Я тебе не верю

Глава 19.2

Пять дней тянулись целую вечность. И если бы не Алисия, я бы точно сошла с ума. Или сорвалась бы и высказала Леону, что я думаю об его отце. Мне приходилось взывать к осторожности и призвать все хладнокровие, чтобы вести себя как раньше. Особенно сложно было на занятиях с Леоном. Меня охватывали такие противоречивые чувства, что порой хотелось бежать со всех ног от него подальше. И чувство вины усилилось неоднократно. Ведь Леон ни в чем не виноват. И это я его обманываю, утаиваю от него, недоговариваю.  А он, как назло, был терпелив и предупредителен. Чем больше я злилась, тем сдержаннее он вел себя.

Вместе с баронессой мы дважды навестили дядю. Я представила Алисию как свою компаньонку и заверила дядю, что ей можно доверять. Мама тоже приняла баронессу приветливо, хотя полноценного общения не получалось. Мама часто будто отстранялась от происходящего вокруг, словно очень глубоко погружалась в свои мысли. Могла замолчать на полуслове и молчание длилось несколько минут. А потом она уже и не помнила, о чем говорила.

С помощью дяди я зарядила своей магией несколько маминых украшений. И очень надеялась, что моя магия обязательно поможет. Я предполагала, что нас обеих лишил памяти один и тот же человек – граф Эрве. И если моя память медленно, но возвращается, то и мама со временем все вспомнит.

А еще я все эти дни думала о Филиции. Ведь если на бал приглашены все Эрве, то она просто обязана появиться в Руане. Алисия со мной пойти не сможет: она носит траур и ей приглашения не прислали. Одна надежда, что на людях графиня будет вести себя прилично, а не швыряться магией налево и направо. Хотя, как по мне, Филиция просто безумная и несдержанная особа.

К счастью, в особняке граф и графиня Эрве так и не появились. Из беседы Леона с Филиппом я поняла, что встретиться решили прямо во дворце. Меня с самого утра переполняло волнение. Еще бы, сегодня мне исполняется восемнадцать! Я так хотела провести сегодняшний вечер с дядей и мамой, но приглашение короля спутало все планы! Но зато у меня есть мамин кулон и именно его я надела на бал. Он и без магии был очень красивым.

Светло-зеленое платье с длинным рукавом из струящейся ткани необычайно шло мне. Неглубокий вырез, кружевная оторочка. Ничего вычурного и вызывающего. Все-таки мне повезло, что именно Алисия стала моей компаньонкой. У нее потрясающий вкус.

Когда садились в экипаж, я заметила, как взгляд Филиппа скользнул по кулону. Мне даже показалось, что он хотел сказать очередную колкость в адрес Леона, потому как он прищурился и бросил ехидный взгляд на брата. Но удержался, чтобы не портить вечер.

 

Когда мы втроем оказались возле дворца, в первые мгновения меня словно оглушило. Все вокруг сверкало и переливалось: и дворец и ближайшие аллеи, ведущие в королевский сад. А толпы разряженных гостей были похожи на одну сияющую и шуршащую массу. Иногда в гуле голосов и сквозь переливы музыки долетал громкий смех: то женский, визгливый, то низкий мужской. Я от всего этого буйства звука, цвета и запаха духов вцепилась в руку Леона. Он провел по запястью подушечкам пальцев и склонился к уху:

- Не бойся. Я всегда буду рядом и не дам никому тебя в обиду. Ну а если пойдет что-то не так, сразу бей магией. Это шутка.

Я не удержалась от мрачного хмыканья: в саду я заметила несколько фонтанов и если что-то пойдет не так, во дворце станет очень мокро.

Присутствие графа Эрве я почувствовала. Словно холодом мазнуло по открытой шее. Я резко обернулась и увидела приближавшуюся к нам пару. Филиция была в темно-сиреневом платье, которое шуршало и блестело. Видимо, в этом сезоне мода на все шуршащее и блестящее. Кто интересно придумал, что это красиво? Она мило улыбалась и коротко кивала проходящим мимо дамам. Но, не смотря на улыбку, взгляд оставался равнодушным, цепким и неприятным. Я инстинктивно прижалась к Леону и это не укрылось от графа Эрве. Он нахмурился, будто мой страх разозлил его.

- Филипп, проводи маму к столу с напитками.

Филипп подставил локоть Филиции, но та сложенным веером шлепнула сына по руке:

- Я обойдусь без провожатых.

Она демонстративно сделала вид, что не видит Леона. Обижена, что он пренебрег её волей? Неважно, так даже лучше. Пусть обходит нас с Леоном стороной.

- Тебе принести что-нибудь?- Леон кивнул головой в сторону стола с напитками. Поглядев на разноцветные фужеры с неясным содержимым, я отказалась:

- Нет, как-то не хочется.

Пока Филипп в полголоса что-то обсуждал с отцом, Леон пытался показать мне с расстояния самых важных и знатных гостей. Мне эти имена почти ничего не говорили, и лишь иногда всплывали в памяти сплетни, рассказанные баронессой про этих важных и знатных. Но стоять на одном месте здесь, видимо, не принято. Тем более такому человеку как графу Эрве. К нам то и дело подходил кто-то засвидетельствовать почтение, и опекуну приходилось представлять меня. Как невесту его старшего сына. Удовольствия ему это не доставляло совершенно, впрочем, как и мне.

Мой взгляд рассеянно скользил по присутствующим и совершенно случайно наткнулся на женскую фигуру в темно-сиреневом. Филиция разговаривала с какой-то дамой и также рассматривала гостей, словно ища кого-то. И мы случайно встретились взглядами. Наверное, все недовольство и неприязнь отразились на моем лице. Филиция презрительно фыркнула, выражая этим свое отношение ко мне. И тут её взгляд опустился и застыл на моем кулоне. Филиция заметно побледнела, судорожно сглотнула. И снова перестрелка взглядами. Но графиня быстро вернула самообладание. Её презрительная ухмылка искривила губы. Затем она просто повернулась ко мне спиной и скрылась в пестрой толпе. Но я все видела и все поняла. Ей очень хорошо знаком этот кулон. Она знает кому он принадлежит. И теперь, наверняка, пытается понять, как он оказался у меня. А что, если спровоцировать её на откровенный разговор. Думаю, что здесь, во дворце это вполне безопасно.

Что там говорила Тарита о даме у которой она кулон стащила? Что глаза у нее холодные-прехолодные. И слишком резкий запах духов. Вполне подходит под описание Филиции.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 02.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться