Я тебя вспомнил

Размер шрифта: - +

Я тебя Вспомнил

 

Глава 1.
- Смотреть на мир, думая, что это просто игра, намного интереснее обыденности.
- о да, умник, только свою ты уже давно проиграл.
- У меня всегда есть сохранения.
- Только не в этот раз. Сколько еще ты сможешь уходить от ответственности?
- Ответственность создана для тех, кто боится приключений и вечно жаждет всё на что-то свалить.
- Твои заумные речи уже начинают меня раздражать. Сколько мы с тобой знакомы? Месяц? Два? Год?
- 10 лет...
- Это твои подсчеты, все немного проще. Ты создал этот мир полный иллюзий, приключений, да что уж там, невиданных монстров, но дело в том, что ничего этого не существует.
- Ты так говоришь, потому что этого не видишь ты.
- Ты сошел с ума!
- Лучше жить в мире полном чудес, чем в том, где мы знакомы так мало. Здесь я хотя бы тебя не терял.
- Очнись! Я рядом с тобой, я всегда здесь, но отчего-то ты думаешь иначе. Может тебе стоит побыть одному пару дней?
- А может мне стоит самому принимать решения? Ты здесь? Ответь мне.


Он медленно встал из-за стола и направился к выходу.

- Постой, я здесь. Я была немного занята.
- И чем же ты занималась на это раз?
- Ничем таким, что могло бы тебя интересовать.
- Ты же знаешь, что таких дел не существует.
- Не правда! В тот день ты говорил иначе.
- Давай не будем!
- Нет, ты еще не все осознал.

Он посмотрел на дверь, но там, где выход сулил ему свободу, теперь была обычная стена. Он посмотрел вокруг, комната напоминала ту, что была раньше, но мелкие детали изменились. Это было совершенно неуловимо, но проведя здесь столько времени он ощутил перемены. Стол немного передвинули от окна, и теперь за ним стало невыносимо сидеть, ведь тень, до этого не мешающая ему писать, теперь лежала точно на листах бумаги, которые он бережно положил, в надежде, что он сможет закончить начатое.

Он посмотрел туда, где всегда сидела она. Он наблюдал, как её тонкие пальцы обхватывают чашку с горячим напитком внутри, и каждый раз, после очередного глотка, она тихонько обдувала свою руку, ведь она никогда не выносила даже небольшой теплоты. Да, он помнил, что её руки были всегда холодны, но от этого он не менее любил согревать их. Забавная вещь, что ради него она всегда делала исключения, она позволяла ему все.

- Что случилось?
- Ты забыл меня, расскажи обо мне.
- Ты не изменилась.
- Ты снова врешь! Не увиливай от ответа! Ты теряешь детали. Посмотри, что со мной!
- Всё те же глаза, всё так же прекрасна, всё тот же голос, ты ничуть не изменилась.
- Банальные фразы! Прости, но я ухожу! Ты сам понимаешь, что я здесь почти пропала.
 - Тогда где ты?
 - Для тебя?
 - Да.
 - Я рядом. Но так будет не всегда, скоро ничего этого не станет. Обернись!

 

Там снова появилась дверь, а вот той, с кем он хотел быть, за столом не оказалось. Тончайший аромат её духов уносился в приоткрытое окно. Он чувствовал, что это было очень давно, но для него все происходило сейчас.

Дверь со скрипом отворилась.

- Привет, любимый.
- Мы знакомы?
- Я искала тебя половину своей жизни. Неужели ты не узнаешь меня?
- Девушка, вы явно ошиблись, простите меня за грубость, но я немного занят.
- Немного? Ладно, я смогу подождать еще чуть-чуть. Не торопись, ведь это такой волнительный момент для нас обоих.

Он со смехом воспринимал весь этот диалог, но не выдал себя ни одной эмоцией. Рядом с собой он видел вполне привлекательную девушку, но обращать на нее внимание в такие важные для него дни, он совсем не хотел. Текст почти дописан, осталось внести немного правок и можно отправлять в издательство. Его история была наполнена всевозможными чудесами, приключениями, в общем всем, что может родить больная фантазия посредственного писателя. Но он не был посредственным, его гениальность граничила с сумасшествием, да так, что он подчас сам забывал в каком мире он живет.

Он посмотрел на часы, эта девушка зашла сюда пару часов назад, и до сих пор сидела в нескольких столиках от него, у окна, и пила чай. Он ничего не знал о ней, но решил все-таки немного понаблюдать. Отправив письмо с текстом своего произведения на почту издательства, он сел поудобней и начал всматриваться. То, что он увидел напомнило ему прошлое: чувство, что он где-то встречал эту девушку не покидало его.

- Это была не я, ты ведь помнишь это?
- Да, конечно, ты сидела чуть правей.
- И ты чуть меня не упустил. А та, что подходила к тебе, всего лишь иллюзия, фу, как же она была вульгарна.
- А меня она сначала даже зацепила.
- Да, ведь все вокруг твердили, что она эталон.
- Но только не я, тебя же я заметил еще раньше.
- Это твоя версия этой истории.

Она сидела чуть поодаль от него и наблюдала за этим мимолетным романом, хотя про себя называла это совсем иначе: не больше, чем мимолетное ожидание влечения. Она даже видела, как он отчаянно пытался направиться к той, что ему не предназначалась. Она не хотела его останавливать, но вдруг, он сделал это сам. Он замер на месте, люди, обступавшие его в этой толпе, замерли, затихли, их голоса перестали досаждать его; некоторые подталкивали к ней, но как-то нехотя, по инерции, они не могли поверить, что он умеет так просто отказываться от того, что на их взгляд так прекрасно.  

Он посмотрел на нее. Да, если он и должен был сегодня кого-то найти, то это была она.

- Опять ты за свое. Давай еще скажи, что тебе достаточно было просто находиться со мной рядом, что небо становилось ярче и милее от прикосновения ко мне, что твое сердце замирало в ожидании поцелуя. Можешь еще рассказать, как ты меня потерял! Что со мной случилось?! Или ты не хочешь об этом вспоминать! В тот день, ты был не так уж и добр ко мне!
- Прости, я не хотел...
- Оставь извинения при себе!
- Я не виноват в том, что случилось!
- Нет, конечно, ты никогда не виноват. Уходи, раз уже открыл дверь.

Он обернулся, но снова уловил лишь её тень, остаток той жизни, прежней жизни.

- Убирайся вон!

Дверь со всей силы захлопнулась и неожиданно рассыпалась. Вместо нее опять появилась стена.

- Куда вела эта дверь?
- Туда, где нас нет. Ты снова не смог меня покинуть. Посмотри ещё раз вокруг и ты всё поймешь.

Теперь комната представляла из себя несчитанное, как в начале показалось, количество дверей, посередине стол и окно над ним. Свет падал строго вниз, и если посмотреть издали, то могло показаться, что кроме стола и стула ничего нет. Но он был близко и видел двери. Девять дверей. Каждая из дверей представляла из себя особое творение. Но рассказывать о каждой следует по порядку.

- Смешно, ведь у них нет ручек, как я их открою?
- Одна за одной. Каждая из них приведет тебя к одному из событий того дня. Но все-таки это выглядит странно, твое воображение станет причиной твоей смерти, если все пойдет точно так же.

И правда, ручка была только на одной двери. Подойти к остальным ему мешало странное существо, которое одним своим видом говорило ему, что каждый шаг к нему может стать последним.

- И что меня там ждёт?
- Если я скажу, что радость и удовольствие, ты мне поверишь?
- Почему я тебя не вижу?
- Ты почти забыл меня. Мой голос стал несколько грубее, тебе стоит поторопиться.
- Я люблю тебя!
- Ты потерял меня...
- Я всё исправлю!
- Слишком поздно.

Белая, с ярко-красными, кровавыми вставками в виде небольших треугольников, хаотично разброшенных по всему её основанию дверь. Посередине голова льва и, чтобы открыть эту дверь нужно потянуть кольцо из его рта. Он решился и отворил дверь.

Глава 2.

- Привет, извини, что беспокою, мне нужна твоя помощь.
- Прости, но ты не вовремя.
- Как обычно...
- Послушай меня, я сейчас не могу разговаривать, у меня дела вселенских масштабов.
- Опять мир решил спасти?
- Господи, твои шутки с каждым разом всё веселее и веселее.
- Скажи еще, что девушкам нельзя шутить, ведь мы не созданы для этого.
- Ты сама это сказала. Но я, как обычно, не стану с тобой спорить.
- Что с тобой?
- Я занят. Прости. Пока.

Короткие гудки всегда хорошо отрезвляют, будь то занят абонент или разговор закончен, это всегда означает конец. Да, если в первом случае можно перезвонить, то при окончании разговора уже не будешь еще раз набирать абоненту дабы убедиться, что вам больше нечего друг другу сказать. Но она всегда звонила еще раз.

- Алло.
- Я люблю тебя.
- А я занят.
- Ты всегда со мной так груб!
- Пять.
- Что?
- Четыре.
- Это не смешно!
- Три.
- Давай досчи...
- Два!
- Хватит!
- Один!
- Прекрати, пожалуйста!
- Ноль! Выгляни в окно.
- О боже мой! как же это прекрасно!
- И я тебя люблю.

И тут дверь захлопнулась, вышвырнув его из того дня и вернув обратно в комнату. Стало очень холодно, окно было нараспашку, она стояла спиной к нему, заглядывая во внутренности города, и что-то тихо напевала. Комната приобрела невероятные размеры, и чем дольше он шел к ней, тем дальше она становилась. Он перешел на бег, но каждый шаг отдалял от нее.
- Что всё это значит?! - он кричал, но она не слышала, - обернись, я не хочу тебя потерять!
- Смотрите, вот до чего дошло, он её терять не хочет, а чем же ты тогда занимался всё время?

Сами стены задавали этот вопрос, и он счел довольно глупым отвечать на него. Он бежал пока не кончились силы. Пунктом его назначения стал стул возле злосчастного стола. Устало присев он решил посмотреть, что он успел написать. Такого он точно не ожидал увидеть, это были десятки листов с одинаковым текстом, которые ничего для него не значили. Он приписывал авторство себе, но в тоже время понимал, что у каждого слова из всего текста нет настоящего автора, нет участника этих событий. На столе постепенно начали вырисовываться предметы: странной формы чашка, чем-то напоминающая лимон; потрепанный телефон, который когда-то давно служил ему верой и правдой; планшет, который был выключен и в нем он видел свое отражение. И тут он осознал, что его снимают. Он не смотрел в камеру, но точно знал, что камера следит за каждым его движением, а оператор с филигранной точностью выбирает ракурсы. И вдруг, ему стало страшно, он начал бояться того, что это увидят. Он начал сминать листы, выбрасывать их на пол, что-то кричать, и тут его коснулась её рука.

- Всё хорошо, я с тобой, тебе нечего бояться, он всю жизнь тебя снимал, но ты осознал это только сейчас. Да, он следит за всеми нами.
- Это Бог?
- Глупенький, ты можешь называть его как угодно. Кто-то говорит, что это карма, кто-то называет его Богом, кто-то верит, что это справедливость, у всех есть свое название. Глупцы ведут сотни войн за так называемую веру, но на деле они просто не хотят признать его единое существо.
- Твои теории мне понятны, но принять я их не могу, прости.
- Ты всегда был упертым. Но я и не заставляю, я тоже придерживаюсь всего одного из этих мнений, хотя, зная правду, достаточно тяжело её отрицать.
- То есть для этого была первая дверь?
- Нет, не только, нечто большее должно показать тебе, как ты поступал, тебе предстоит еще многое узнать. Когда будешь готов вторая дверь откроется сама. А пока напиши что-нибудь новое. Кстати, можешь найти себе музу, хотя мы знаем, что она никогда не заменит меня. Удачи тебе.

Она снова исчезла, теперь уже не оставив после себя ничего, только кромешную тьму и пустоту в его сердце. Он уснул прямо на стуле. Его сон представлял собой картину из десятка разных людей, кто-то наделял его опытом, кто-то этот опыт забирал, кто-то даже любил его, но во сне он был холоден.

Глава 3.

- Проснись.
Часов у него не было, он давно решил больше не следить за временем. Вторая дверь неспешно отворилась, она была серого цвета. Да, точь в точь как и первая дверь, но полностью серая.

- Девушка, вы столь прекрасны сегодня, впрочем как и всегда, не составите мне компанию в этом танце?
- Не смею отказать, но от чего такие любезности?
- Я встретил самую лучшую девушку на свете, и сейчас играет одна из моих любимых песен...
- А я всегда считала её слишком ванильной.
- Что же, может и так, но это не отрицает того факта, что сейчас самые лучшие условия для нашего танца.
Он неуверенно положил руки ей на талию, она обняла его плечи и они замолчали. Им больше не нужно было слов, ведь слова бы все испортили...

- Ты снова врешь, вспомни тот день! Ты трепался без умолку. Говорил что-то про свои увлечения, да я уже даже не помню что. Давай вспоминай правду.
- Она не такая красивая, я помню все несколько иначе, более идеально.
- И этот идеальный образ явно не я, посмотри, кто я теперь такая. Я просто тень того, что было на самом деле, причём настоящая тень. Ты потерял меня!
- Я верну!
- Поздно! Смотри дальше!

Танец закончился и он неловко отправился в компанию друзей, которые завели беседу о чем-то отвлеченном. Он не решился проводить её до дома, все ограничилось походом большой компании до остановки и неловким прощанием. Она уезжала первый, но далеко не последний раз, и он ничего не мог с этим сделать.

Дверь захлопнулась!

- Мог! Мог! Мог! Вернись туда и всё измени, прошу тебя, вспомни.
- Милая моя, радость, прошлое не изменить, но я найду тебя в настоящем.
- Для тебя нет настоящего, как же ты не понимаешь? Для тебя существует только прошлое, ты как в тюрьме.
- Не правда, я живу.
- Ты это называешь жизнью? Да о тебе скоро забудут все! Тебя даже никто не видит! Сколько так можно!
- Нет, у меня все в порядке.
- Это мои слова! Но они оказались ложью! Я не знала всего! Ты губишь себя, очнись, прошу тебя!

Он взглянул на вторую дверь, надеясь, что сможет туда вернуться, но она исчезла точно так же как и первая. Существо, которое охраняло остальные двери мирно спало у четвертой, как будто не противясь проходу в третью. Но он был не готов, слишком больно его ранили два первых путешествия.

Решение узнать, кто выступает в роли охранника родилось само собой. Он подошел к нему очень близко и чуть не засмеялся. Это был огромный кот, или маленький пёс, что-то между этим. И тут существо открыло глаза. Страха больше не было, ведь он любил его. Они были знакомы еще в прошлом, он встречал его на всем своем пути, это что-то вроде помощника того оператора, который постоянно снимает его. И тут оно заговорило.

- А ты думал, что это стены? Смешно верить в такую мистику.
- Да, а говорящий кот это так реально!
- Это только одно воплощение. Ты можешь знать меня по одной из ваших самых популярных книг.
- "50 оттенков серого".
- А ты смешной, хоть моему отцу всегда и нравилось смирение, но тебя он любит именно за это. Больше семи миллиардов детей, и почему-то он выбрал тебя.
- Как-то даже страшно. И что мне делать?
- Ступай дальше, но строго по-порядку.
- А что если пойду в последнюю?
- Мы ненавидим непослушание. 
- Как и я правила.

Он подошел к девятой двери, намереваясь закончить все несколько раньше, чем планировалось. Один вид двери внушал страх, вряд ли кто-то смог бы её точно описать. Это была не просто черная, а как самая темная ночь, когда ты знаешь, что дальше огромный мир, но видишь перед собой только ничего. Да, это тот случай, когда ничего материально, когда ты ощущаешь его, когда каждый шаг в нем отдается ударом в сердце.
Да, он тоже боялся открывать эту дверь, каждая секунда нерешительности отдавалась в нем тонами страха и боли. Он стоял долго в молчании, и он так и не решился бы открыть дверь, если бы в голове не стал звучать чей-то голос с указаниями к действию. Он слушал и повиновался. Прикоснувшись к двери он сначала ничего не почувствовал, но потом его начало раздирать на кусочки от боли.

- Отпусти дверь! - взмолилась она. - ты еще не готов.
- Я не могу, меня затягивает.

Крик боли тонул где-то глубоко внутри него и он ничего не мог с этим поделать.

- Вспомни всё лучшее, что с тобой было.
В этот момент началась его главная битва, он пытался найти что-то хорошее, но на каждое такое воспоминание в голове всплывали сотни злых и ужасных. Кто-то копался в глубине его разума и явно побеждал. И тут он вспомнил семью, вспомнил каждого, вспомнил, что именно семья всегда была рядом. Его начало постепенно отпускать, и в тот момент, когда он готов был отпрянуть от двери перед ним предстал образ, образ того, как он всех потерял.
То, с какой силой его швырнуло вряд ли можно с чем-то сравнить. Наверное, его спасло то, что комната была огромна, или, что ему все-таки помогали и вовремя остановили. Он был не в силах подняться, страх сковал тело.

- Не верь тому, что видел. - она шептала ему на ухо эти слова раз за разом, но он никак не мог прийти в себя.
- Я виноват!
- Ничего не было, это вымысел!
- Это была реальность! Я сам все испортил!
- Ты здесь не из-за них, семья ждет тебе по другую сторону, ты должен туда вернуться.
- Я не хочу больше этого проходить. - он не плакал, но слезы переполняли его изнутри.
- Ты сильнее, чем ты думаешь, у тебя все получится. Нужно идти постепенно. Прошу, подойди к третьей двери ответственно.
- У меня появились к тебе вопросы.
- Я не смогу ответить тебе - меня не существует.
И она снова исчезла. Исчезло всё. Не было ничего кроме третьей двери. Зеленая, цвета свежей летней травы, а когда он коснулся её то понял, что она к тому же и теплая. Она легко поддалась ему и открыла за собой чудесной красоты мир.

Глава 4.

Солнце радостно бросало свои лучи на землю, согревая мир, который недавно отошел от зимней спячки и еще не привык к этой теплоте. Это был наредкость жаркий апрель, деревья уже начали наряжаться листьями, трава весело тянулась вверх, птицы громко праздновали приход настоящей жизни. Он сидел возле подъезда, ожидая, когда она придет. Солнце весело играло с ним, то посылая свои лучи ему прямо в лицо, то весело уносясь от него в неведомые края. Любопытные голуби подходили к нему очень близко, желая понять, что этот инородный организм сейчас здесь делает. А он тихо ждал её и думал, что скажет ей, когда их взгляды встретятся, когда она улыбнется ему. Она всегда была рада таким неожиданным встречам. Прошло много времени, прежде чем она вышла на балкон. Он был удивлен, так как не мог и представить, что все это время она была дома и просто не хотела уделить ему внимания. Он знал, что она видела пропущенные звонки, что она видела его из окна, но голос разума был не так уж и авторитетен для него сейчас.

- Чего тебе? - этот сухой вопрос быстро расставил все на свои места.
- Я к тебе пришел. Нам нужно поговорить.
- Не стоит. Уходи, прошу тебя, я тебе уже все сказала.
- Как ты не понимаешь, я же люблю тебя!
- А я тебя нет. Ты псих, сколько можно повторять тебе, что мы не созданы друг для друга. Да, ты хороший человек, но мне ты не нужен.
- Зачем ты так? Ты слишком переменчива. Не говори тех слов, которые захочешь потом забрать обратно.
- Не захочу!
- Уже хочешь!
- Уходи, прошу!
И он ушел, и было бы ложью сказать, что, когда он шел, вся природа начинала увядать, что за собой он оставлял лишь мертвую землю, что солнце перестало пытаться его веселить, что трава не тянулась в поисках высоты. Нет, все было не так... Но не для него!..

Он сам увидел дверь, и медленно зашел туда.
- Я и забыл какой стервой ты могла быть.
- А я всегда помнила, какой мразью можешь быть ты. Но ты же знаешь, что мне пришлось это сделать.
- Зачем?
- В тот момент мы уже потерялись. Чуть позже у тебя был шанс пустить вспять время для нас двоих, но ты помнишь, что из этого вышло.
- О да! Но не я в этом виноват.
- Ты никогда не был виноват! Иди посмотри как всё было на самом деле.

Глава 5.

Эта дверь была прозрачной и он сразу понял, что за ней скрывается. Заходить в нее означало пережить и самый грустный, и самый радостный день в его жизни за долгое время.

- Извини, я уснул.
- Ничего страшного. Хочешь я к тебе заеду?
- Ко мне?
- Да, а что такого.
- Я тебя уже жду, приезжай скорее.

Убраться в доме так быстро было практически невозможно, но не для него. И вот пришла она. Он сильно нервничал, он смотрел на её волосы цвета огня, он видел зеленые глаза цвета изумруда. Он утопал в их глубине. Он хотел провести так вечность, но вечность была лишь несколькими часами.

Она не любила, когда за нее платили в транспорте, но он в тоже время был немного джентльменом и не мог допустить иного сценария.

Вечер, пустынная улица, последний троллейбус собирался идти на свой финальный круг по городу, унося с собой последних пассажиров. Но у них было еще несколько минут. Он сидел, а она лежала головой на его коленях головой. Они тихо о чем-то говорили, никто не мог их отвлечь. Мира не существовало, были только два человека. Но в момент, когда им пришлось прощаться он не решился ничего сделать, по-дружески обняв её, по-дружески  убив остатки любви, по-дружески перечеркнув два года он уехал. Ехал он счастливым ровно до того момента, как все осознал. Набрать ей он не решился, да и какой смысл был бы в этом...

- Я в больнице.
- Я сейчас же к тебе выезжаю, в какой палате ты лежишь?
- Не стоит, да и посещение закрыто.
- Скажи мне номер палаты.
- Нет, пока.

И она положила трубку. Он посидел пару минут перед экраном монитора, глаза слипались от недосыпа. В небе вовсю начинало главенствовать солнце, а ночная тьма тихо растворялась.

Нет, к ней он не поехал, он отправился в один из городских храмов. Войдя туда, его встретила роскошь любой православной церкви. Роскошь не в золоте, не в богатстве, а в вере, что была внутри. Он чувствовал это каждый раз, когда заходил в такие места. Он молился за её здоровье, просил Бога помочь ей. В этот же день он купил главную книгу своей жизни, но очень долго не решался даже начать читать её.

Он так и не приехал к ней, она стала его другом, хотя можно ли быть друзьями он так и не понял.

- Ты ко мне не приехал, а я ждала! - обиженный голос в трубке предвещал грустный разговор.
- Ты сама сказала, что мне не стоит.
- А ты меня послушал. Все, кто хотел приехали ко мне, хотя им я говорила тоже самое.
- Пока.

Он не стал ей ничего рассказывать, он просто ушёл.

- Я провожу тебя!
- Нет, там будут родственники, мне неудобно.
- Прошу тебя, ты же знаешь, что я всегда жду согласия.
- Я уеду одна, а встретимся мы уже осенью. Разговор на этом окончен.

Еще долго он сжимал в руках телефон, желание бросить его в стену было сильным, но рассудок говорил о ненужности таких действий. В который раз он себе повторял, что её стоит забыть...

- Я влюбилась в него, пойми.
- Но я был здесь, рядом.
- Я тебе в который раз повторюсь, что ты мне не нужен.
- ...
- Хочешь расскажу о нем?
- Никогда не говори о своих парнях.
- Он музыкант!
- Вот это новаторство. Музыканты лживые люди, я поздравляю тебя с еще одной ошибкой.
- О чем ты?
- Сначала танцор, теперь музыкант. Что дальше? Дай подумать, может вожатый в лагере? А, это уже было.
- Что ты несешь?
- Да так, просто немного правды.
- Я не хочу с тобой говорить!
- Взаимность всегда была моей слабостью.

Этот мир просто растворился, а он сидел прибитый горем за столом и думал, сколько еще раз оно будет переживать эти моменты.

Глава 6.

- Ты и не старался быть со мной!
- Я был мал и по юному глуп.
- Опять ты за свои цитаты! Найди свои слова, строишь из себя умника, а на деле все иначе. Ты глуп и груб.
- Каким воспитали.
- А раньше ты говорил иначе, раньше ты шел против этого!
- Но это было раньше. Пойми, что ты меня поменяла. Если сначала я этого не замечал, то с каждым новым днем ты отдалялась всё дальше и дальше. Правильно говорили все наставники, мы рабы своей местности, она воспитывает нас, нам нет смысла сопротивляться.
- Но ты же не такой!
- Кто-то вдруг поменял свое мнение?
- Да ты бываешь невыносим, бывают очень глупые теории, но были и хорошие моменты.
- Какие?
- Тебя ждёт следующая дверь.
- Нет, давай поговорим.
- Мы разговариваем там.
- Нет! Это просто прошлое, это уже было, а здесь... Здесь как-то иначе.

Но отвечать ему уже никто не собирался. Теперь в комнате не было абсолютно никого. Исчезло абсолютно всё, исчезли двери, стол, и даже казалось, что время исчезло.

- Ты прав, времени нет. Для нас наступает конец. Ты так ничего и не понял! Прощай. Я когда-то верила в тебя.

Голос раздавался отовсюду, но в тоже время его и не было. Уверенность в его реальности отсутствовала. В этой темноте он решил искать пятую дверь. Он не верил, что всё могло так исчезнуть. И тут во мраке пустоты сверкнула ручка. Это была межкомнатная дверь, и только открыв её он попал к себе домой. Впервые он был не участником действий, а их зрителем.


Смотреть на себя со стороны было очень странно. Над ним, лежащим на кровати, стояли люди и что-то говорили ему, скорее даже уговаривали. Но он их не слушал, он лежал и думал о ней, ему было безразлично его будущее.

Наблюдать странно, но когда в этот момент за тобой наблюдает еще кто-то, то становится уже страшно. Он почувствовал этот взгляд, маленький щенок смотрел огромными глазами. Пёс не лаял, он просто смотрел, но по взгляду было видно, что он совершенно не рад его видеть.

Наклонившись к щенку, он погладил его.

- Ты же моя семья, прости, что вел себя так.

Они смотрели друг на друга, один был гостем в своем доме, а второй, хоть и не мог ничего сказать, но явно не принимал его.

- Но как это связанно? Почему я должен видеть эти моменты?
- А сам не понимаешь? - её угасающий голос всё ещё вел его по этому пути, - вспомни, когда ты привез его в дом. Вспомнил? Да, я была случайным участником этих событий. Теперь подумай, ты никогда не обращал на него должного внимания. Он для тебя предмет интерьера, хоть ты и говоришь иначе.
- Он моя семья!
- Вот видишь. Хватит врать самому себе!
- Ты не сможешь убедить меня в обратном!
- Ты сам себя убеждаешь!
- Прочь из моей головы!
- Ты никогда не мог меня долго терпеть.
- Но я старался!
- И из-за этого потерял.

 Глава 7.

О шестой двери сказать было нечего. Он видел такие двери на вокзале, который посещал сотни раз. У таких дверей есть странное свойство - их довольно тяжело открывать. По их виду не скажешь, что тебе придется прикладывать усилия. Хоть это не так и сложно, но на вокзал люди обычно приходят с вещами. И сейчас, когда он подходил к двери, к нему пришло ощущение тяжести, багаж давил к земле, но его настойчивость не знала границ, и несмотря на сильнейшую боль в области спины он дотянулся до ручки и потянул на себя.

- Совсем не просто, когда тащишь столько вещей? - она неожиданно возникла из пустоты и помогла открыть ему дверь.
-  Давно с тобой не виделись. Получается едем вместе?
- Когда-то это должно было случиться. Как ты поживаешь?
- Ничего нового, да и тебе же не интересно.
- Прошу, не начинай.
- Расскажи лучше о себе, так будет лучше. Всегда любил твои рассказы.
- Снова врешь! - со смехом сказа она, - но я не доставлю тебе удовольствия издеваться надомной без таких же действий в твою сторону. Я нашла стабильность, встречаюсь с одним уже несколько лет.
- Музыкант? Неожиданно.
- Да нет, ты тогда как-то пророчески сказал.
- О чём?
- Вспоминай, помнишь вожатого?
- Тот, который меня ненавидит?
- Именно он. Даже имени твоего слышать не может.
- А ты всё так же прекрасна.
- Ты мне льстишь, но спасибо.
- Ты танцуешь?
- Уже нет...
- А что тогда?
- Ничего, жизнь меняется. А у тебя с творчеством как?
- Каждый раз обещаю, что пишу о тебе в последний раз.
- Ты серьезно? - она залилась детским смехом. - а я всё думала, про кого тот рассказ, где девушке случайно отрывает голову.
- Наверное, именно он не про тебя.

Она шутила - он говорил серьезно. Воспринимать его слова она не могла, да и не хотела. Попутчик на час - хороший слоган для любви всей жизни.

- Ладно, ещё увидимся.
- Надеюсь.

Дежурные фразы произнесенные ими давали понять, что это одна из последних встреч.

- Привет, решила не ехать на этом троллейбусе?
- Да он забит полностью, дождусь следующего. Ты тоже?
- У меня проездной, так что придется ждать. Как ты? Давно не общались.
- Да все по-старому, всё те же люди, всё те же проблемы.
- Да разве у тебя бывают проблемы?
- Просто я тебе не рассказывала.

Доехав до своей остановки, она сухо попрощалась и вышла из холодного троллейбуса, навстречу зимней метели. Снег застилал всё вокруг, и когда автобус начал отъезжать, перед ним возник странный образ, как будто вихрь воспоминаний уносился от него вдаль и все, чего ему сейчас хотелось- это оказаться дома, в том месте, где его ждут и, где он так нужен.

Глава 8.

- Да тебя прогнали и оттуда.
- Неправда, они ждут меня. Не надо доказывать иное.
- Обидно осознавать правду? - она говорила это и смеялась, так как точно знала, что она права.
- Ты можешь вечно пытаться заставить меня думать иначе, но вот в этом я тебе не поддамся.
- Да ты всегда будешь слушать меня. Я для тебя останусь ориентиром в жизни.
- Я буду бороться с этим.
- Борьба с самыми сильными в мире силами не даст тебе времени на нормальную жизнь.
- А она мне нужна?
- А разве нет?
- Ты и сама знаешь ответ на этот вопрос.
- Заставляешь меня додумывать. А ведь я могу знать, что угодно!
- Уйди прочь! Ты пытаешься меня запутать.
- Меня здесь не было и нет!

Она исчезла. Стало намного легче, но его не отпускало стойкое чувство того, что это еще не конец. Он помнил о трех оставшихся дверях, он видел их, но так не хотел туда идти. Просидев несколько часов пришло понимание того, что пройдено уже больше половины пути и ему следует идти дальше.

Белоснежная дверь выглядела очень странно на фоне двух оставшихся. Она открылась перед ним сама, и казалось, что всё находящееся внутри будет нести только добро. Это было очень странно, но он вбежал туда. Настолько устать от всех этих испытаний может только несчастный, потерявший всё человек.

Здесь были десятки его копий, даже сотни, он ходил между ними, но никто не обращал на него внимания. Каждый был занят своим делом, все они были счастливы. И тут он услышал первый диалог.

- Мы с тобой друзья! - раздалось эхом в огромной белой комнате.
- Нет, подожди. - ответила одна из его копий, и снова голос пронесся эхом по всему помещению.
- У тебя есть выбор.
- У меня его нет! - голос становился всё более надрывным, а эхо всё усиливалось и усиливалось.

В этот момент он решил оглядеться. То что он принял за эхо было сотней голосов, каждый из которых вел свой личный, но общий для всех разговор. Все говорили одинаковые слова.

- Как отсюда выбраться?

Никто не ответил.

- Как отсюда выбраться? - он повторил свой вопрос.
- Дослушай все разговоры и сделай выводы! Я считала, что ты несколько умней, чем ты есть.
- Умней? Я не хочу этого слушать! Я и так все помню.
- А говорил, что кроме меня никто не нужен! Как-то много ненужных! Разве я не права?
- Я всегда искал тебя! Посмотри на ту, - он указал на одну из копий - да она твоя копия, только плохо сделанная. Я сбежал, когда осознал это.
- Ты и сам знаешь, что сбежал по другой причине!
- Какой?
- Твои предрассудки. А теперь стой и слушай.

Канонада голосов разными словами выражало одного - его лживость в словах, но он четко понимал, что все его чувства в тот момент твердили обратное. Он сбегал от всех из-за нее, он искал ее имя в толпе, но никак не мог найти.

Тишина. Он всегда ненавидел ее, и ему это часто ставили в упрек, но сейчас никто бы не сказал, что в этом наступившем молчании есть хоть малая доля спокойствия. Каждая копия чего-то ждала. Он решил, что выход должен скрываться где-то между ними. Он шел между рядов и замечал, что выражение лица каждого разное, где-то они были рады, как будто освободились, а где-то их сдавливала скорбь.

- Посмотри и на других, ты и им делал больно.
- Мне плевать на других.
- Обманывай себя и дальше, глупый.
- Открой дверь.
- Хорошо!

Он буквально выбежал оттуда, там не было счастья, всё, что там было - это факты. Сухие, без всяческих прикрас, и именно поэтому они были ужасны.

Глава 9.

- Ты никогда не заглядывал в себя по-настоящему. Говорил, что музыка тебе это давала? Ложь, ты просто ныл. Не надо высоких речей в том месте, где даже обычные слова отдают нотами фальши.
- Я делал все для...
- Для других, да, но ведь ты понимаешь, что на самом деле для себя.
- Ложь.



VR

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться