Я твой кислород

Размер шрифта: - +

Глава 32.

Я в очередной раз проснулась раньше всех, выйдя через черный вход и встретила Дуйгу, которая держала биту и большой черный мешок. Поздоровавшись, мы пошли дальше окольными путями, чтобы не попадаться на глаза. Не доходя до ворот, мы остановились, опустив тяжелый мешок на землю и развязывая.

- Кто подкидывает? – спросила Дуйгу.

- Кто спросил, тот и подкидывает. Я слишком зла, поэтому именно я закину каждую голову. Надеюсь, что наша Рапунцель впечатлительная дама.

Забрав биту, я дождалась, когда Дуйгу подкинет и забила первый гол. А мне даже это нравится.

- Начало положено, Дуйгу. Поехали.

Забивая один за одним, я вымещала накопленный негатив. Весь ее газон в итоге будет забит. В общей сложности во дворе оказалось около тридцати голов. Дуйгу вовремя вспомнила, когда дядя Салих был в статусе врага и когда он играл в футбол, ему в место мяча закинули отрубленную окровавленную голову человека, который на него работал. К сожалению, ее голову я еще не отрубила, но господин Вели нашел отличного мастера, который в точности сделал муляж ее головы, не забыв обильно полить красной краской. Выглядела она устрашающе. Мы с Дуйгу посмотрели на наши старания и она поспешила завязать мешок, но выпрямившись застыла, смотря мне за спину.

- Чего вы здесь забыли? – прозвучал мужской голос.

Я же резко обернулась, стукнув его по голове битой  и он не выдержав крепкого удара упал на асфальт. На лбу высветилась шишка.

- Упс – я такая неуклюжая, - распиналась я перед отключенным мужчиной. – Нам пора убираться. Не прощаюсь, красавчик – зайду на чаек, как-нибудь.

Проводив Дуйгу до дома, я дошла до своего и преодолев ворота, встретила выходящего отца, который выгнул бровь, приметив меня:

- Караджа, ты чего с битой с утра пораньше ходишь?

- Я в бейсбол играла, - как ни в чем не бывало, произнесла я, закинув биту на плечо. – Вы же пар выпускаете на стадионе мяч гоняя, а я предложила Дуйгу в бейсбол поиграть, но не рассчитала и разбила какому-то мужчине нос, но все в порядке. Я попросила прощения и пообещала зайти как-нибудь на чаек с тортиком.

Отец пощупал меня по лбу, но убедившись, что температуры нет выхватил у меня мешок и открыв увидел бейсбольные мячи. Достав один, он поднес на уровне моих глаз, уточняя:

- Это кровь?

- Говорю же, что случайно разбила мужчине нос. Клянусь, с этого дня постараюсь найти новые увлечения. Видимо, бейсбол не мое. Как я понимаю сегодня мне тоже нельзя в институт?

- Проведем сегодня похороны, а завтра поедешь. Не замечал прежде за тобой тягу к знаниям.

Если всем, кажется, что самый опасный из Кочовалы – Ямач, то глубоко ошибаются. Джумали не может усмирить свой гнев и тут же нападает на врага, шумно, жестко, тем самым заранее проигрывая. Дядя Ямач слишком любит играть с добычей, устраивает показательные выступления, эффектные и порой ненужные, поэтому конец всегда печальный. Дядя же Салих умеет перевоплощаться, вселяться буквально в тело врага, рассуждая как он, живя, но как Ямач не продумывает все до мельчайшей подробности и привык действовать в одиночку. Мой отец совершенно другой. Стоит кому-либо вывести Селима Кочовалы и не пройдет суток, как человек умрет и его тело испарится в воздухе. Тело того, кто выстрелил в меня три года назад до сих пор никто не нашел.

- То есть, прямо заявляешь, что у меня нет мозгов? – включила я мамочкину излишнюю истеричность и писклявый тон. – Сижу дома и меня похищают – не нравится, не выхожу за пределы Чукура – не нравится. А если вам не понравится, как я дышу, мне что пойти застрелиться?

- Не перегибай. Что за мужчина? Местный?

- Пап, тебе заняться нечем? Это сущий пустяк и я уже разобралась. Кстати, а ты куда? Поедите за Аличо?

- Как ты успеваешь все узнавать? – недоумевал отец, но все же ответил.- Все потом узнаешь. Иди в дом.

- Я тебя тоже люблю, папуль.

Кинула и последовала в дом, насвистывая. Все идет пока в нужном направлении и это радует. Первое задание выполнено, поехали дальше.

До похорон оставалось время и господин Вели отпросив меня у мамы с бабушкой, съездил со мной в одно место и только потом мы вместе поехали на кладбище. По моей просьбе сегодня он приехал на мощном хаммере, который позже мне понадобится.

Весь Чукур собрался, чтобы проститься с Кутаем, но Акына я не наблюдала. Боится. Сегодня я обула черные полусапожки на каблуке, черные штаны и такого же цвета кофта, кожаная куртка и платок. На грудь я прицепила фотографию Кутая. Когда его захоронили и народ стал собираться около входа по моей просьбе, то я переглянулась с бабушкой, но она не собиралась брать слово, а папа с дядей так и не приехали.

- Сегодня в нашем доме мы организуем поминки и ждем каждого, чтобы почтить память чужого и родного в одном лице парня по имени Кутай. Вот вам наглядный пример того до чего может довести неуважение, брезгливость и равнодушие к судьбе того, кто один из нас, - поочередно некоторые стали опускать стыдливо голову, понимая о чем я. – Три года назад дядя на живом примере показал вам, что нельзя игнорировать  своего соседа, который оказался в беде. Этот мужчина умер по нашей вине и моей безусловно, я тоже не безгрешна. Если в свое время мы относились к нему почтительно, как к личности, а не к серой массе, возможно, он стоял бы рядом и не хуже Метина, Кемаля или любого другого защищал наши жизни и Чукур в целом. С этого дня я прошу обращать внимание на тех, кого Чукур отвергает. Вспомните, пожалуйста, наш слоган: «Чукур – наш дом, Идрис – наш отец, Султан – наша мать». Каждый из нас дети Чукура, а детей, как правило нельзя обижать. В первую очередь я обращаюсь ко взрослым у которых есть дети. Разве вы хотите, чтобы к вашим дочерям и сыновьям относились, как к Кутаю в свое время? Мальчик с 14 лет ходил и просил предоставить ему работу, чтобы прокормить мать, но все отвернулись. Стыдно? Я не говорю с целью пристыдить, потому что сама тоже считаю себя виноватой и прошу вас задуматься и вспомнить о детях Чукура. Все кто хочет почтить его память, приходить в наш дом.



Маришка Путилина

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться