Я твой ангел

Размер шрифта: - +

- 14 -

— Что ты ей сказал?! — и, не дожидаясь ответа, Сашка обрушил всю силу своего удара на холёное лицо Тохи.

Саша привык многие проблемы решать с помощью кулаков. Не отступил он от этой привычки и на сей раз.

Девушки, находившися в аудитории, заохали и завизжали, многие парни подошли ближе, наблюдая за зрелищем. Ксюша прикрыла ладонью рот, её тонкие брови красиво изогнулись. В дверях застыла Алиса Павловна, юная аспирантка, которая тщательно готовилась к первому в своей жизни проведению семинара.

Я не стала вмешиваться. В конце концов, Тоха заслужил взбучку. Глядя на меня, и другие ангелы приняли выжидательную позицию. Демоны тоже осторожничали, и на призыв Тохиной хвостатой присоединиться к драке никто не ответил.

Сашка работал кулаками как заправский боксёр. Тоха отвечал тем же. Зрелище было поистине завораживающим. Некоторые парни начали делать ставки. Алиса Павловна от изумления не могла вымолвить ни слова. Совсем не так она представляла своё знакомство с третьекурсниками…

Только когда Саша с Тохой покатились по паркету к ногам Алисы Павловны, а трое-четверо парней бросились, наконец, разнимать дерущихся, раздался срывающийся крик аспирантки:

— А ну-ка, прекратите! Мигом! Перестаньте драться! Что вы себе позволяете! Садитесь на свои места! Это всех касается!

— Девушка, отойдите от греха подальше! — бросил ей Олег Петров - парень, который поставил на Сашу, и бесцеремонно отстранил своей сильной рукой.

В аудитории воцарился ужасный галдёж — все наперебой кричали и визжали, только по разным причинам: кто подзадоривал Сашу с Тохой, кто увещевал прекратить драку. Ксюша тоже бросила пару фраз: «Успокойтесь! Прекратите немедленно!»

Если бы в помещении находилась Катя, она бы непременно бросилась между Сашей и Тохой, показывая настоящую себя — отважную и смелую. Но её здесь не было. Впервые в жизни Катя Макарова прогуливала занятие без уважительных на то причин, если, конечно, разбитое вдребезги самолюбие можно причислить к таковым.

Староста Семён Павлов, протерев запотевшие очки, наконец-то заметил Алису Павловну.

— Преподаватель в аудитории! — крик старосты внезапно прорезал царивший в аудитории шум. — Все по своим местам! Живо!

Иногда «ботан» и «четвероглазый» Семён Павлов умел быть твёрдым и непримиримым.

Некоторые последовали его совету, но основная масса студентов продолжала галдеть.

— Что здесь происходит?! — неожиданно раздался строгий голос Клавдии Тихомировны. Она стояла в дверях и глаза её метали молнии.

И тут галдёж стих как по мановению волшебной палочки. Студенты застыли в почтительном молчании. Саша нехотя отпустил Тоху, поправил рубашку. Оба были помятые, взлохмаченные, у Тохи рассечена бровь, у Саши кровила губа. Оба тяжело дышали и глядели волками, ещё не насытившимися кровью противника.

Староста попытался было объяснить Клавдии Тихомировне суть произошедшего, но она резко сказала:

— Ко мне в кабинет. Оба. Немедленно.

И ушла.

За ней, не глядя ни на кого, вышли и Саша с Тохой.

— Позже продолжим, — процедил сквозь зубы Тоха.

Саша не ответил.

— А Ершов молодец! — не побоялась сказать самая низенькая на курсе девушка, Света Ливанова.

— Жаль его! — протянула другая, Аля Мамонова. — Клавдия Тихомировна за драки исключает из универа. Помните, пятикурсника Мухина в прошлом году за три недели до защиты диплома отчислили?

И тут раздался звонкий голосок:

— Здравствуйте, меня зовут Алиса Павловна, и я буду вести у вас практические занятия…

Я поплыла вслед за Сашей, нахмурившимся, точно грозящая разразиться ливнем туча.

И снова оформленный в аскетичном стиле кабинет. За столом, поджав тонкие губы, сидела Клавдия Тихомировна, у окна полупрозрачной статуей застыл Велимудр, а в центре комнаты стояли два помятых студента.

У декана не было ни сил, ни настроения читать провинившимся студентам нотации. В данном случае она вообще не видела в этом смысла. «Слова — это просто слова, если они не подкреплены действием», — один из девизов этой выдающейся женщины.

— Это было последней каплей, — только сказала она, — предупреждений больше не будет. Вы оба знаете, что за этим последует, не так ли?

Видать, Тоха совсем потерял голову, ибо он вдруг резко шагнул вперёд, врезался в стол Клавдии Тихомировны (пластиковый органайзер сдвинулся, декан вздрогнула, Велимудр грозно расправил огромные крылья) и быстро-быстро заговорил:

— Клавдия Тихомировна! Меня нельзя отчислять! Ни в коем случае! Может, мы с вами как-нибудь договоримся? Я могу проспонсировать ремонт в кабинете, если хотите, или где скажете. И что скажете. Я много чего могу, деньги для меня не проблема. Как вам такое предложение?

Лицо декана пошло красными пятнами.

— Вон, — тихо, но чётко сказала она. — Вон из моего кабинета!

— Клавдия Тихомировна! — взвыл Тоха и сложил ладони в молитвенном жесте. — Умоляю! Если всё дело в сумме, не стесняйтесь, я найду любые деньги, я…

Клавдия Тихомировна набрала какие-то цифры на мобильном. Тоха воспрянул духом: он-то думал, что декан таким образом обозначает сумму, которая гарантировала бы продолжение его учёбы в университете.

— Охрана? — произнесла Клавдия Тихомировна. — Это профессор Савушкина. Срочно подойдите ко мне в кабинет, — и уже Тохе: — Вы здесь больше не учитесь, молодой человек.

Тоха задрожал.

— Клавдия!..

— Мне вызвать полицию?

Тоха мотнул головой, развернулся и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Я услышала удаляющийся голос хвостатой:



Александра Кравец

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться