Я тебя верну

Font size: - +

Часть 1. Глава 5

1

Линда

Я пыталась понять, что меня держит здесь. Сто раз собиралась уехать и не могла. Все дела дома казались мелкими и несущественными. Меня не тянуло в суету большого города, я не скучала по подругам и шуму автомобилей.

В другое время размеренная, бесхитростная жизнь, наверное, свела бы меня с ума. Я бы умирала от скуки. А здесь я с удовольствием бездельничала, копалась с Коляновной в саду, выгуливала Синдбада и избегала местных парней, что, словно коршуны, начали виться возле нашего дома.

– Линда, они действуют мне на нервы, – взмолился однажды Стив. – Ну что тебе стоит поговорить с ними? Ты ведь всегда была такой общительной?

Я вняла мольбам братца и подружилась со своими воздыхателями. Они оказались довольно милыми парнями, но вскоре поняли, что дальше дружбы у нас ничего не получится: за мной постоянно кто-нибудь следил.

Наилучшая дуэнья получилась из вездесущей Коляновны. Майлз и Майкл всегда были готовы подменить её на этом ответственном посту. Поэтому некоторых разочаровавшихся кавалеров сдуло ветром, а наиболее стойкие обожатели продолжали со мной дружить. Мы гуляли каждый вечер неподалёку от дома. Выгуливали Синдбада.

Это случилось поздним вечером. Она лежала на обочине, широко раскинув руки, как птица с переломанными крыльями. Её голова была неестественно вывернута, а белые повязки на запястьях светились в темноте.

Мы вряд ли бы её заметили, если бы не Синдбад. Он вырвал поводок из рук, подбежал к телу и залаял, подвывая. Захлёбывающийся лай звучал странно, словно собака плакала от горя. Мы подбежали к обочине и заметили её. Глядя на неподвижное тело и неестественный выверт головы, я подумала, что девушка мертва.

– О, мой Бог, – прошептала я и закрыла рот ладонью, подавляя в себе желание заорать дико и во всё горло.

Не знаю, какая сила заставила меня подойти к ней. До этого я была уверена, что никогда, ни за что не подойду к покойнику. Однако, я подошла, опустилась на колени и пляшущими от дрожи пальцами притронулась к тонкой хрупкой шее, пытаясь нащупать сонную артерию. Мне это удалось, и я поняла, что девушка жива. Пульс бился слабенько, но всё же бился!

Я судорожно всхлипнула от облегчения и стала кричать. Вскоре появились Коляновна и Майкл, которые прогуливались неподалёку, бдя мою честь.

Мой друг Серёжа вызвал по мобильнику «скорую». Мы не стали дожидаться машины и перенесли девушку в дом. Майкл нёс её легко, точно она ничего не весила. Как потом оказалось, она действительно была истощена до крайности.

Когда мы вошли в дом, Марина, Стив и Майлз стояли на пороге. Лишь только тогда мы смогли хорошенько разглядеть то, что нам досталось.

Девушка была невероятно худа. Вены светились синими нитями на руках и ногах, шее и груди. Очень бледная, словно никогда не видела солнечного света. Волосы грязными прядями свисали почти до пола, пока Майкл держал её на руках.

Если отбросить уродливые синяки на руках, шее и скуле, то можно было сказать, что девушка очень хорошенькая.

Прибывшая «скорая» установила крайнее, истощение организма, вскрытые вены и жестокие побои. Позже, при обследовании, добавилось и изнасилование с повреждениями.

Документов при пострадавшей не оказалось. Вызвали милицию. Марина о чём-то долго разговаривала с толстым майором, тот нервно крутил шеей и что-то ей вычитывал, но, кажется, у неё были свои аргументы.

Мы, посовещавшись, решили, что заберём девушку к себе, как только её подлатают в больнице. Собственно, в больнице нужды не было, но всё завертелось официально, и мы уже сто раз пожалели об активном ухажёре с мобильником.

– Пусть пока забирают, а потом мы её выходим, у нас она оживёт, – бурчала Коляновна и проницательно зыркала на Марину.

В больницу с девушкой неожиданно вызвался ехать Майлз. И только тогда мы обратили внимании на то, что лице у него – ни кровинки, глаза лихорадочно блестят, а нижняя губа прокушена до крови.

Мы со Стивом переглянулись. Майлз? Наш любимец судьбы, её баловень, который панически боялся всяческих болячек, инфекций и смерти? Воистину пути Господни неисповедимы.

Не знаю уж, что он там плёл в больнице, куда звонила Марина и о чём они без конца спорили с майором, но под утро слабую, но уже в сознании, Майлз привёз девушку домой.

Майор Николаенко попытался поговорить с пострадавшей, но дело не пошло: наша спасённая то ли не захотела говорить, то ли онемела от перенесённых страданий. По крайней мере, она попыталась заговорить, но у неё ничего не получилось.

В конце концов, нас всех оставили в покое. Временная передышка, но мы и этому были несказанно рады.

Попеременно мы ухаживали за девушкой. Она покорно ела, синяки, благодаря Марине, сошли быстро. Но она оставалась всё такой же бледной и печально-молчаливой. Однажды я застала её, плачущей у Майлза на плече. Это показалось мне хорошим знаком, и поэтому я тихонько вышла вон, стараясь, чтобы меня не заметили.

 

2.

Майлз



Ева Ночь

Edited: 19.08.2018

Add to Library


Complain