Я - Тень

Размер шрифта: - +

Глава 2. Другая я

Другая я.

 

Если тебе когда-нибудь захочется найти такого человека, который сможет одолеть любую, даже самую тяжёлую беду и сделать тебя счастливым, когда этого не может больше никто: ты просто посмотри в зеркало и скажи: «Привет!»

Ричард Бах

 

 

Во всей этой истории было так много странного, что я почти не удивилась, когда мы нашли Марибель, ещё не успев начать поиски. Наша машина ползла в пробке, и замерла не доезжая до очередного светофора, уткнувшись в хвост очереди на проезд перекрестка. Катька философски помалкивала, а я бездумно пялилась в окно, ни к чему особенно не приглядываясь. За теплой тонировкой стекла суетился полдень рабочего дня. Москва бурлила, смешивая людские и автомобильные потоки. Москва дышала смесью парфюма и отработанных газов. Москва спешила по делам. Москва жила своей суматошной жизнью...

Машина проехала еще несколько метров и встала снова. Катька вздохнула, и тут меня словно сунули головой в ледяную воду! Воздух вышибло из груди, глаза выскочили из орбит от тщетной попытки вдохнуть снова, затылок заломило, и заныли все зубы разом – за прозрачной стеной кафе напротив моего окна корчилась от боли… я. И смотрела на себя глазами полными ужаса.

– Стой! – простонала я Катьке, выталкивая звуки из сведенного судорогой горла.

– Что с тобой? – моя подруга выглядела почти испуганной, а ведь её напугать не так-то просто.

Я ткнула пальцем в стекло. Катька вытаращила глаза, и вывернула руль, уткнув колеса в край тротуара.

 

Каждый шаг причинял мне острую боль во всём теле, которая становилась тем сильнее, чем ближе мы подходили к столику моего двойника. Когда я поняла, что больше не вынесу, тоненькая фигурка у окна вскинула руку в отчаянном жесте, грудью падая на столешницу.

Дальше Катька двинулась одна. Я отползла в дальний угол, рухнула на диванчик, прохрипела шокированной официантке – «воды», и наблюдала за дальнейшим уже оттуда.

Та «я», которая – Марибель, кривясь от боли, что-то говорила Катёнку. Сам Пьеро смело позавидовал бы белизне её лица. Мне не нужно было зеркало, чтобы узнать, как я выгляжу – худенькая, но не тощая, кудри – рыжие, с красноватым отливом, на бледной коже пылают веснушки, карие глаза горят угольками. Даже симпатично...

Мысли в моей гудящей голове жили отдельно от судорожных волн боли, которые заставляли тело вздрагивать и сжиматься. Марибель кривилась одновременно со мной, то и дело бросая в мою сторону отчаянные взгляды. Катька сидела спиной. Напряженной, вытянувшейся в струнку спиной.

Я выпила воду, стуча зубами о край стакана, и захлебывалась в очередном спазме, когда Катька поднялась из-за стола. Невольный вздох облегчения заставил меня поперхнуться – слава Богу, мы можем уйти!

Марибель смотрела на меня, не отрываясь. Жадно, испуганно, зовуще... Я тоже испытывала сложные чувства, но среди них не было такого, которое смогло бы заставить меня подойти к своему двойнику поближе — наоборот, я желала оказаться так далеко от неё, как это было возможно.

 

Маленькая, на пол головы ниже меня, но сильная, Катька соскребла моё безвольное тело с дивана. и волоком потащила к выходу. Возле машины ноги даже согласились держать меня сами, а боль утихла до вполне терпимой... Я растеклась по сиденью, а Катёнок, грязно ругаясь матом, пыталась вклиниться обратно в пробку.

– На, – она швырнула мне на колени свою трубку и сосредоточилась на дороге.

Голова болела меньше, зубы ещё можно было пересчитать просто проводя по оголившимся нервам языком, но соображать я уже могла. Вызвав последний номер, я перестала дышать.

– Да? – осторожно ответил знакомый и незнакомый, мой голос.

– Это я, Марина. Здравствуй, Марибель.

Ей тоже понадобилось несколько секунд, чтобы принять очевидное. Мы даже дышали, кажется, в унисон.

– Ох, ну и напугала ты меня! Мы могли погибнуть, обе или кто-то из нас! Тени теней не должны встречаться! Никогда! Катя сказала, что тебя нашёл Ассен? Ты молодец, что смогла улизнуть от него. Это... почти невозможно.

– Он — враг? – Перебила я свою собеседницу, скашивая глаза в боковое зеркало – мы отъехали не далеко, я всё ещё видела вывеску того кафе...

– Нет, что ты? Он – гойдин, мой телохранитель.

– Тогда почему он так орал на меня? На тебя, то есть?

– Он ещё и сын моей кормилицы. Молочный брат.

Я почувствовала, что реальность ускользает. Воображение азартно возводило пышные дворцы, от чего-то – в восточном стиле, негритят с опахалами, и знойное марево над зеленью оазиса... Бред!

– Послушай, Марибель, ты, вообще, кто такая? Что происходит?

Она притихла, но я слышала, как шелестит её дыхание в трубке.

– Долго объяснять, да и незачем. Я здесь ненадолго, мне нужно вернуть одну вещь и я исчезну. Навсегда, чтобы не искушать судьбу, и не пересечься с тобой снова, Мари, Тень моей тени.

– Нернеос, – кивнула я. – И где она?

– Не она, он. Такой... браслет. Его украли у меня, – выдохнула в трубку моя собеседница.

– Здесь? – я представила тёмную подворотню и развязных громил... Больше ничего не успела.

Сзади раздался приглушенный расстоянием и закрытыми окнами грохот, загудели машины, взвыли сигнализации, я глянула в зеркало и рванула из машины – под вывеской кафе клубилась пыль. Или дым. Прямо там, где сидела она, Марибель. В трубке, куда я оказывается орала на бегу во все горло, коротко пикало.



illinka

Отредактировано: 16.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться