Я тебя верну

Font size: - +

Часть 1. Глава 3

1

Линда

Когда тебе всего восемнадцать, мир кажется огромным, а жизнь – длинной. Даже побывав на волосок от смерти, я не утратила оптимизма. Иногда мне кажется: я не умею мыслить и чувствовать глубоко. Все мои эмоции и дела поверхностны.

Я не то, чтобы легкомысленна, нет, просто никогда надолго не впадаю в грусть. Минуту назад я расстроена, а через мгновение вновь весело смеюсь. Не умею долго злиться. Не умею долго плакать и переживать, на разные лады прикидывая, а как могло бы быть, если бы я поступила иначе. Глубоко верю: что Бог ни делает – все к лучшему. Даже если случаются события, выворачивающие жизнь наизнанку.

Наверное, внешне я осталась той же Линдой: хохотушкой и порхающей бабочкой, но после автокатастрофы, в которой я чуть не погибла и выжила только благодаря Марине, мой внутренний мир существенно изменился. Убеждения остались прежними, а способности увеличились в несколько раз. И я растерялась.

Кое-как привыкла, что обрела способность к языкам (ранее тяжело давался даже родной, английский). Я приспособилась и научилась отгораживаться от чужих мыслей, но предвидение будущего и прошлого повергло меня в шок.

На свет божий извергались истории и тайны, что начали преследовать меня. Необъятный поток информации надломил: я не была к этому готова. С грехом пополам удалось научиться контролировать процесс предвидения, но тут случилась новая напасть: ко мне начали приходить странные сны.

В сновидениях я почти всегда видела одно и то же: унылый, какой-то одноцветный пейзаж, возвышенность, а на ней он – Чёрный человек (так я окрестила его).

Он стоит неподвижно, скрестив руки на груди. Его лицо можно было бы назвать печальным, если бы не ореол злобы и ненависти, что заслоняет всё, не оставляя места ничему другому.

Нельзя сказать, что зло исходит именно от одинокой фигуры на холме. Ненависть скорее рассеяна в воздухе, в окружающем мире. У Чёрного человека длинные волосы гладко зачёсаны назад и заплетены в косу. У мужчины – чёрные глаза, что прожигают меня насквозь. Он смотрит, заглядывая в душу, не отрываясь, не мигая, и хочется спрятаться, упасть на землю, сжаться до кочки. Но я, незримая, в собственных снах не могу скрыться. Кажется, стою по другую сторону, скованная по рукам и ногам, не в силах отвести взгляд от его неподвижных глаз.

Я не находила объяснений тому, что видела. Казалось: схожу с ума. Искала и не находила причин для сновидений, что приходили снова и снова. Лишь только мой приезд в Россию немного приподнял завесу над тайной.

С утра пораньше Сюзанна распрощалась с нами и укатила в Майлом, которому поневоле пришлось её сопровождать. Майлз упал в глубокую прострацию, когда Марина сообщила ему решение Сюзанны. Он никак не мог поверить, что на время свободен от притязаний матери и может делать всё, что ему заблагорассудится.

После того, как очередная суматоха, связанная с отбытием Сюзанны, улеглась, Марина усадила меня в своей комнате и, пройдясь взад-вперёд, сказала:

– Я не уверена, что поступаю правильно. Какими бы мы способностями ни обладали, как много бы мы ни видели, всё равно остаётся нечто, недоступное нашему дару. Что-то, заставляющее делать ошибки. Может, это судьба таким образом даёт понять, что мы никогда не станем совершенными до конца, как бы ни старались. Поэтому я рискую.

Я видела: ей тяжело даётся разговор. Захотелось успокоить, предложить поговорить позже, но, словно предупреждая мои мысли, Марина качнула головой, перевела дух и продолжила:

– Мою, так сказать, тайну, в общих чертах знает только Стив. Теперь её будешь знать и ты. Наверное, я бы никому не стала рассказывать о том, что пришлось пережить. Это… глубоко личное, только моё. Ты вчера смешала все карты, и я поняла: мы каким-то непонятным образом связаны. В чём эта связь, я не могу уловить, хоть и пыталась. Но то ли не все каналы ещё раскрыты, то ли что-то пока блокирует мои способности. Всё это уже не важно.

Марина махнула рукой и заправила упавшую на глаза прядь. Я напряглась, понимая: сейчас она скажет нечто очень важное.

– То, что ты видишь – не бред, не игра мозга, не отрывки забытого фильма. Это параллельный мир, откуда прибыл Ник – мой муж и отец моего сына.

Я провела рукой по лбу, силясь осознать только что услышанное. Не находилось сил верить, хотя я знала: Марина – девушка необычная, с ней никогда не бывало просто.

– Бред какой-то, – пробормотала, подавляя желание прикрыть глаза. – Если бы об этом рассказал кто-то другой, я не поверила бы. Выходит, я вижу твоего мужа.

Марина улыбнулась и покачала головой:

– Нет, Линда, нет. Это не Ник. Эд – его копия. Рыжий и зеленоглазый. Ты же видишь темноволосого мужчину с чёрными глазами. Твой возмутитель спокойствия – кто-то другой. Твои видения тревожат меня, потому что я не могу поймать ниточку, по которой ты пришла к моей истории. В общем-то, тебя ничего не связывает с тем миром, который ты видишь. Ничего, кроме пробудившихся способностей.

– Вирус Марины Штейн, – улыбнулась я.

– Когда-нибудь всё же надо придушить Стива, – хохотнула Марина. – Вечно он придумывает разные слова-метки.



Ева Ночь

Edited: 19.08.2018

Add to Library


Complain