Я тебя верну

Font size: - +

Часть 2. Глава 5

Банту без сил рухнула в своём углу, как только фигура мужчины растворилась в узком проходе пещеры. Как хватило сил, чтобы не сорваться? Готовя завтрак, машинально двигала руками, как игрушка на шарнирах: нет мыслей, нет эмоций, есть руки-ноги – туда-сюда, туда-сюда, но это помогло ей выдержать.

Сам того не ведая, Ник вскрыл рану, что не зажила с годами. Банту думала, что со временем немного зажило, затянулось робкой корочкой, покрылось забвением. Но разве такое забудешь.

Она не возражала, когда Ник захотел выйти наружу. Туму нужны солнечные лучи, чтобы зарядиться. Мальчику нужно подышать, чтобы в себя прийти. Да и ей необходимо пространство и драгоценные минуты, чтобы успокоиться, перевести дух.

Но воспоминания нашли узкую лазейку, радовались прорехе и рвались наружу из её сознания. Накатывало огромными волнами. Банту, боясь захлебнуться, продолжала барахтаться и подавлять их силой, которая не желала, не хотела её слушаться.

 

* * *

Её маленькое приключение осталось для всех тайной. Никто не искал «эту странную Банту», как опасался её новый знакомый-полукровка. Все давно привыкли к её чудачествам.

С недавних пор Банту жила одна: ей надоели хмурые взгляды отца и застывший укор в глазах матери. Поэтому, как только её отказались обучать дальше, считая, что все труды пропадают даром, она сплела небольшую стикару, неумелую и странную, как она сама, и покинула родителей.

Девушка чувствовала, что стала бременем, обузой, с которой не знали, что делать. Мать с сожалением замечала вслух: зачем Банту такая красота, когда ни один парень не может вынести её полной неустроенности, странности и вопиющего невежества.

Наверное, сетовала мать, из дочери может получиться жрица любви, если найдётся храбрец, который попытается пробудить её чувственность. В противном случае, Банту навсегда останется милым, прекрасным, но всё же ребёнком.

Рассуждения матери, бесхитростные и простые, Банту пропускала сквозь себя: они где-то витали над нею, но не отпечатывались ни в дремлющем мозгу, ни в спокойном и бесстрашном сердце.

Она всё время была одинокой. Не было подруг и друзей. Даже в детстве. Банту не любила детские игры и забавы. Сидела в сторонке и наблюдала, как клубится красноватая дымка; как вулканы, извергаясь, плюются огнём и расплавленной магмой; как журчит вода; как вскрикивают птицы; как растут причудливые, иногда опасные растения.

Даже братья и сёстры не были ей близки. Всё, словно преломляясь в причудливом кристалле, отскакивало от неё и не находило отклика. Никто, казалось, не могло её взволновать настолько, чтобы она заплакала или громко рассмеялась, почувствовала восторг или огорчение.

Обжегши палец, Банту не стонала от боли, не трясла рукой, а только с удивлением смотрела на покрасневшую кожу и растущий на глазах волдырь. Не умея самоисцеляться, она, однако, ни разу не прибегала к посторонней помощи. Её болячки заживали сами по себе.

Окружающие окаменели бы от удивления, если бы узнали, что неожиданная встреча с полукровкой дала тот самый толчок, который пробудил спящий мозг Банту. Импульс, который тщетно и долго искали, прибегая к разным ухищрениям, но так ничего и не добились.

Никто не мог предугадать судьбу, что была уготована странной девушке. Наверное, она тогда ещё и сама не осознавала, что стала другой.

Несколько дней Банту бродила среди вейдагов, присаживалась и прислушивалась к разговорам. Взгляд её зелёных глаз оставался отрешённым, направленным вдаль. Она и раньше поступала так, поэтому никто не удивлялся её появлению и присутствию. К ней привыкли, как к окружающему миру и не обращали внимания.

Никто не гнал её, но и не интересовался, почему это вдруг она так часто сидит рядом, причём подолгу. Ранее Банту могла посидеть среди вейдагов немного, затем уйти. Все знали: разговоры проходят мимо неё, не задерживаясь.

Никто не замечал вертикальной, почти незаметной морщинки между красивых бровей, что стала появляться чаще и чаще.

Несколько дней спустя Банту проснулась на рассвете и незаметно растворилась в красной дымке, которая этим утром была гуще и плотнее обычного: близилась гроза.

Когда она добралась до того места, где впервые встретила незнакомца, молнии бешеными зигзагами разрывали тёмное, похожее на венозную кровь небо. От грохота грома дрожал воздух и обожжённая земля. Растрескавшаяся почва словно сжалась в предчувствии первых драгоценных капель дождя. Впрочем, их нужно ещё дождаться.

Банту глубоко вдыхала раскалённый воздух. Тело её трепетало в ожидании ливня. Она села на знакомый камень и, мурлыкая под нос мелодию, что зарождалась в ней впервые, ловкими пальцами расплела хитроумно заплетённую косу.

Налетевший ветер рвал тяжёлые пряди, спутывал их и поднимал вверх. Банту, наслаждаясь, подставила лицо под беспощадные струи воздуха. Сидела, упершись в камень руками и немного откинувшись назад.

Она не вздрогнула и не удивилась, когда рядом прозвучал голос Текофа:

– Ты и впрямь сумасшедшая! Только такая безумица, как ты, могла притащиться сюда в такую погоду!

Банту, не открывая глаз, улыбнулась одними уголками губ:

– В таком случае, полукровка, ты тоже безумен, раз притащился в эту унылую местность.



Ева Ночь

Edited: 19.08.2018

Add to Library


Complain