосо. Просто сейчас я опять окажусь в особняке, и все то, что я испытала в храме на церемонии, уже никогда не повторится. Тут почти над ухом раздался громкий мальчишечий вопль:

- Вести Руана! Свежий номер!

Я вздрогнула и сердце забилось чаще. Только бы получилось! Только бы мама отозвалась!

 

Мы поднялись по ступенькам особняка и только открыли дверь, как до нас долетел пронзительный женский крик:

- Я не верю, что ты допустил это!

Посреди холла стояла высокая темноволосая женщина в роскошном платье темно-фиолетового цвета. Я успела заметить хорошую фигуру и прямую спину, прежде чем она обернулась на звук наших шагов. Её красивое лицо с тонкими аристократичными чертами было искажено яростью. Заметив нас, она порывисто подалась на встречу, но сделав пару шагов, остановилась. Её взгляд с Леона устремился на меня, и я почувствовала дрожь. В её взгляде было столько ненависти, злости и непримиримости, что я невольно отшатнулась и отступила за спину Леона. Он продолжал держать меня за руку и сейчас чуть сильнее сжал мою ладонь.

- Мама? Я рад, что ты приехала. Уверен, что ты найдешь общий язык с моей невестой.

Но Филиция иначе отреагировала на его слова. Она вытянула вперед руку и прошипела:

- Леон, немедленно отойди от этой девчонки! И не смей называть её своей невестой!

- Мама!- Леон повысил голос и мне захотелось втянуть голову и зарыться куда-нибудь поглубже. Если бы он не удерживал меня за руку, я давно бы убежала наверх.

Из-за одной колонны вышел граф Эрве. Он был сильно не в духе. В его глазах читалось раздражение от этой ситуации.

- Филиция, перестань устраивать истерику из-за пустяка! Тебе не следовало возвращаться в Руан. Свое негодование ты могла выразить и письмом.

Но Филиция совсем не собиралась останавливаться.

- Леон, я твоя мать. И я требую, чтобы ты сейчас же отрекся от навязанной тебе девицы. Она не может стать частью нашей семьи!- графиня даже ногой топнула.

- Мама, Илария – моя невеста. Если тебе это не нравится, мне очень жаль. Но все останется именно так. Тебе придется с этим смириться.

- Леон! Она дочь убийцы!!!

Крик поднялся к самому потолку, отразился от окон, подвески хрустальной люстры жалобно зазвенели. А с ладоней Филиции сорвались два огненных шара и понеслись в мою сторону. Леон одним взмахом ладони уничтожил их и, отпустив мою руку, полностью закрыл меня собой.

- Филиция, ты перешла все границы. Ты должна упокоится. Иди в свою комнату.

Графиня лишь фыркнула:

- Я сама решу, что мне делать, - её взгляд несколько смягчился, когда она вновь обратилась к Леону.

- Сынок, ты не можешь взять эту девчонку в жены. Она дочь убийцы и ты осквернишь этим браком память своего отца.

- Филиция, замолчи!- граф подлетел к супруге и схватил её под локоть, намереваясь увести из холла. Но графиня проявила необычайную силу и вырвалась из рук мужа. Её лицо вновь исказилось и она закричала:

- Симанж вероломно убил твоего отца, Леон! Илария такая же как и вся её семья!

Я не видела лица Леона, но его наряженная спина и сжатые кулаки выдавали непростые чувства. Лицо моего опекуна выражало крайнюю степень злости. Он пытался закрыть ладонью рот супруги, которая то сыпала проклятиями в мой адрес, то пыталась что-то объяснить Леону.

- Отец, оставь ее. Пусть скажет!

Граф отпустил Филицию и в каком-то отчаянии ударил рукой по каменной колоне.

- Леон, твой отец Хорен Эрве. А Рауль Симанж подлый убийца. Сейчас же расторгни помолвку с его дочерью!- Филиция задыхаясь, выговорила эти слова.

- Отец, это правда?- голос Леона был слишком спокойным. Уж лучше бы он закричал.

Граф Эрве поднял на сына глаза. Во взгляде была такая усталость, что на какое-то мгновение мне стало жаль этого человека.

- Да. Твой отец Хорен. Но он слишком заигрался. Он был бы жив, если бы захотел!- эти слова граф прокричал, повернувшись к супруге.

Та, ощерилась, и зашипела:

- Он любил меня! Мы собирались пожениться! Он никогда бы не выбрал смерть! Хорен любил меня, любил!

Повисло напряженное молчание, которое могло взорваться от любого неосторожного слова. Опекун повернулся в ту часть холла, которая была скрыта от меня колоннами:

- Филипп, уведи Иларию.

Лицо младшего Эрве было бледным, в глазах плескалась растерянность и боль. Я и не представляла, что вечно улыбающийся и легкий в общении парень может так глубоко переживать. Только о чем его переживания?

Он взял меня под руку и повел прочь из дома. Мы обогнули особняк и скрылись в густых зарослях, за которыми оказался цветник и пара скамеек.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться