Я тебя верну

Font size: - +

Часть 1. Глава 8

1.

Майлз

Ворочался с боку на бок. Тревожился и проваливался в забытье. Потом очнулся, как от толчка. Видимо, шум в коридоре нарушил нестойкий сон. Я был уверен: это Ассоль. Но не ожидал увидеть её со Стивом.

Словно вор, я прокрался следом за ними, видел, как Стив заботливо укладывает девушку в постель, как её руки обнимают брата за шею, а губы касаются небритой щеки.

Боль. Шок. Ярость. Обида и непонимание. Тенью вернулся в свою комнату. Откуда растёт ощущение, что меня предали?

Вытянувшись на кровати, заложил руки за голову. Уговаривал себя расслабиться и успокоиться.

Какое мне дело до дрянной девчонки? Пусть строит из себя недотрогу, а по ночам целуется со Стивом! Пусть выкидывает коленца, сбегает, проваливается в пропасть! Я больше не пошевелю и пальцем!

Чем больше злился, тем больше осознавал, что не прав. Мне казалось, я должен первым был услышать её историю. Потом понял, что всегда слабо разбирался в психологии женских сердец.

Кажется, я ревновал. И когда понял это, то испугался. Я был уверен, что давно похоронил подобные чувства.

Женщины - рулетка, игра.Острая, иногда азартная. Часто предсказуемая и скучная. Я охотился и побеждал. Изредка увлекался. Но не настолько, чтобы ревновать. Вероятно, с годами я пресытился. Женщины так долго преследовали меня, что из охотника я давно перешёл в отряд дичи. А тут появился эльф с длинной шеей и изрезанными венами и взвинтил меня настолько, что я ощутил в себе такие опасные и давно забытые чувства.

Поделом мне. С этой мыслью я уснул.

На следующий день, спозаранку, Стив официально прошёлся по комнатам и пригласил всех на консилиум.

Я почти не слушал аккуратные, как белые салфеточки, слова, что тщательно подбирал брат. Я знал: всего он не расскажет. Знал: Ассоль не сказала всей правды Стивену.

– Что будем делать? – вопрос повис как плотный, непроницаемый дым над нашими головами.

– Убью всех, кто к ней приблизится.

Вообще-то я собирался молчать и рисовать равнодушное безразличие на лице. Слова сорвались с губ помимо моей воли.

– Я помогу, – Майкл всегда был другом, что надо.

Марина смотрела в пространство и как будто находилась не здесь и не сейчас. Вот уж кто знал всё. И даже то, о чём тонкошеяя лебёдушка умолчала. Но расспрашивать Марину бесполезно. Пустая трата времени.

– Беречь надобно девицу. Даже от самой себя, – подала голос Коляновна.

Линда возмутилась:

– Ничего не понимаю! Мы ведь приютили её? Значит, уже тогда взяли на себя ответственность за её жизнь. По-моему, мы давно всё решили. Ты, Стив, наверное, рехнулся, если думал, что запугаешь нас!

Братца Стива передёрнуло.

– Я не запугиваю. Мне кажется, вообще не стоит вопрос: выгнать девчонку или оставить. Думаю, нам просто следует подготовиться и разработать тактику на случай внезапного вторжения врага.

– Вам не кажется, что многое осталось за кадром? – я уже говорил, что Майкл – парень, что надо. Как оказалось, его мучили те же демоны, что и меня.

– Ты хочешь сказать, у истории есть другая сторона медали? – ощетинился Стив.

– Я хочу сказать, – Майклу не откажешь в хладнокровии и умению трезво мыслить, – мы видим только маленький тоненький хвостик дракона. А где-то там, во тьме, скрываются огнедышащие головы и огромное неуязвимое тело. Мы не можем строить тактику, не зная, на что способен враг.

Странно, но Марина молчала, словно отсутствовала. Мы спорили, переливая пустое в порожнее (все понимали: Ассоль никуда от нас не уйдёт), а она сидела безучастной куклой – безмолвным предметом мебели.

– Почему ты молчишь? – не выдержав, я встряхнул её.

Очнувшись, она посмотрела мне в глаза долгим внимательным взглядом.

– Я думаю, Майлз. Ты в курсе: я знаю больше вас всех. Больше, но не всё. Конечно, мы не выгоним девочку. Безусловно, мы попытаемся её защитить. Существует одно «но»: она не сможет быть свободной, пока не закончится её дрянная история. Она будет жить в постоянном страхе. Она становится пленницей, потому что ей нельзя в одиночку даже на порог дома выйти. И так далее. Тот демон, что охотится на неё, – одержим. Он не оставит Ассоль в покое.

– Пока не умрёт, – вот уж не думал, что настолько болтлив и несдержан на язык.

Вообще-то мне показалось, что эти слова я произнёс довольно тихо, но, судя по тишине, повисшей траурным флагом, меня услышали все.

– Господи, Боже святой и непоколебимый! Только не это! – голос у Коляновны, что пушка: палит из всех орудий. – В Библии сказано: не убий!

Меня почему-то охватила злость.

– Ага, вот об этом вы, Коляновна, расскажете тому козлу, что чуть не угробил Ассоль. Разве вы не поняли, что она уже умирала? И не по своей воле, хоть и резала вены. И потом, никто и не собирается убивать ту скотину. Я просто хотел сказать, что было бы неплохо, если бы Господь забрал его с этой грешной земли и направил бы прямиком в ад. Где ему и место.



Ева Ночь

Edited: 19.08.2018

Add to Library


Complain