Я тинейджер

Размер шрифта: - +

Глава 12

– Я знаю, что́ тебе нужно, – заявляет Эллиот, сидя напротив меня в кафе аэропорта. 
– Придумать свою собственную Сашу Фирс. 
– Кого придумать? 

Сердце бешено колотится, когда я обвожу взглядом зал ожидания.

Совсем скоро нас позовут на посадку. И тогда мне придется сесть на самолет, который неизвестно как будет лететь в тысячах метров над землей, не падая вниз. А что, если он упадет? Что, если…

– Саша Фирс, – повторяет Эллиот. – Не слышала? Это альтер-эго Бейонсе, ее сценический образ. 
– К чему это ты? – удивляюсь я. 

Эллиот откидывается на кресле и вытягивает вперед свои длинные ноги. На нем винтажная толстовка с надписью «Гарвард», узкие брюки в тонкую полоску и ярко-зеленые кеды, идеально сочетающиеся с ярко-зелеными очками. 
Не понимаю, как он может оставаться спокойным, когда ему предстоит забраться в гигантскую металлическую торпеду, которая запустится в небо. 

– Когда Бейонсе только начинала карьеру, она была очень скромной и тихой, ненавидела выступать на большой сцене, – объясняет Эллиот. – Тогда она и придумала Сашу Фирс, смелую, энергичную и раскованную. Во время выступлений она представляла себя Сашей и становилась такой раскрепощенной, такой… такой безбашенной. 
– Безбашенной? 
Эллиот начинает так энергично трясти головой, что зеленые очки слетают с его носа и приземляются мне на колени. 
– Да я понимаю, но мне-то как это поможет? – спрашиваю я, возвращая Эллиоту очки. 
– Тебе надо выдумать свою версию Саши Фирс и притвориться ей на время перелета. – Эллиот поглаживает подбородок, как всегда делает в глубоких раздумьях. 

– Может, назовем твое альтер-эго «Сара Саваж»'[дикарь, варвар]'? 
– Нет! Это звучит так, будто я психопатка. 

Я смотрю на родителей: они стоят в очереди за чаем с ромашкой для меня и кофе для всех остальных. И хотя во рту у меня пересохло, мне хочется, чтобы они подольше не возвращались за столик. Ведь как только мы допьем кофе и чай, придется идти к самолету. 
– О, а может, Конни Конфидент '[уверенный в себе]'? 
– Ты серьезно? – Я осуждающе смотрю на Эллиота. 
– Тогда сама придумывай, – вздыхает он. 

Мимо нас проходит женщина с маленьким ярко-розовым чемоданом на колесиках. На ней серые облегающие джинсы, остроносые черные сапоги и красивое пончо. Она – сама спокойствие и невозмутимость. Даже прическа подчеркивает ее уверенность в себе: роскошное каре блестящих черных волос с коричнево-красными прядями. Когда она ровняется со мной, я замечаю на ее шее подвеску со словом «strong». Похоже, что это один из знаков свыше, о которых любит повторять мама. 
– Сила, – шепчу я. 
– Что? 
– Я придумала фамилию для своего альтер-эго. Стронг. 

Эллиот одобрительно кивает.
– Хороший вариант. Как насчет имени?

Я задумываюсь. Что, кроме силы, должно быть у моего альтер-эго? Наверное, спокойствие. Но имя вроде «Споки Стронг» звучит из рук вон плохо. Я думаю о том, что для меня значит спокойствие, и в голове рождается образ океана. 
– Океан! – выпаливаю я. 
– Оушен Стронг… Неплохо, – кивает Эллиот. 

Оушен Стронг. Я снова и снова повторяю в голове это имя и вырисовывается образ супергероини из комиксов, одетой в облегающий костюм цвета морской волны. По плечам струятся локоны огненно-рыжих волос, за спиной развевается плащ. «Я – Оушен Стронг», мысленно повторяю я, и уловка срабатывает: сердце снова стучит в нормальном темпе, а сухость во рту проходит. «Я – Оушен Стронг». Я представляю, как мое альтер-эго взлетает на серфе над гребнем волны и застывает в позе истинного супергероя. В этот момент к столу подходят мама и папа. 

– Как ты? – спрашивает меня мама. 
– Ничего, – отвечаю я, и у меня даже получается улыбнуться. Пока родители и Эллиот обсуждают, какие достопримечательности посмотреть в Нью-Йорке, я концентрируюсь на дыхательном упражнении, которому меня научила мама, и продолжаю продумывать образ Оушен. Если бы ей надо было лететь на самолете, она взошла бы на борт с высоко поднятой головой, с уверенным взглядом, смотрящим только вперед. Если бы Оушен попала в автокатастрофу, то не позволила бы ей преследовать себя всю оставшуюся жизнь. Она – бесстрашная, она – отважная, она побеждает негодяев. В кармане вибрирует телефон, выводя меня из забытья. 

Сообщение от Моники: Привет, Пенни! Кира сказала, что ты на праздники улетаешь за границу. Можешь купить мне в дьюти-фри духи «Шанель»? Деньги отдам, когда вернешься. Спасибо xoxo 

Первая за эту неделю весточка от Моники. Я не появлялась в школе со дня пьесы, а Моника не догадалась спросить, не заболела ли я. Даже Стефан мне в Фейсбуке написал – удостовериться, что все в порядке. Моника могла бы извиниться за видео, но она только удалила его со своей страницы. А что бы сделала Оушен Стронг, если бы в Интернете появилось видео, выставляющее ее не в лучшем свете? 
Я представляю, как Оушен смеется над видео и встает на серф, чтобы умчаться в поисках приключений. И тут мне становится неожиданно хорошо. Да, в моей жизни произошли неприятные события, но я не позволю им меня сломить. Я перенесла все невзгоды, а теперь еду в Нью-Йорк навстречу приключениям. 
Да, я бываю неуклюжей, иногда – паникершей, и не всегда со вкусом выбираю нижнее белье. Но сейчас я намереваюсь совершить нечто улетное. Сейчас я – Оушен Стронг. 



Ангелина xxx

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться